Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№25 (291) 25 июня 2001 г. Политика

МАШЕРОВА БЛАГОДАРНА АДМИНИСТРАТИВНОМУ РЕСУРСУ. Ветеранам и ЖЭСам

25.06.2001
Виктор МАРТИНОВИЧ

Она редко дает интервью, предпочитая, чтобы журналисты и политологи рассуждали о ее планах на грядущую кампанию в сослагательном наклонении. Из всего, что написано о ней, совершенно невозможно сделать вывод, с кем она: с президентом, с демократическими силами, сама по себе, наконец. Дипломаты называют ее носителем политического “брэнда” славянской политики, как “Кока-кола” в западной массовой культуре. Оппозиция – человеком, погубившим на выборах кандидатуру Михаила Чигиря. Наталья Машерова сделала исключение для нашей газеты, согласившись на эксклюзивное интервью.

Отличительной чертой любого кандидата в президенты является стремление любой ценой попасть на газетные полосы. Среди оставшихся 22 претендентов вы являетесь самым осторожным в этом плане человеком. Некоторые политологи делают вывод, что вы претендент, заинтересованный не в победе, а только в участии.

- Это совсем не так. Я считаю, что, наоборот, мое поведение говорит о том, что я очень серьезно отношусь к предстоящим выборам. Я очень долго шла к этому решению, оно для меня является сверхтрудным и сверхответственным. Более того, оно требовало определенного мужества. Возникал вопрос: а справлюсь ли я? Моя мама, когда поняла, что я пойду на выборы, задала мне два вопроса. Первый: ты уверена, что за тебя много людей проголосует? А что ты сделала для этого? Второй вопрос: даже в то время, когда работал папа, он не всем людям смог помочь. Неужели ты собираешься помочь всем? Так что мои отношения с прессой - это не осторожность. Это просто нежелание всуе обсуждать то, что очень важно, и то, что еще не созрело. И потом я один из немногих претендентов, который на себе ощущает сам закон. Я иду точно по закону - и по срокам, и по процедуре. Мы много говорим и о политтехнологиях, и о том, сколько денег нужно истратить, о том, что здесь не может быть чисто, что обязательно должны быть какие-то не очень приличные дела. Но сейчас пришло новое время, когда не политтехнологии, не какие-то договоренности решают исход голосования, а сами люди. Я помню, когда отец маме на ее упрек “почему ты мало выдвигаешь партизан, они ведь заслужили, а молодежь еще нет?” говорил: принцип совсем другой. Придет время, когда нужно будет новое, молодое мышление. А мы, старшие, не сможем уйти от стереотипов. И сегодня таких людей, которые не смогли уйти от стереотипов, достаточно много.

Слово “оппозиция” мы воспринимаем как слово “враг”, хотя у него совсем другой смысл. То, что пришло время перемен, я почувствовала во время парламентских выборов.

- Среди возможностей, которые вы мобилизовали, был и пресловутый административный ресурс?

- Ресурсы - и финансовые, и аналитические, и иные - у моих оппонентов были несоизмеримы, кто бы ни говорил про административный ресурс. Административному ресурсу я благодарна. Знаете, из чего он состоял в моем случае? Я вам раскрою тайну: мы смогли подключить чисто организационно общественные структуры. Ветераны, многодетные мамы, школы, ЖЭСы... Да, это и есть административный ресурс. Потому что один человек, без команды выборы не организует. Так что административный, т.е. общественный, ресурс был. Но когда мы говорим о прозрачности, ее обеспечивает та степень активности людей, через которую уже никакой “ресурс” не переступит.

Я вам честно скажу: я не побеждала ни Чигиря, ни Федуту. Я не критиковала их. Я просто излагала свою позицию, они - свою. И победила моя позиция, она оказалась более убедительной.

- Ваше появление в округе, где баллотировался Чигирь, многими было воспринято как откровенная атака на самого яркого оппозиционного кандидата.

- На самом деле я не собиралась идти на выборы. У меня было огромное поле деятельности, в т.ч. в Парламентском собрании. Я на международной арене по линии общественности 15 лет сражалась, в т.ч. издавая газеты. Перед выборами мама была на родине отца, и там ее очень попросили, чтобы я выдвигалась. Не выполнить просьбу этих людей очень трудно. Куда-то меня судьба толкала. Потом уже так получилось, что заявили, что я буду выдвигаться. Вы знаете, как трудно в городе, когда не “закрыты” округа! Я знаю, как мало депутатов было из Минска в предыдущем созыве. Нельзя, чтобы Минск был так плохо представлен в парламенте. Поэтому, когда меня попросили “закрыть” округ, элементарное чувство долга сработало. Я первой принесла документы.

Противодействие существующей власти, что бы она ни делала, в каком бы виде она ни была, - нежелательное явление. Власть - это система. Государство - это прежде всего власть. Самое страшное - хаос. И власть - это противопоставление хаосу. За много лет оппозиция в том виде, в каком она существовала и воевала, нанесла очень много вреда. Прежде всего на международной арене. Я пыталась им это доказать, я многих из них знаю очень хорошо и думаю, что они “попали” точно так же, как гениальный, любимейший мой писатель Василь Быков. Я знаю, как он рос как писатель, я знаю, как его любили. И когда в искусственно созданную политиканами нишу попадает талантливый человек, это тоже своеобразная беда.

Еще одна причина, из-за которой я решила выдвигаться: не тот у нас парламент, не тот, который нам нужен. Очень важно найти пути взаимодействия, сотрудничества, диалога всех ветвей власти и всего политического спектра.

- Говорят, что вы входите в неформальную группу сторонников Заметалина в ПП НС, что выдвинулись только для того, чтобы впоследствии снять свою кандидатуру в пользу Лукашенко. Ваши слова о взаимодействии со всеми ветвями власти вполне логично вписываются в этот образ. Стало быть, участие в выборах носит сугубо номинальный характер?

- Еще раз повторюсь: я за диалог между ветвями власти. Но сегодня его нет. Он затруднен очень многими субъективными и объективными причинами. Я - человек дела. Почему-то всегда все думали, что из-за своей фамилии я на любом уровне могу говорить с властями. Но труднее всего приходится именно в коридорах власти. Так сложно еще не было. И как много хороших проектов не было осуществлено! Поэтому я никогда не входила ни в какие группы. Были моменты, когда очень хотела, чтобы меня поддержали. И тот же Заметалин поддержал, и другие фамилии я могу назвать. Давайте расставим точки над “i”. Я действительно существую в Палате представителей как свободный и независимый депутат. Это не совсем хорошо. Потому что, когда ты протестуешь, голосуешь “против”, пока не убедишь хотя бы половину людей, протест оформлен не будет. Я бы хотела, чтобы мы здесь с чиновниками всех уровней работали согласованно, с доверием.

А что касается снятия кандидатуры, я уже говорила, что любой торг о снятии не имеет никакого отношения к реальным выборам. Голос избирателей - это не вещь, которую можно взять и переставить. Поэтому я принципиально против любой отдачи “своих” голосов в чью-то пользу и считаю, что не надо унижать тем самым ни своего оппонента, ни своих избирателей, ни самого себя.

- Сегодня уже для многих очевидно, что за вами стоят российские левые. Те самые, которые когда-то стояли за Лукашенко. Значит ли это, что Геннадий Селезнев и прочие нашли в вас более разумного политика, чем действующий президент?

- Я, естественно, знаю многих российских политиков очень хорошо и очень давно. Я, естественно, от многих из них получила “добро” (чисто человеческое). Ко многим просто приходила и спрашивала: что мне делать? Я ощущала объективную потребность в совете. Меня люди в какой-то степени даже толкали к выдвижению. Я должна сказать, что именно левые достаточно много предостерегающего говорили. Я иногда ощущала какое-то неверие: в силах ли я сделать это?

Действительно, анализируя прессу, у кого-то может сложиться впечатление, что меня “раскручивает” Россия. Видимо, в России сейчас сформировалась потребность какого-то выбора, перемен. Россия, в отличие от Беларуси, политически структурирована очень четко. Она ушли дальше, она политически взрослее нас, нам нужно именно за ними двигаться. В силу многих обстоятельств в политическом плане белорусское общество несколько аморфное. Я думаю, что, когда появилась возможность готовиться к выборам не по линии “оппозиция-власть”, а возникла некая альтернативная схема, возможность позиционирования не по принципу противопоставления, а по принципу поиска оптимального варианта, они быстрее подхватили второй вариант. И это произошло без моего участия.

Что же касается перспективы, то я не говорю, что свет перевернется, если я не стану президентом. В конце концов, проиграть действующему президенту во втором туре - это тоже победа.
Добавить комментарий
Проверочный код