Воскресенье, 11 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№25 (291) 25 июня 2001 г. Общество

НЕ НАДО УБИВАТЬ ГЕНИЯ

25.06.2001
Вероника ЧЕРКАСОВА

В театре шла проверка КРУ, и главный режиссер молодежного театра Виталий Котовицкий чувствовал себя неуютно. Почему-то все руководители, когда к ним приходят проверки и инспекции, вдруг начинают чувствовать себя гостями в собственном офисе.

"Правда всегда побеждает романтику", - кивнув головой в сторону бухгалтерии сказал Котовицкий. Лучшего начала для разговора с режиссером придумать было нельзя.

- Что такое для вас театр?

- Бегство от жизни, фабрика грез, где создают иллюзию другой жизни. Здесь человек может испытать те переживания, которые в обычной жизни ему не доступны. Домохозяйка может почувствовать себя Марией Стюарт или леди Макбет, а грузчик - если он сюда дойдет - Гамлетом или Отелло.

- Это для зрителей, а для вас - режиссера?

-Для меня это поиски ответов на собственные вопросы. Сегодня я - одинокий человек, и, ставя спектакль "Бред вдвоем", я хотел понять, почему так получилось.

- И каков ответ?

- Он очень прост: не надо быть эгоистом. Бог обязательно дает нам в жизни того, кто будет нас любить. И только от самого человека зависит, сохранит ли он это. Я - потерял.

- В свое время вы были кришнаитом, сегодня упомянули в разговоре бога. В кого вы верите сейчас? Как зовут вашего бога сегодня - Иисус, Кришна?

- Когда-то меня перевернула фраза Кришны: "Каким бы путем ты ни шел, я встречу тебя на этом пути". Я до сих пор считаю, что в кришнаизме все намного проще, яснее и конкретнее, чем в иных религиях. Бог у меня в душе есть, но у него нет имени. Для того чтобы следовать правилам религии, надо быть очень сильным человеком, быть личностью, обладать колоссальной верой. Я же человек слабый, и потому не могу идти каким-то определенным путем. Я все время срываюсь, и начинать сначала мне трудно.

- Наше общество то политизируется сверх всякой меры, то погружается в спячку, больше напоминающую летаргический сон. Как, на ваш взгляд, должны строиться взаимоотношения политики и театра? И насколько театр должен реагировать на происходящие в обществе политические перемены?

- А никак. Искусство не должно соприкасаться с политикой вообще. Театр должен ставить Шекспира, Чехова, Достоевского. Это и будет его реакцией на происходящие в обществе перемены. Там уже все сказано, это - вечное. У искусства и политики разные пути. Путь искусства - это путь нравственности. И если человек начинает использовать искусство для достижения политических целей, значит, у него есть и некие личные экономические интересы. Между тем, искусство редко приносит благосостояние. Чаще всего это аскеза и тяжелый труд.

- Тогда почему к нему так одержимо стремятся?

- Не знаю. Еще Вагнер когда-то писал, что не может понять, что такое гений. Вечно гонимый, вечно голодный, нищий, осмеянный толпой, он, осознавая все это, назавтра снова выходит на сцену и божественно играет для тех, кто будет над ним смеяться и презирать его. Что движет этим человеком? - вопрошал Вагнер и отвечал, что не понимает этого...

- Может ли театр приносить доход?

- Как правило, нет. Конечно, бывают исключения, но подавляющее большинство театров во всем мире дотируется государством или спонсорами. Но при всей их убыточности их везде стараются сохранить.

- Какова степень условности, которую может себе позволить театр? Иногда сидишь в зале, смотришь на то, что наворотил режиссер, и думаешь - то ли он дурак, то ли я?

- Степень допустимой на сцене условности находится в прямой зависимости от таланта режиссера. Одному режиссеру зрители будут безоговорочно верить, чтобы он ни придумал, другой же использует нарочитые театральные эффекты и мнимую загадочность для того, чтобы таким образом спрятать собственную бездарность.

- Между прочим, именно в вашем театре условности начинаются почти у порога. Там, где в обычных театрах должен быть вход в зал, находится сцена. Почему так получилось и для чего это надо?

- Получилось совершенно случайно: так захотелось Борису Луценко, который когда-то был художественным руководителем этого театра. Ему показалось, что это будет оригинально. Довольно быстро он понял, что из этого получилось, но переделывать все обратно было поздно, поскольку такая планировка стала частью архитектурного решения здания. Так мы теперь и живем, хотя лично я уверен, что нога зрителя не должна ступать на театральную сцену. Там - тайна, священнодействие, иллюзии, которые нельзя разрушать.

Вообще же, условность в театре необходима, она - его отличительная черта. Еще Мейерхольд говорил о том, что театр - это элитарное зрелище, потому что он по природе своей условное искусство, а условность не каждый может понять. Чем ниже уровень интеллекта - тем более конкретными образами мыслит человек, тем недоступней для него образное мышление. Театр автоматически производит отбор тех, кто сумел перерасти обыденное восприятие жизни. Да и не только театр. Без определенной доли воображения и образного мышления нельзя понять, например, "Черный квадрат" Малевича.

- Мы почему-то боимся слова "элита", произнося его едва ли не как ругательство.

- Элита - непременная принадлежность любого общества. Она существует для того, чтобы люди не погрязли в темноте, дремучести и быте. Элита является носительницей интеллектуального достояния общества, его национальной памяти, традиций, нравственных ориентиров.

- В последнее время театр стал выпадать из круга интересов народа. Многие говорят об этом, как о проблеме...

- Я так не считаю. Театр и не должен принадлежать широким массам. Для них есть эстрада, кино, шоу, дискотеки, клубы, кабаре и иные места развлечений, где не надо особенно задумываться, переживать, страдать... В этом нет ничего страшного. Каждому - свое... И не надо стремиться к тому, чтобы народ валом валил в театр. Режиссер Ежи Гратовский вообще говорил, что на спектакле должны присутствовать ровно тридцать шесть человек, и не больше, потому что это предел энергетических возможностей актера.

-Что мешает белорусскому театру?

- Плановая система, в которой регламентировано, сколько постановок за какой срок должен выпустить театр, какой доход принести. План и театр - вещи несовместные, поскольку в погоне за ним утрачиваются качество и зрители. Театр - это не политика, это погоня за нравственностью.

- Вы в жизни чаще говорите слово "да" или "нет"?

- Чаще "нет".

- Что, на ваш взгляд, ждет театр в будущем?

- Он будет существовать столько же, сколько будет существовать человек. И не надо мешать творцу выразиться, поскольку можно ненароком убить гения.
Добавить комментарий
Проверочный код