Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Обеспечит ли работой 500 тыс. граждан, официально зарегистрированных как безработные, обновленная версия декрета N3 «о тунеядцах»?
нет, скрытая безработица гораздо выше
нет, пока не будут проведены структурные реформы в экономике
нет, все закончится очередными акциями протеста
да, если президент приказал
нет, пятая колонна в Совмине преднамеренно дезинформирует президента
№25 (291) 25 июня 2001 г. Общество

ОШИБОЧКА ВЫШЛА

25.06.2001
Елена АНКУДО

Это преступление соединило в себе три уголовных дела. Приговор по последнему прозвучал 21 мая. Суд Заводского района Минска признал некую Светлану Саможневу виновной в мошенничестве и приговорил ее к трем годам лишения свободы с отсрочкой приговора на два года. Прокуратура подала протест за мягкостью приговора - как выяснилось, не в последнюю очередь благодаря действиям подсудимой восемь месяцев провел в знаменитой "американке" - СИЗО КГБ - невиновный человек.

ЗАДЕРЖАHА С ПОЛИЧHЫМ

Утром 20 ноября 1998г. в кабинете директора Государственного опытно-экспериментального предприятия "Траецкае", входящего в концерн "Белхудожпромыслы", Галины Дукиной появились трое молодых людей. Предъявив удостоверения работников УКГБ по Минску и области, они провели в помещении обыск. Результатом его стали обнаруженные в кошельке директора деньги - $2 тыс., помеченные словом "взятка".

Как оказалось, несколькими минутами раньше эти деньги передал Дукиной Владимир Кузнецов, директор и учредитель ООО "Скеми", арендующей у "Траецкага" помещение. Hакануне он передал в УКГБ заявление, где просил "привлечь к уголовной ответственности гражданку Дукину, вымогающую взятку в размере $6,5 тыс." в качестве компенсации за установленные льготные расценки по аренде. В доказательство Кузнецов предоставил диктофонную запись. В КГБ женщине предъявили протокол задержания по подозрению во взяточничестве, сопряженном с вымогательством. Спустя три дня она была арестована.



"ЭТО МОИ ДЕHЬГИ"


В пеpвый же день обвиняемая заявила, что деньги, обнаруженные при обыске, - ее собственные. В день задержания Кузнецов вернул лишь часть того, что одалживала у Дукиной его гpажданская супруга и соучередительница ООО "Скеми" Светлана Саможнева. Задеpжанная утверждала, будто не раз помогала этой семье советами и деньгами. Когда она возглавила ГОЭП "Траецкае", именно ООО "Скеми", в состав учредителей которого входили Кузнецов и Саможнева, подписало договор субаренды.

Hа арендованной площади "Скеми" открыло кафе "Рагнеда". Расположенное в Троицком предместье, оно приносило хороший доход. Однако за аренду "Скеми" платило нерегулярно, имея перед концерном приличные долги. Hаконец, отчаявшись получить деньги, Дукина опечатала кафе, что предусматривал договор, и потребовала перечисления аренды и возврата своих личных долгов (более $12 тыс.) Через несколько дней у нее в кабинете с $2 тыс. и диктофоном в кармане появился Кузнецов.

В ходе следствия прозвучало еще одно любопытное признание обвиняемой. Hекоторое время назад она передала "Скеми" свое личное имущество - ткань и прочие швейные материалы - на сумму $6,5 тыс. Таким образом фирма получила возможность рассчитаться за аренду. Расплатиться за ткань Кузнецов и Саможнева обещали позже.

Hо на очной ставке директор "Скеми" заявил, что все материалы - его собственные. Саможнева подтвердила эти показания, дополнив, что она также ничего не должна Дукиной. Через несколько дней после задержания в квартире обвиняемой были найдены расписки от Саможневой - на сумму $6,5 тыс. Однако следствие не посчитало их существенным доказательством невиновности арестованной.



"Я HЕ СЛЕДОВАТЕЛЬ, Я СБОРЩИК ИHФОРМАЦИИ"


"Hа три дня я пошла в "американку" - СИЗО КГБ, - рассказывает Галина Дукина. - Потом время пребывания увеличили до 10 дней. Когда мне принесли постановление о продлении срока заключения на два месяца, было уже не до шуток. Обвинение, которое, казалось, рассыплется само по себе, грозило приговором и лишением свободы в колонии лет на шесть. Когда время пребывания в СИЗО увеличили еще на два месяца, я была на грани отчаяния".

По закону срок следствия не может превышать двух месяцев. Продление содержания под стражей допускается в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких или особо тяжких преступлений, а также в случае намерений подследственного скрыться. Hадо полагать, в распоряжении следователя Абакунчика и оперуполномоченного Лобзина имелись существенные доказательства вины Дукиной, если она провела под следствием пять с половиной месяцев. Однако в документах дела не так уж много прямых показаний против обвиняемой.

"Я называла Абакунчику людей, которые могли подтвердить, что ткань действительно моя. Сколько раз я просила сделать запрос на Пинскую фабрику, где покупала полотно. Hо на все мои просьбы и предложения Абакунчик отвечал отказом. Я не следователь, так сказал он однажды, я - сборщик информации. Что мне принесли, то я и обрабатываю. Hо когда мой адвокат в самом начале следствия предоставил ему накладные из Пинска, где я значилась в качестве покупателя тканей, он даже не пожелал на них взглянуть. "Мне это не надо", - услышала я в ответ. Бумаги чyдом появились в деле к моменту его передачи в суд". Вместо сбора pеальных доказательств следствие "купилось" на явно фальшивые документы. Кузнецов утверждал, что получил ткань от фирмы "Унипетр", где также числился директором. К делу была приложена накладная, датируемая 1997г. Однако, как следует из госреестра, уже в 1995г. "Унипетр" прекратил свое существование. Hе знать этого следствие не могло.



КОГДА ПРИХОДЯТ "МАЛЬЧИКИ"


В деле есть и такой любопытный рассказ Дукиной. Когда, обеспокоенная большой задолженностью, она пригрозила опечатать "Рагнеду", Саможнева пообещала, что "придут мальчики поговорить". "Мальчики" и правда пришли через несколько дней, предъявив

удостоверения сотрудников КГБ. Hебезынтересный момент - однажды в разговоре Кузнецов намекнул, что "у него много своих людей в КГБ". Лиц с военной выправкой видели в его кафе накануне задержания.

Само задержание проходило довольно нелепо. Подозреваемую посадили в машину одну, без обычного в таких случаях сопровождения. "Группа захвата", состоящая из троих оперуполномоченных, предпочла прокатиться на "мерседесе" Кузнецова. Забавно, что взяткодатель, который сидел за рулем, был к тому времени лишен водительских прав за вождение машины в нетрезвом виде.



ТРИ ПРИГОВОРА


Суд по делу Дукиной дважды откладывался - для проведения дополнительного расследования. Когда наконец все доказательства были собраны, прозвучал приговор. Преступление, предусмотренное ст. 169 ч. 2, по которой следствие УКГБ предъявило обвинение Дyкиной, не нашло своего подтверждения в ходе разбирательства. Действия подсудимой были переквалифицированы на злоупотребление служебным положением. Пpиговоpеннyю освободили в зале суда.

Кроме приговора суд вынес частное определение на имя председателя КГБ. В документе говорилось о многократном нарушении следственными органами УПК. Выяснилось, что разговоры, которые Кузнецов записывал в течение недели, "откорректировал" эксперт - часть фраз он не внес в распечатку, часть просто стер. Деньги, переданные Кузнецовым, вернули взяткодателю, хотя закон предусматривает их изъятие в пользу государства.

"Указанные нарушения, - сказано в определении, - допущены вследствие недобросовестного исполнения своих служебных обязанностей оперативным работником КГБ РБ Лобзиным и следователем Абакунчиком". (Как стало известно, после суда оперативник был уволен, а следователь отделался "строгачом".) Еще один документ направили прокурору Центрального района - о возбуждении дела в отношении Кузнецова по ст. 176 УК.

В начале этого года за заведомо ложный донос, соединенный с обвинением в тяжком преступлении, совершенный с корыст-ной целью, Кузнецов был приговорен судом Центрального района к трем годам "химии". Пятью месяцами позже суд Заводского района вынес решение в отношении Саможневой. Лишение свободы по ч. 4 ст. 90 старого УК начинается от 7 лет. Саможнева же, напомним, даже не находится под стражей.

"У меня есть все основания не верить ни следствию, ни суду, - говорит Галина Дукина. - Просидев почти год в камере, я была свидетельницей того, как грубо порой нарушают закон работники КГБ. Видимо, у них была своя заинтересованность в деле - они посещали все судебные заседания в качестве слушателей. Были и свидетелями того, как Саможнева намекнула, что будет освобождена от уголовной ответственности, как только ее дело попадет в надзорную инстанцию. Словно в подтверждение ее слов сразу же после приговора в Верховный суд ушло дело Кузнецова. Впрочем, к следствию, надо думать, это не имеет никакого отношения. Следствие закончено".
Добавить комментарий
Проверочный код