Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№25 (291) 25 июня 2001 г. Общество

"ВЗЯТКИ БЕРУТ В ЛЮБЫХ УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЯХ"

25.06.2001
Ася ТРЕТЮК

По просьбе "БГ" итоги процесса по делу Бандажевского комментирует сотрудник республиканской прокуратуры, пожелавший остаться неназванным.

Взятка - преступление латентного характера, потому и трудно доказуемое. Как могло случиться, что должностные лица - члены и председатели предметных экзаменационных комиссий Шамычек, Фомченко и Гончарова, сознавшиеся в получении взяток от родителей абитуриентов, отделались легким испугом?

- Непосредственно делом Бандажевского я не занимался, однако, по рассказам коллег, этим людям, как и всем остальным обвиняемым, было разъяснено, что только чистосердечное признание может смягчить их ответственность перед законом. Обычная практика. И женщины раскаялись. Т.е. не просто посыпали голову пеплом, мол, виноваты, а указали на факты и детали получения взяток, которые, как выяснилось в ходе расследования, соответствовали реальным обстоятельствам дела. Верховный суд также учел их чистосердечное раскаяние. Ведь зачастую суды поступают иначе, игнорируя эти нормы закона. Так что признавшимся в совершении преступления суд назначил меру наказания, не связанную с лишением свободы, более того, этих женщин, насколько мне известно, оставили на прежней работе.

- Но ведь перечисленные выше персоны проходили по делу в качестве обвиняемых, лиц, которые непосредственно получали взятки из первых рук и, естественно, как никто другой, были заинтересованы в исходе дела.

- Ставить так вопрос совершенно неверно. Показания обвиняемого - один из источников доказательств, которые рассматриваются в совокупности с другими добываемыми доказательствами по делу. Как мне рассказывали, тот же Равков неодно-кратно на предварительном следствии показывал, что делил материальные вознаграждения со своим начальником. Зачем надо было это делать, если выгоднее замкнуть все на себя и не перекладывать вину на кого-то? Осудить-то могут по более тяжкой статье - получение взятки по предварительному сговору группой лиц. А если человек получает взятку один и ни с кем больше не делится, то, согласно новому УК, это уже совершенно иной квалифицирующий признак санкции, предусматривающий символическую меру наказания.

- Вы слишком хорошо думаете об этих людях. Чтобы так рассуждать, надо по меньшей мере хорошо ориентироваться в тонкостях уголовного законодательства. Та же Шамычек рассказала суду, какой ликбез ей преподали гомельские следователи.

- Допустим, вели они себя некорректно, общались с ней грубо. Все это было на предварительном следствии. Но почему на суде Шамычек не призналась, что взятки брала себе и что на первоначальном этапе она просто спекулировала именем профессора Бандажевского? Вы понимаете, о чем я говорю?

- Как не понять? Но где гарантия, что и Равкова следователи не натаскивали подобным образом? Ведь он как на предварительном следствии, так и на суде отказывался от своих первоначальных показаний.

- В кулуарах следствия говорили, что из Равкова фонтанировали показания, как из водосточной трубы. Сначала он дал одни показания, а потом от них отказался. А какой способ защиты избрал Равков! Более тупой, глупой и беспринципной позиции, будто следователи опоили его психотропами, после чего он оговорил своего ректора, придумать тяжело. Поэтому Равкову назначили совершенно нестандартную психолого-психиатрическую экспертизу. Ее выводы лишь послужили дополнительным подтверждением того, что он первоначально дал следствию правдивые показания: полный расклад действующих лиц с подробным указанием, кому, когда и сколько. Человек со стороны, непосвященный, не мог этого знать.

Да и могло ли быть иначе: если человеку подмешали антидепрессанты, и после этого он начинает выдавать фамилии людей, которые следствию ранее не были известны? Немалую лепту внесла и его жена, которая практически стала своего рода внештатным обвинителем на первоначальном этапе следствия.

- Известно, что по обвинению во взяточничестве был арестован также и.о. ректора ГоГМИ. Похоже, дело было далеко не в Бандажевском?

- Кроме Бандажевского, взятки получали и другие должностные лица вуза, в т.ч. новое руководство. Но не все оказались на скамье подсудимых. Я думаю, это аксиома, что взятки берут в любых учебных заведениях. Что касается Гомельского мединститута, то взятки там продолжали получать даже тогда, когда Бандажевский и другие лица по делу были арестованы. Что еще обескураживает, так это желание определенного круга лиц связать обычное уголовное дело именно с политикой. Если позиция ученого Бандажевского противостоит официальной точке зрения, то где и когда он об этом заявлял? Скажу лишь, что сейчас суды действительно работают по-новому УПК, в условиях состязательности процесса, где многое зависит от позиции обвинителя и защиты. Как говорится, кто кого переубедит.

- Тогда почему судья отказался до-просить членов госкомиссии по контролю за ходом вступительных экзаменов, в т.ч. и ее председателя, нынешнего посла в США Валерия Цепкало? Ведь подсудимый Бандажев-ский настаивал на этом.

- Зачем было вызывать Цепкало? Давайте насобираем первых лиц в государстве, которые инициировали создание этих комиссий, и вызовем их на допросы. Они, разумеется, заявят, что комиссии настолько серьезно контролировали ход вступительных экзаменов, что ни одна мышь не прошмыгнула. А дальше что?

- В нынешнем году власть решила утроить ряды контролеров за вступительными экзаменами, задействовав силы КГБ и МВД...

- Я знаю только одно: если кто-то задумал передать абитуриенту накануне вступительных экзаменов варианты готовых ответов и погреть на этом руки, то никакие комиссии, никакие сотрудники КГБ и МВД помешать этому не в силах. Все, на что они будут способны, - нагнать страху свои присутствием, создать некую атмосферу нервозности на вступительных экзаменах, заставить цепенеть абитуриентов и их родителей. Но не более.
Добавить комментарий
Проверочный код