Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Ожидается, что декрет об обеспечительном депозите позволит бизнесменам не опасаться за свою свободу,если они выйдут за правовые рамки. Нужно просто заблаговременно положить не менее BYN50 тыс. на счет в Беларусбанке. От чего еще можно обезопасить граждан?
от призыва в армию
от бедных родственников
от оплаты коммунальных услуг
от вредных привычек
от прохождения флюрографии
№25 (291) 25 июня 2001 г. Общество

БАНДАЖЕВСКИЙ ЭКСПЕРИМЕНТИРОВАЛ

25.06.2001
Ася ТРЕТЮК

Не по-женски сдержанные объятия с доставленным под конвоем в зал суда, застрявший в горле ком у подсудимого - таким запечатлели фотообъективы Юрия и Галину Бандажевских, приговоренных к разлуке друг с другом на долгих восемь лет.

Супруга бывшего ректора Гомельского мединститута отвечает на вопросы "БГ".

- Во время предварительного следствия, а затем суда ваш муж продолжал как ни в чем не бывало заниматься наукой, написал несколько монографий. Откуда силы черпал, или выдержка у него железная?

- Не в выдержке дело. Он просто фанат своей науки. Несмотря на судебный процесс, муж успел написать и издать четыре монографии, в т.ч. "Радиоцезий и сердце". Я спрашивала, зачем ему это надо, ведь суд отнимал столько времени, сил и здоровья. А он отвечал: "Если меня "закроют" на несколько лет, я уже ничего не смогу написать. А люди должны знать, какую опасность для здоровья таит в себе радиоцезий, нельзя упускать время".

Ведь взяточники никогда так не поступают, они не лезут на рожон, не кричат про Чернобыль, про миллиарды рублей, которые потрачены отнюдь не по назначению - на развитие радиационной медицины.

- Насколько известно, сейчас в институте работает комиссия - проверяет выводы ученого о пагубном воздействии малых доз на внутренние органы человека.

- Наука Бандажевского давно уже проверена и запротоколирована в российских вузах. Если хотят найти истину, пусть ученые приедут в Гомель и проведут эксперименты, которые проводил муж. На основе комплексного исследования в своей книге "Радиоцезий и сердце" он показывает на конкретных примерах, какими разрушениями чреват для человеческого организма радиоцезий. Кстати, с этой книгой, насколько мне стало известно от журналистов, ознакомился Войтович (бывший президент Академии наук, а ныне председатель Совета Республики. - А.Т.) и как ученый дал ей высокую оценку.

- Поговорим о взятках, в получении которых обвиняют бывшего ректора.

- Изначально следствие инкриминировало мужу эту статью, но так и не смогло доказать его вину. Бандажевский не мешал следствию, а наоборот, был заинтересован в том, чтобы восторжествовала истина. Но все, чем оно располагало, это субъективные показания преподавателей Шамычек и Янкелевича, у которых, кстати, при обыске была найдена валюта, о происхождении которой они сами рассказали следствию.

Механизм дачи-получения взяток, куда и как они шли, не раскрыт вообще - это признала и прокуратура, и защита. Поэтому хотели перевести стрелки на Бандажевского, но не получилось: не хватало основного звена. Ведь что делали те, кто брал взятки за оказание помощи при поступлении абитуриента в мединститут? Искали через свои каналы отличников-медалистов и занимались с ними репетиторством: Фомченко - по биологии, Гончарова - по химии, Шамычек - по языку. Их показания против мужа были использованы следствием, а затем и судом. В то время как ни один свидетель, а их в суде допрашивалось около 60, не уличил моего мужа в получении взятки. Наш адвокат Баранов постоянно протестовал по поводу того, что Шамычек и Янкелевич допрашивались в суде как свидетели (в этом же качестве с них бралась и подписка-обязательство говорить суду правду), а проходили они по делу как обвиняемые. Однако доводы адвоката суд не принимал во внимание.

- Обыск вашей квартиры и служебного кабинета мужа дал какие-то результаты?

- Все, что могли перерыть в нашей квартире при обыске, перерыли. Ничего не найдя и арестовав мебель, поехали к матери Бандажевского в Гродно. Без нее вскрыли однокомнатную квартиру-"хрущевку", но были крайне разочарованы, поскольку "такого убожества еще не видели". Чтобы оставить о себе воспоминания у инвалида 2-й группы, наложили арест на письменный стол, который мать купила Бандажевскому, когда он пошел в первый класс. Проверяли нас и по линии Интерпола: искали за границей банковские счета мужа. Так и не нашли. В этом кошмаре мы живем вот уже два года, испытав все муки ада. Становится просто невмоготу, особенно жаль детей.

- В материалах дела имеется письмо, в котором говорилось, какими богатствами владеет ваша семья...

- Знаете, я перенесла две операции, в 1989 и 1998гг., в т.ч. и на щитовидке. Оперировали меня гомельские врачи. Бандажевского подначивали: мол, неужели ты не можешь жену отправить на операцию в Германию? Но мы жили скромно, на дорогих курортах не были, лишь дважды я ездила в крымский санаторий по профсоюзной путевке. Сам Бандажевский не был в отпуске в течение последних десяти лет. Муж жил работой, даже в новогоднюю ночь он уходил из дома на кафедру - нужно было строго по часам поить и кормить подопытных крыс.

- Однако о Гомельском мединституте ходили и ходят упорные слухи, что поступить туда без взятки весьма проблематично. Так все-таки "берут"?

- Брали и берут, как и везде. Например, в нашем институте обучаются многие дети, чьи родители работают в медицине. Но ко мне никто не обращался, чтобы поговорила с мужем на сей счет. Хотя бы потому, что знали: Бандажевский никак не мог повлиять на оценку. Ведь там все обложили президентским контролерами.

- Многие участники процесса жаловались на давление, которое было оказано на стадии предварительного следствия. Вас ведь тоже допрашивали?

- Если сравнивать гомельских следователей и работника республиканской прокуратуры Тереховича, который руководил следствием по делу мужа, то это подобие кнута и пряника. Следователь Терехович был обходителен и ласков со мной, никогда не отказывал в свиданиях с мужем, говорил, мол, мы понимаем, что Бандажевский - ученый, которому, может быть, суждено было родиться не в этой стране, что его признают ученые только западного мира. А гомельские следователи могли назвать меня "сукой", и это еще не самое оскорбительное слово в мой адрес.

- Что произошло в день задержания Бандажевского на КПП "Новая Гута"?

- У меня несколько версий происшедшего. Но знаю одно: по своей воле он не мог оказаться на границе, да еще с чужим паспортом, где была вклеена фотография какого-то дядьки с усами. Уж коль показали по БТ всех задержанных украинцев, то почему среди них не было в кадре моего мужа с подложным документом в руках на имя некоего Ивана Крячко? Почти два года муж ходил на допросы, а тут, надо же, за день до суда решил сбежать. В тот день, 10 июня, мы встретились недалеко от Собора святого Петра и Павла около трех часов дня. Потом муж пошел на железнодорожный вокзал - он собирался в Минск отвезти брату рукопись монографии. В 19.30 он позвонил и сообщил, что находится у пограничников. Мы не спали всю ночь. Наутро по телевидению прошла информация, что он пытался сбежать по поддельному паспорту. Я начала вспоминать угрозы по телефону, слежки накануне: в то же воскресенье у нашего дома стояли "жигули" белого цвета под N19-27, рядом на траве двое имитировали, будто пьют пиво. Как он мог попасть в погранотряд? Все так запутали. Наверное, был смысл держать его несколько дней до суда на территории погранчасти, не подпуская к нему адвоката.

Со дня на день мужа этапируют из Гомельского СИЗО в Минскую колонию N1, на первом же нашем свидании я надеюсь узнать правду.
Добавить комментарий
Проверочный код