Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№25 (291) 25 июня 2001 г. Экономика

КОЛОДКО ПРИШЕЛСЯ КО ДВОРУ

25.06.2001
Ярослав РОМАНЧУК

Минск посетил профессор Гжегож Колодко - один из тех людей, кто ныне формирует mainstream в экономике, министр финансов в правительстве Польши в 1994-97гг. Не исключено, что после выигрыша левых на предстоящих осенью в Польше парламентских выборах ему предложат кресло премьера или, как минимум, пост министра финансов.

Или вообще ничего не предложат, припомнив ему задержку приватизации, рост инфляции и необузданный бюджетный дефицит, откладывание решения структурных проблем "на потом" - для экономистов типа Бальцеровича. Так или иначе, но г-н Колодко сильно преувеличивает свои заслуги на посту министра финансов. Рисовать нужные кривые в краткосрочном периоде, моделировать экономику и определять за нее, что ей выгодно и оптимально, - это он делает с душой. Правда, почти всегда не получается. Как, впрочем, у других представителей позднего "загнивающего" кейнсианства. Он - мастер поиска причин провала интервенционистской политики. И, вполне вероятно, за это весьма любим белорусскими экономистами. Да и нашему правительству многие взгляды г-на Колодко пришлись по вкусу. Те же гг. Шимов и Капитуло наверняка при личной встрече с польским профессором нашли подтверждение многим своим теоремам управления отечественной экономикой.

Накануне отъезда из Минска, после чтения лекций в рамках семинара, организованного Европейским гуманитарным университетом, г-н Колодко любезно согласился ответить на вопросы "Белорусской газеты".

- Состояние экономики Беларуси, наверное, не вызывает больших разногласий у экспертов. Вы отметили наличие консенсуса: Беларусь - это пример того, как не надо делать реформы?

- Люди, с которыми я встречался, имеют свою точку зрения на происходящее в Беларуси. Я пытаюсь соединить разные точки зрения, потому что никто не прав на 100%. Я - тоже. Общее впечатление в том, что ваши эксперты знают, что делать, но другие им мешают. Всегда лейтмотивом проходит тема президентских выборов и их результат.

- Учет польского опыта позволил бы избежать многих ошибок и снизить издержки реформ. Не правда ли?

- Польская трансформация также имела много негатива. Безусловно, Польша развивается лучше других 27 переходных стран региона, может быть, на одном уровне с Венгрией. Но это не значит, что мы не совершили много ошибок. И это хорошие новости для Беларуси. Когда я пытаюсь понять, что происходит в вашей стране, меня не покидает чувство дежа вю. Что-то похожее на Польшу в 1988-89гг. Разница в том, что мы не знали, что нас ждет в будущем. Мы экспериментировали.

- И как вы оцениваете нынешнее состоянии экономики Беларуси?

- Беларусь значительно отстает по структурным реформам, институциональным изменениям. История уже сделала выбор: Беларусь будет двигаться к демократии, гражданскому обществу и рыночной экономике. Вопрос лишь в том, как и когда. Конечно, надо двигаться гораздо быстрее. Не должно существовать никаких преград для развития малого и среднего бизнеса. Необходимо ускорить процесс приватизации малых и крупных предприятий. Вы только в прошлом годы вышли на единый валютный курс. Размещение кредитных ресурсов по телефону - также порочная практика. Все зависит от белорусского общества и элиты. Может так случиться, что через 12, 20 лет у вас будут лучше дела, чем у нас. Учитывая наши ошибки, вы гораздо лучше можете сделать либерализацию и приватизацию.

- Вы серьезно занимаетесь проблемами глобализации. Считаете несправедливым и неэффективным рост неравенства доходов между богатыми и бедными странами. Что делать? Пустить транснациональные компании на бедные рынки или же давать преимущества национальным производителям?

- Неважно, как глубоко идет глобализация. Реформы должны проводиться исходя из национальных интересов, а не интересов олигархов или бюрократов. Я не верю в возможность выполнения долгосрочной стратегии развития без солидного внутреннего капитала. Иностранный капитал может помочь процессу, но не может заменить отечественный. Польша - это хорошая постсоциалистическая экономика. Но это капитализм без достаточного количества капиталистов. Мой совет Беларуси - особенно в контексте того, что у вас нет большого внешнего долга, - в следующем. Постепенно открывайте двери для иностранного капитала, особенно для новых инвестиций green field проектов. Не допускайте, чтобы иностранцы скупили "фамильное серебро", а ерунду оставили правительству. Затем постепенно, в течение 10 лет, вам надо провести приватизацию, создавая средний класс и белорусский капитал. Через несколько лет у вас может быть лучшая структура собственности, чем у нас в Польше.

- Вы говорите о "фамильном серебре", национальных приоритетах. Что это такое в условиях Беларуси, если практически отсутствует объективная рыночная информация. Опять дадим право чиновникам определять приоритеты? В вашу бытность министром финансов вы также имели свои приоритеты. Эта концепция не работает ни в Польше, ни в Венгрии, ни в Японии. Почему же вы продолжаете на ней настаивать? Ведь есть масса примеров, когда страны обеспечили себе долгосрочный экономический рост именно за счет иностранного капитала.

- Естественно, иностранные инвесторы хотят иметь доступ, прежде всего к "фамильному серебру". Это высокотехнологические производства, если такие остались, банки, страховые компании, телекоммуникации. Через 2-3 года почти у каждого будет сотовый телефон. В этом секторе - 100% иностранный капитал, если не возникнет некой белорусской высокотехнологической компании. Но я не думаю, что это реально. Будучи в правительстве, иностранные инвесторы часто спрашивали меня, когда я буду приватизировать Bank Handlowy, Bank PKO S.A. Меня никогда не спрашивали, когда я буду приватизировать судоверфи или металлургические комбинаты, или угольные шахты. Теперь эти банки проданы. Многие жалуются, что стало трудней получить кредит. Кстати, один из ведущих польских банков прекратил финансировать торговлю с Беларусью после того, как его приватизировали. У нас не осталось нашего "фамильного серебра". Вопрос состоит в том, была ли возможность приватизировать банки и компании, отдавая приоритет отечественному капиталу. Безусловно, можно было. Я считаю своей самой большой неудачей то, что мы не сумели воспользоваться нашими активами, чтобы провести капитализацию пенсионного фонда. Да, надо отдавать приоритет отечественному капиталу. Мы не ксенофобы. Мы должны поддерживать формирование отечественного капитала фискальными средствами. К примеру, вы можете взять 20% ваших лучших активов, пока они государственные. Возможно, немного промышленных предприятий, ВПК - то, что вы считаете лучшим. Трансформируйте это в акционерное общество. Наймите классных менеджеров. Они могут быть иностранцами. И это будет белорусским капиталом. Акции будут на фондовом рынке. При либерализации экономики иностранцы получат право покупать акции на фондовом рынке. Но нет никакой необходимости в спешке искать стратегического инвестора под политическим давлением и предлагать ему активы за 15-20 или 50% от их реальной стоимости.

- Каковы преимущества польского пути? Что можно взять на вооружение белорусским полисимейкерам?

- Я считаю, что лучший период был в Польше в 1994-97гг. Я не утверждаю, что мы не делали ошибок. По причине политических баталий, недостаточной координации внутри правительства, из-за столкновений различных групп лоббирования. Если вы не сможете избежать тех же ошибок, то у вас результаты могут быть гораздо хуже. Мой совет: не следуйте идиотской программе шока без терапии. Берите пример с моей "Стратегии для Польши". Я очень критически отношусь к периоду польских реформ с 1998г. Возьмем безработицу. Она выросла с нуля в 1990г. до 16,9% в июле 1994г. Потом мы изменили средства управления экономической политикой. Нас часто обвиняют в задержке реформ, приватизации, в предвзятости к иностранцам. Это неправда. Мы заботились о долгосрочном развитии польской экономики и благосостоянии граждан. Конечно, преступникам, польским квазиолигархам и их иностранным покровителям это не нравилось. Мы должны судить о результатах трансформации по ее плодам - они гнилые или вкусные и как они распределяются. Когда мы перешли от шока без терапии к терапии без шока, экономика заработала. Темпы экономического роста выросли с 3,8% в 1993г. до 7,5% в 1997г. Иностранные инвестиции поступали, но мы отдавали предпочтение формированию национального капитала. Это означало лучший менеджмент, повышение конкурентоспособности экономики. Каждый миллиард, заинвестированный в Польшу, повлек за собой $400 млн. импорта. Это прибавило здоровья польской экономике. Мы создали много новых высокооплачиваемых рабочих мест. Безработица снизилась до 10,3% к концу 1997г. Если бы правительство продолжало мою политику, безработица была бы 7-8%. А у нас сейчас 18,2%.

- Получается, что "польское чудо" - это некая картинка с выставки постсоциалистических преобразований. Но вы, будучи в правительстве, не начали реформу пенсионной системы и здравоохранения, оставили на потом налоговую и административную реформы, не тронули сельское хозяйство и угольную промышленность.

- В новом правительстве было несколько человек, которые в свое время делали шок без терапии. Они решили охладить экономику. В первом полугодии 2001г. темпы роста составили всего 2,7%. Чтобы решить проблему торгового баланса, надо было подключить все возможные рычаги (фискальные, монетарные, промышленные и торговые) для стимулирования экспорта. Правительство же пыталось решить проблему через обменный курс и ставку процента. В результате дефицит удвоился. Политика провалилась. Обанкротились многие предприятия из-за дорогих денег, плохой координации монетарной и фискальной политики. Я не говорю вам: "Следуйте польским путем". Я говорю: "Избегайте польских ошибок". Проводите польскую политику образца 1994-97гг. Поляки обращают внимание, что растет количество бедных, что растет неравенство. А вот иностранцы обращают внимание только на прибыль. В Варшаве так много рекламы, автомобилей и движения. Но Варшава - это не Польша. В 1994-97гг. мы доказали, что можно одновременно увеличивать эффективность экономики и сохранять равенство. Да, в Варшаве уровень безработицы только 4%. При этом многие люди работают в "серой" сфере. Но в регионе с уровнем безработицы 25% нет работы ни в формальном секторе, ни в неформальном.
Добавить комментарий
Проверочный код