Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№23 (289) 11 июня 2001 г. Тема недели

В ВИЛЕЙКЕ ОППОЗИЦИЮ ДУШИЛИ. В объятиях

11.06.2001
Ольга ТАРАСЕВИЧ

Вообще-то оппозиции давно пора было оторвать понятно какое место от кресел в минских офисах и отправиться по городам и весям хотя бы для того, чтобы провинциальные жители могли узнать о фактах их массового существования. Однако лишь накануне парламентских выборов с регионами многострадальной родины начала проводиться хоть какая-то работа. Людям из глубинки, по большому счету, было наплевать, к чему их призывают - к бойкоту выборов или к участию в оных. Просто жизнь некоторых неизбалованных избирателей словно разделилась на две половины - до встречи с политиками и после нее. Сами политики, впрочем, об этом не догадывались.

ИДЕЮ - В МАССЫ

Поездки ОГП в регионы всегда отличались стремлением привлечь на акцию максимальное количество людей, в то время как некоторые другие партии региональную работу сводили к подготовке своих региональных руководителей, возлагая именно на них обязанности по пропаганде демократических идей среди жителей провинции. Накануне парламентских выборов на митинге в Гомеле, посвященном бойкоту, Анатолию Лебедько пришлось ретироваться от поклонников в машину. Хотя зачем было скрываться от жаждущего коммуникации электората?

Последняя организованная ОГП серия акций “Хотим знать правду” - попытка проинформировать жителей страны о пропавших людях. Разумеется, эти встречи способствовали и пропаганде демократических идей в целом, особенно важной в условиях прогрессирующей на БТ “азаренкопатии”.

Итак, в минувшее воскресенье председатель ОГП Анатолий Лебедько и супруга депутата ВС 13-го созыва Андрея Климова Татьяна отправились в Вилейку. В багажнике сине-зеленого “Рено-19” лежали фотографии пропавших политиков, спецвыпуск “Народной воли” и несколько желтых наклеек, оповещающих, что круглые сутки на канале БТ - телепузик Лу-Лу. Предполагалось, что в Вилейке, напротив городского рынка, выстроится цепочка людей с фотографиями пропавших людей. Поскольку ни на одну из описанных в законе о митингах акций данное мероприятие не походило, огэпэшники за разрешением решили не обращаться.

ВИЛЕЙКА - ЭТО…

Это много зеленых деревьев, прячущих в своих объятиях некрасивые и зачастую ветхие здания. Это площадь, на которой стоят костел, православная церковь и Владимир Ильич. Это рынок, на котором продаются бананы, яркая одежда максимальной стоимостью $30 и любовные романы в мягких обложках. Это люди - с добрыми лицами, застенчивыми золотисто-серебристыми улыбками и доверчивостью, которой может воспользоваться любой мало-мальски талантливый популист любых политических взглядов.

И все же жители провинции кажутся более счастливыми и довольными жизнью. Хотя у них часто отключают горячую воду, им сложнее устроиться на работу, у них ниже зарплаты. Может, они сравнивают свое положение с положением родственников, живущих в деревнях в более тяжелых условиях? Утешают себя мыслью о том, что нет войны? А чем себя утешает большинство обитателей Дроздов?

УЗНАВШИЕ ПРАВДУ

В парке возле рынка уныло покуривали милиционеры. Под их равнодушным взором члены местного отделения ОГП развернули фотографии Виктора Гончара, Юрия Захаренко, Анатолия Красовского, Дмитрия Завадского, Геннадия Карпенко, Анатолия Майсени.

Анатолий Лебедько взял пачку газет “Народная воля” и через несколько минут уже объяснял полной женщине в синем пиджаке, что если она хочет хорошей жизни для своей дочери-студентки, то нужно думать, за кого голосуешь. А иначе - нет никаких гарантий, что она тоже не исчезнет, как эмоциональный Гончар или сдержанный Завадский.

- Ой, Валерка, а ты чего тут стоишь?! - воскликнула женщина лет пятидесяти в серой кофте. - Ты против Лукашенко, что ли? Вот и мне дети говорят, что он плохой. И жизнь стала тяжелой. Но нравится он мне, Валерка, понимаешь?

- И за что это он вам нравится?
- не выдерживает девушка, покупавшая мороженое в ларьке по соседству. - Страну довел до ручки. Живем - хуже некуда. А ему - фиолетово. Он на свой самолет сел - и поехал в Японию. Уж конечно же, ему по телеку Олимпийские игры никак нельзя посмотреть.

К Татьяне Климовой подходит пенсионер.

- И не страшно тебе, дочка?

- А мне уже бояться нечего. Вот у меня портрет в руках. Это мой муж. Он в тюрьме.

- Знаешь, дочка, я ведь тоже против него. Но кто, если не он?

- Кто-нибудь из демократов. Они хотя бы в экономике разбираются.

К “цепочке” подходит старушка, цепляет на нос очки и с омерзением плюется:

- Сволочи вы, мешаете президенту работать.

Водитель Виктор не выдерживает:

- Иди ты, бабка, отсюда подальше.

Та опять плюется:

- Дурак. Из-за тебя забыла, чего на рынок шла.

И еще одна старушка, явно насмотревшись БТ, громко и убежденно произносит: “Фашисты”. С ней спорит мужичок с авоськой, вспоминает положительную оценку вклада Адольфа Гитлера в историю. “Это Лукашенко...” - говорит он.

У Лебедько тем временем заканчиваются газеты. От газет жители Вилейки если и отказывались, то под предлогом того, что они их выписывают. Некоторые, впрочем, сначала с возмущением проходили мимо, а потом возвращались за газетой. “Так участковый бы увидел”, - смущенно объясняли они.

А потом Лебедько исчез. Его завлекли в лесочек двое мужчин - в ослепительно белых штанах и с сотовыми телефонами в руках. Напоминавшие районных “вертикальщиков” граждане оказались местными предпринимателями. Они пожаловались на то, что накануне акции им советовали никуда не ходить, никого не поддерживать и вести себя тише воды ниже травы. Из чувства протеста оба пришли на рынок и увлеченно вели с Анатолием Владимировичем долгие беседы об исчезнувших политиках, едином кандидате и возможности фальсификации президентских выборов. Расставаясь, они долго жали руку Лебедько и даже пообнимались с ним на прощанье.

- Лукашенко выборы проиграет, - рассуждал предприниматель. - У нас в Вилейке большинство людей его не поддерживает. Но ведь начнут же давить, как во время парламентских выборов…

Эта точка зрения - самая распространенная. Если проанализировать беседы с людьми, то процентов 60 - те, кто недоволен нынешней властью. Из оставшихся 40% половину без проблем смог бы переманить Сергей Калякин.

ТОВАРИЩИ НА МЕСТАХ

Члены ОГП в Вилейке - разговор особый. Во-первых, они отличаются от минского руководства тем, что у них более простые специальности. Т.е. мнение о том, что ОГП поддерживают только интеллигенты, не совсем верно. Возглавляет организацию в Вилейке Владимир Малярчук. Вот что он рассказывал за обедом после окончания акции:

- Да, работы у меня хватает. На дачах помогаю, печки делаю. Но особенно сейфы люблю открывать. Вот в банке тут недавно сейф захлопнулся. Позвали меня. Я его чик-чик - и открыл. Чуть ли не голыми руками. А потом говорю: деньги за работу давайте. Вижу: мнутся, говорят - а чего вам так много платить, вы его так быстро открыли. Я разозлился. Бабах - и захлопнул его. Так что заплатили, как миленькие.

- Гляди, Володя, в случае ограбления первым подозреваемым будешь,
- комментирует Лебедько. А Малярчук даже краснеет от возмущения…

Во-вторых, местные партийцы в меньшей степени защищены от произвола местных властей. Одну из активисток, Ларису, уволили с работы - формально - по сокращению штатов, а фактически - за ее оппозиционные высказывания. А еще ей пришлось отправить дочь за границу: местная милиция вроде бы задерживала девушку, возвращавшуюся с работы, и несколько раз ей угрожала. А накануне проведения акции “Хотим знать правду” к еще одному активисту ОГП, учителю Владимиру, подходили сотрудники райисполкома и грозили неприятностями, если он на этой акции "засветится". В результате Владимир на акцию пришел, какое-то время стоял в стороне, потом покраснел и взял пачку газет. А потом побледнел, когда какой-то проходивший мимо мужчина небрежно бросил: “А с тобой мы еще побеседуем…”.

Впрочем, местные власти в этот раз оказались на редкость благоразумны. Никаких санкций в отношении участников акции “Хотим знать правду” не последовало. Может, чувствуют что-то?
Добавить комментарий
Проверочный код