Понедельник, 5 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№21 (287) 28 мая 2001 г. Общество

ВЗОРВУ ГОЛЛИВУД И САМ СТАНУ СПИЛБЕРГОМ

28.05.2001
Максим ЖБАНКОВ, Андрей ФЕДОРЧЕНКО

№ 21 [287] от 28.05.01 - Нынешнему зрителю непросто. Идеологии устарели, звездные войны утомили, герои боевиков выдохлись. Нам осталась последняя радость - независимое кино, курс молодого бойца священной войны с Голливудом. О странностях любви к "независимым" фильмам сегодня размышляют культуролог Максим ЖБАНКОВ и художник с опытом работы в кино и на ТВ, профессиональный зритель Андрей ФЕДОРЧЕНКО.

Максим: Среди любителей кино сегодня популярны два подхода. Первый: ругать Голливуд и любить независимое кино. Второй: рассматривать "независимых" как бедных родственников Михалкова и Спилберга, демонстративно предпочитая "чистое удовольствие" в виде дорогостоящих пустяков. При этом, по-моему, и те, и другие имеют весьма смутное представление о том, что представляют собой нынешние "независимые".

Андрей: Есть несколько характерных примет. Во-первых, для независимого кино характерен принципиальный отказ следовать массовым ожиданиям. Оно существует как бы вне законов рынка. Главное здесь - сделать кино, а не продать его. Свои поймут, чужих не надо. Во-вторых, независимое кино делается на небольшие деньги. Для него недоступны роскошные декорации, дорогие костюмы и компьютерные спец-эффекты. "Независимые" предпочитают "готовую" среду современности и снимают в естественных условиях, в собственных квартирах и на городских улицах. Кроме того, любой "независимый" склонен считать себя Автором.

М.: Тогда первыми независимыми можно смело считать братьев Люмьер!

А.: Это действительно так. Более того, развитие кино периодически создает условия для их появления. Авангардные опыты Дали и Бунюэля, "бедное" кино итальянского неореализма, ранние фильмы французской "новой волны", ленинградские адепты "параллельного кино" 80-х - все это разные отряды партизанского движения под общим лозунгом "Долой коммерцию на кинофронте!"

М.: Вопрос в том, насколько все это по-настоящему независимо. Есть здесь явный привкус несколько старомодного пролетарского пафоса. Любите меня не за талант, а за правильное социальное положение. Мол, вы все продались мировому капиталу и разменяли творческую свободу на зеленые бумажки. А я вот бедный, зато вольный и непродажный. Такой сплав "Песни о Соколе" с "Песней о Буревестнике". Однако бороться с системой - значит, признавать свою зависимость от нее. Бунтарь - конкурент удачливых коллекционеров "Оскаров".

А.: Стиль "независимых" во многом строится как отрицание стилистики мэйнстрима, движение от противного. Там картинка четкая и ясная - у нас будет все размыто и не в фокусе; там четко расписанное движение камеры - у нас будет хаотичная и дергающаяся съемка "с руки"; там до мелочей проработанный сценарий - мы сыграем в тотальную импровизацию.

М.: Выходит интересная вещь: независимое и коммерческое кино существуют в тесной связке, поскольку оба работают на контрасте друг с другом.

А.: Как раз об этом высказался в своем недавнем фильме "Безумный Сесил Б." один из знатных альтернативщиков Джон Уотерс. Кино вызывающе "партизанское", антиголливудское и одновременно, как ни странно, совершенно конформист-ское. Чего стоят одни титры этого "независимого" фильма, по степени сложности (а значит, и цене) не уступающие знаменитым титрам фильмов о Джеймсе Бонде! Главный герой - безумный "независимый" режиссер из молодых - заставляет сниматься в своей ленте голливудскую звезду (Мелани Гриффит), приобщая диву к "альтернативе". Но для самого Джона Уотерса сотрудничество с популярной Гриффит означает прямо противоположное - прорыв в нормальный коммерческий "формат".

М.: Вот и еще одна трактовка независимого кино: это - кино дилетантов, за которое пока никто не хочет платить. Пресловутый "неуловимый Джо", невостребованный ни киноиндустрией, ни широким зрителем. Поэтому тайная мечта "независимых" - наконец-то "выйти в дамки". Войти в обойму, а еще лучше - совершить дворцовый переворот. И самому стать Спилбергом.

А.: Партизанский пафос Уотерса именно поэтому выглядит неискренне, обозначая не прорыв к "киноправде" вопреки сказкам Голливуда, а попытку самому придумать такую же сказку, не менее шаблонную и предсказуемую. Главный герой, режиссер-террорист, клянется именами Годара и Фассбиндера, но сам выглядит как уцененный Терминатор.

М.: Однако в свое время Уотерс действительно был мастером эпатажа и мистификаций! Да и в таланте ему не откажешь. Возможно, ему просто хватило ума понять, что пожизненное клеймо "независимого" - сомнительная честь.

А.: Но есть ведь подобные персонажи, этакие кустари-одиночки, способные жить в культуре, как в лесу. Вне стилей и тенденций, всю жизнь обтачивая и шлифуя свой заветный узорный камешек. Характерный пример - последние из когорты советского авторского кино: Герман и Сокуров. Вот это настоящие русские независимые режиссеры.

М.: Мне, кстати, именно поэтому кажутся совершенно естественными блистательные провалы их последних фильмов на Каннском кинофестивале. Фестивали обозначают глобальные тенденции кинопроцесса, тесно связанные с актуальным положением дел в культуре. И, что ни говори, награждаются ленты не самые талантливые, а наиболее показательные для своего времени - cумевшие увидеть в нем что-то важное и донести до зрителя. В этом плане и Герман, и Сокуров выглядят архаично как яркое воплощение "славянской духовности" и порожденного ей метафизического кинематографа, ведущего свое происхождение не от Люмьеров, а от протопопа Аввакума. Такой собранный вручную деревянный автомобиль поражает воображение, но ездить все же лучше на "Порше" или "Ауди".

А.: Я думаю, что то, что мы зачастую ошибочно принимаем за авторский стиль киномастера, на самом деле оказывается набором собственных штампов и шаблонов. И отражает такой стиль вовсе не устойчивость творческих принципов, а простую неспособность понимать свое время и меняться вместе с ним. Невнимание к реальности порождает ответную нелюбовь. Вот тогда "независимый" автор может радостно примерить терновый венец.

М.: Но ведь все далеко не так грустно! Тот же Джон Уотерс сегодня стал достаточно модным персонажем. Вспомним и прошлогоднего каннского триумфатора Педро Альмодовара, начинавшего карьеру в шоу трансвеститов. Да и Ларс фон Триер, поиграв в "Догму", доказал своей "Танцующей в темноте" полную совместимость радикальных манифестов и технологий эффектного кинозрелища. Хулиганы примеряют фраки и выходят на поклоны.

А.: А это как раз пример нормальной судьбы независимого художника. Экстремальный шик молодой шпаны закономерно перерастает в авторский почерк зрелого мастера и начинает диктовать правила игры. Однако у всех названных тобой режиссеров есть одна особенность: они не забывают, откуда пришли. Они играют в общую с Голливудом игру, но рисунок их движения на поле культуры оригинален и узнаваем.

М.: И мне кажется, что ни один из успешных мастеров кино не стремится бросить все и уйти в революцию. Тот же Уотерс, да и Хэл Хартли ("Генри Фул") с Джимом Джармушем ("Пес-призрак: путь самурая") своими последними работами четко показывают: назад возврата нет. И это не звучит как реквием по свободе.

А.: Территория "независимых" подобна окопу, который хорош для проверки боекомплекта и подготовки к атаке. Однако для долгого проживания она непригодна: ни стен, ни крыши, соседи с флангов давно ушли вперед, коммуникации оборваны - ни денег, ни патронов, того и гляди, накроют агрессивные кинокритики и взбунтовавшиеся домочадцы.

М.: Главное оправдание существования независимого кино вовсе не в демонстративной партизанской войне с "антинародным режимом" коммерческого кино. Массовое кино как раз вполне народно. Но его народность основана на стереотипах уличного сознания и языка. Независимое кино, напротив, воспроизводит "нестандарт". Оно строится как попытка говорить с эпохой на ее собственном живом языке - блатной фене, богемном арго, уличном просторечии или жаргоне интеллектуалов. Конечно, иллюзорная доступность такого "неправильного" языка порождает немало графоманов от кино. Однако в лучших своих формах независимое кино предельно актуально, а значит, безусловно важно для современников.
Добавить комментарий
Проверочный код