Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№21 (287) 28 мая 2001 г. Общество

ЗОЛОТАЯ ТРУБА ЭДДИ РОЗНЕРА

28.05.2001
Вероника ЧЕРКАСОВА

В 1998г. в журнале “Джаз-квадрат” вышла повесть Якова Басина “Музыка и тьма” о великом трубаче Эдди Рознере. К ее написанию Басина подтолкнуло не только любопытство, но и личное знакомство с женой Рознера Рут Каминской. В начале 50-х они жили в одном доме в Москве, а много позже встречались в Нью-Йорке в Доме ветеранов сцены.

Вскоре повесть Якова Басина выйдет отдельной книгой, пока же - его рассказ об Эдди Рознере.

Эдди Рознер - композитор, дирижер, уникальный трубач и шоумен - на протяжении 7 лет возглавлял первый и, к несчастью, последний в истории Беларуси государственный джаз-оркестр, лучший по европейским стандартам свинговый биг-бенд СССР 40-х годов. Но имя его так и не заняло достойного места в ряду крупнейших деятелей культуры и сегодня известно лишь узкому кругу любителей джаза. Рознер был первым в истории СССР джазовым солистом-инструменталистом, которому было присвоено почетное звание заслуженного артиста республики.

Но ни в одном из энциклопедических изданий республики мы не найдем упоминаний ни о нем, ни о его оркестре. В СССР его имя запрещалось дважды. Впервые - в конце 1946г., в самом начале кампании по борьбе с космополитизмом и низкопоклонством перед Западом, в которой джаз стал первой жертвой. Рознер был репрессирован, и его имя на протяжении 8 лет нигде не упоминалось. В белорусской эстраде это событие привело к непоправимым последствиям: первый джаз-оркестр 1 августа 1947г. был распущен, и до сих пор его деятельность не возобновлялась. В 1954г. Рознер одним из первых политзаключенных в стране полностью реабилитирован, в Беларуси воссоздать оркестр ему не позволили, и свой новый оркестр он создал в Москве.

Второй раз имя Рознера было “приказано забыть” в 1972г. Тогда, потеряв по состоянию здоровья возможность играть на трубе, переживая тяжелый творческий и личный кризис, он покинул страну и спустя четыре года в возрасте 66 лет умер в Западном Берлине. Последующие 16 лет в музыкальной литературе о нем упоминалось лишь вскользь, грамзаписи не тиражировались.

ГОЛОВОКРУЖЕНИЕ ОТ ТАЛАНТА

Эдди Рознер родился в Берлине в семье польских эмигрантов. Его полное имя - Адольф-Эдуард. В Европе он был известен как Ади Рознер, но поскольку ко времени своего приезда в СССР имя Адольф было уже весьма непопулярным, он вспомнил о втором имени - Эдуард. Так появился псевдоним Эдди.

Отец его был сапожником, мать - домохозяйкой. В семье было много детей, тем не менее мальчик смог получить хорошее музыкальное образование. Его способности проявились уже в 6 лет, и тогда же его отдали в консерваторию. Получив консерваторское образование по классу скрипки, Рознер еще два года учился в высшей музыкальной школе по классу композиции и дирижирования. Он был очень сильным, быть может, даже выдающимся скрипачом, которого еще в 16-летнем возрасте приглашали выступать на концертах в присутствии самого кайзера. И быть бы ему классическим музыкантом, если бы не джаз, который в это время с головокружительным успехом покорял мир. К тому же в консерватории вторым инструментом у Эдди была труба. У него получался уникальный звук: очень нежный и глубокий. О его трубе ходили легенды, говорили, что она золотая, что он заказывал для нее особый мундштук. Это было правдой: именно этот удивительный звук сделал ему имя.

Уже в 1934г. у Рознера был собственный оркестр. И это - в 24 года! Тогда же он начал активно гастролировать по европейским странам. В Италии встретился с Луи Армстронгом. Великому музыканту Эдди очень понравился, и он подарил ему фотографию с надписью: “Белому Луи Армстронгу”. Рознер не растерялся и подарил свою с надписью: “Черному Эдди Рознеру”.

ОТ ГИТЛЕРА - К СТАЛИНУ

Тоталитарные режимы на редкость неоригинальны. С приходом фашизма в Германию в 1933г. джаз тут же был объявлен “музыкой неполноценных”. Еврей Рознер искал возможности не возвращаться в Германию. В 1934г. Гитлер издал приказ, согласно которому все страны-сателлиты должны были вы-слать назад, в Германию, всех лиц с немецким гражданством. Рознер стал ощущать давление эмиграционных властей тех стран, где предпринимал попытки обосноваться. Из Бельгии пришлось переехать в Швейцарию, откуда ему удалось бежать в Польшу. Там он недолго поиграл в оркестре Ежи Бельзацкого, потом собрал свой коллектив, игравший в знаменитом краковском ресторане “Казанова”. Оркестр обрел необычайную популярность, и в 1938г. в Париже уже аккомпанировал на ежегодной встрече лучших актеров кино и исполнителей Европы. После концерта американская фирма “Коламбия Рекордз” впервые выпустила четыре пластинки с его записями, а на обложке выпускаемого фирмой журнала под рубрикой “Короли джаза” была помещена фотография Эдди. Так что знаменитостью европейского масштаба он стал еще до начала войны.

В Польше он оставался вплоть до начала немецкой оккупации в 1939г. К тому времени Рознер познакомился с

20-летней Рут Каминской, бабку которой - Эстер Рохл-Каминскую - называли польской Сарой Бернар, а мать Ида в ту пору держала в Варшаве еврейский театр. Спустя время она стала первой неамериканской актрисой, удостоенной “Оскара” за роль в чешском фильме “Дом на площади”. Так Рознер попал в весьма приличную семью. Со своими музыкантами он примкнул к театру Каминской, и в районе Барановичей они нелегально перешли границу. Театр и оркестр оказались во Львове, где Рознер играл в офицерском казино.

В 1936г. Сталин распорядился в каждой республике создать свой симфонический оркестр, народный оркестр, ансамбль песни и танца и даже собственный джаз-оркестр (хотя джазом тогда называлось все подряд: “джаз-аккордеон” или даже “джаз-балалайка”). В 1939г. Мария Шапиро, заместитель председателя Комитета по делам культуры, по совету Ежи Бельзацкого попросила Рознера приехать в Минск, где весной в здании филармонии (на месте современного кинотеатра “Победа”) с оглушительным успехом состоялся первый джазовый концерт. К счастью, большим любителем и знатоком джаза оказался первый секретарь ЦК местной компартии Пантелеймон Пономаренко, ставший главным опекуном и спонсором оркестра. На свою дачу в Лошице он часто приглашал музыкантов, и впоследствии не только защищал их от репрессий и всячески покровительствовал, но и снабдил оркестр первоклассной по тем временам аппаратурой.

Коронный номер Рознера - игра одновременно на двух трубах. Заканчивались концерты весьма забавно. Половина публики покидала зал с последними аккордами, но внезапно занавес вновь открывался, и Эдди произносил: “Ну что, убежали за калошами? А теперь будем играть для настоящих любителей джаза!” Вход в зал закрывался, начиналось третье отделение, а за закрытыми дверями кусали локти те, кто опрометчиво рванул в гардероб.

Потом пошли гастроли: Москва, Ленинград, Киев, Харьков... В Минск до начала войны оркестр больше не вернулся. Музыканты играли настоящий джаз, не были скованы советскими ограничениями, и когда в июле 1940г. в ленинградском саду отдыха их услышал Утесов, он сказал: “Нам на эстраде больше делать нечего”. И неудивительно: это был уникальный джазовый состав из выпускников крупнейших консерваторий Европы, играющий настоящую свинговую музыку.

В СИБИРИ

Войну оркестр встретил в Киеве, откуда он переехал в Москву. Музыканты чудом спаслись от призыва в народное ополчение, а значит, и от смерти: сегодня мало кто помнит, что в болотах под Вязьмой лежит весь мобилизованный в самом начале войны государственный джаз-оркестр СССР.

А потом оркестр Рознера эвакуировали в Омск. В то время, когда мать Рут Каминской со своим театром оказалась во Фрунзе. Туда же стали проситься и музыканты. Но не только потому, что там был театр. Во Фрунзе создавалась польская армия генерала Андерса, вместе с которой на фронт ушла половина оркестра. У Рознера осталось всего 13 музыкантов. И снова помог Пантелеймон Пономаренко. В 1942г. из действующей армии и тыловых частей к оркестру прикомандировали музыкантов, владевших джазовой артикуляцией. В основном оркестр гастролировал по Сибири, поскольку в европейскую часть страны его не пускали, считая неблагонадежным.

Впервые оркестр попал в европейскую часть СССР в 1944г. по приглашению маршала Рокоссовского. После выступления в его штабе начались поездки по фронтовым бригадам. Первый концерт на территории освобожденной Беларуси состоялся в Гомеле, и это был концерт оркестра Эдди Рознера. Он же дал первый концерт в освобожденном Минске. В начале 1944г. Рознеру присвоили звание заслуженного артиста БССР.

СКИТАНИЯ

После войны началась репатриация поляков и евреев польского происхождения назад, в Польшу. Рознер - в зените славы и признания. Казалось, навсегда. Но началась кампания по борьбе с низкопоклонством перед Западом. 8 августа 1946г. появилась знаменитая статья Грошевой “Пошлость на эстраде”, в которой Рознеру советовали играть в третьесортном кабаке на Западе. Он понял, что это - начало конца, и срочно стал хлопотать об отъезде. Казалось, ему повезет: из Львова, куда ему удалось добраться с маленькой дочкой Эрикой и женой, уходили последние составы репатриантов. Там ему удалось зарегистрироваться, за большие деньги получить польский паспорт, но кто-то на него донес. Скорее всего, хозяйка квартиры, в которой они жили. Она знала, что у них в подушечках зашиты золотые вещи... Эдди арестовали, Рут осталась на свободе и еще две недели носила ему передачи. Потом его увезли в Москву, она уехала в Минск, где и напросилась на прием к Пономаренко. Просидев день у дверей его кабинета, она, в конце концов, получила записку от адъютанта: “Руточка, я все понимаю, но ничем помочь не могу”. Через несколько дней ее арестовали.

Рознера допрашивал лично Берия. Вполне возможно, что музыкант стал жертвой борьбы между кланами МГБ, о которой даже и не подозревал, а может, Берия просто завидовал Цанаве (глава белорусского МГБ), у которого был такой замечательный оркестр. Сам Рознер так и до конца жизни не понял, жертвой каких интриг он стал. Ему дали 10 лет, он оказался в Магадане на достаточно привилегированных условиях; назначен руководителем агитбригады; ему вернули трубу, действительно покрытую тонким слоем золота; из других лагерей выписали музыкантов. У него была даже возможность свободного выхода в город. Так появился лучший оркестр Восточной и Западной Сибири, неизменно собиравший полные залы. Руководство ГУЛАГА делало на нем огромные деньги. На здании Дома офицеров в Иркутске висит мемориальная доска с надписью: “Здесь выступал заслуженный артист Белоруссии Эдди Рознер”. В Беларуси человека, заложившего основы отечественной эстрады, не поминают даже таким образом...

В Сибири Рознер перенес цингу. Его выходила медсестра, которая стала его лагерной женой. Женщины всегда любили блестящего Эдди, что, в конце концов, и стало причиной его развода с Рут. Сама же Каминская провела в Кокчетаве 5 лет на вольном поселении, преподавая в сельской школе английский и французский языки. В марте 1952г. приехала в Москву, потом - в Минск, но везде ей отказывали в прописке. Не помог даже всесильный Утесов. Тогда она поехала в Гомель, где ее, плачущую и бездомную, прямо на вокзале подобрала моя дальняя родственница Анна Певзнер. Рут прожила в ее доме более полугода, а затем в августе 1952г. уехала в Москву.

Между тем Рознер, пользуясь всеми благами привилегированного заключенного, имел радиоточку. И именно благодаря ей он первым узнал о том, что Берия - враг народа. Наглости ему было не занимать, и он дал в Москву телеграмму: “Поскольку меня допрашивал лично Берия и на моем приговоре стоит его резолюция, считаю себя подлежащим реабилитации”. Недаром говорят, что наглость - второе счастье. Эдди реабилитировали одним из первых.

В московском аэропорту его встречали Рут и Аркадий Райкин, у которого они и поселились. И первые два костюма, которые после освобождения носил Эдди, были с плеча Райкина и висели на нем, как мешок. В Минске воссоздать оркестр ему не разрешили. Таким образом, в Москве в 1955г. появился блестящий оркестр Мосэстрады, в 1956г. посетивший с гастролями Беларусь. В том же году он озвучивал фильм “Карнавальная ночь”.

ЗАКАТ

В конце 60-х случилась беда - на гастролях в Крыму Рознер попал в серьезную автомобильную аварию. Он лишился передних зубов, без которых трубачу - никуда, но самым страшным было не это. В автокатастрофе, которая случилась по вине Рознера, погиб сидевший рядом с ним администратор оркестра Миша Сантотур, сын Деборы Сантотур, воспитывавшей дочь Эдди и Рут в то время, когда они оба сидели. Уголовное дело с большим трудом удалось замять, но катастрофа стала для Эдди началом конца. И дело было не только в том, что он стал сдавать физически. Просто прошло его время - время чистого, прозрачного свингового джаза. Началась эпоха ВИА, и на большие джаз-оркестры уже никто не ходил.

Почувствовав это, Рознер ушел с эстрады. В 1972г., воспользовавшись правом на репатриацию, он уехал в Западную Германию. В Берлине некоторое время поработал в ресторанах, а в 1976г. неожиданно умер от инфаркта. Похоронен Эдди Рознер на еврейском кладбище в Западном Берлине.

* * *

В Беларуси об Эдди Рознере вспоминают редко и нехотя. В 1997г. Михаил Финберг предложил присвоить ежегодному фестивалю джазовой музыки имя Эдди. Идея была с энтузиазмом встречена. И благополучно забыта. Как и почти все, связанное с этим именем.
Добавить комментарий
Проверочный код