Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№21 (287) 28 мая 2001 г. Общество

ГЛАЗ-"АЛМАЗ"

28.05.2001
Ася ТРЕТЮК

Знаковыми событиями второй половины минувшего года стали исчезновение 7 июля оператора ОРТ Дмитрия Завадского и последовавшая глубокой осенью отставка руководителей ключевых силовых ведомств. Взаимосвязь между этими двумя событиями недвусмысленно просматривалась в заявлении президента, который не скрывал, что главной причиной отставок стали серьезные недостатки в организации работы по расследованию преступлений, получивших широкий общественный резонанс. Прошло полгода. О судьбе Завадского ничего не известно и по сей день. Это отнюдь не мешает белорусским правоохранителям рапортовать о проделанной ими "колоссальной работе" по делу об исчезновении оператора ОРТ.

Единственная зацепка - озвучивание и без того уже известной из неофициальных источников фамилии главаря банды, похитившего Дмитрия. Им якобы оказался бывший офицер спецподразделения по борьбе с терроризмом "Алмаз" Валерий Игнатович. О том, кто входит в эту банду, следствие предпочитает не распространяться, прикрываясь "презумпцией невиновности". Оно и понятно: когда речь идет об оппозиции, они называют не только их фамилии, но и родственников вплоть до седьмого колена. В деле же Завадского фигурируют не политические противники режима и их дети, а офицеры (в т.ч. действующие) службы безопасности президента. Впервые об этом стало известно после публикации 20 ноября прошлого года в независимых СМИ заявления анонимного автора - офицера КГБ, который сообщил об интригах на самом верхнем уровне власти, включая Лукашенко и тогдашнего руководителя Совбеза Шеймана. Видимо, утечка информации была столь серьезна, что на третий день после появления анонимного заявления президент на встрече с руководителями силовых ведомств в присутствии журналистов подтвердил, что будет по-прежнему тщательно следить за ходом расследования "громких" уголовных дел, касающихся исчезновений людей, и не допустит какого-либо незаконного вмешательства в ход их расследования.

Очевидно, А.Г. мало было заручиться преданностью руководителей-силовиков, и ему тут же организовали беседу со следователями, которые непосредственно ведут эти дела. Что можно было расценивать как недоверие главам силовых ведомств. В этот же день из конфиденциальных источников стало известно, что в КГБ началась проверка на предмет выявления анонима.

Казалось бы, все акценты расставлены, и вдруг - сразу три крупные отставки. Полетели головы не только шефа КГБ и генпрокурора, но и госсекретаря Совбеза - "человека, который грудью когда-то защитил президента от пули". Правда, двумя днями позже "человек" всплыл на должности прокурора республики.

Официально представляя новоиспеченного генерального, А.Г. наказывал Шейману: "Вы должны найти мне этих людей - кровь из носу, любыми способами, любыми судьбами. И прежде всего Диму".

Но Димы нет. И это при том, что сравнительно недавно, 25 сентября прошлого года, на должность министра внутренних дел был направлен также "абсолютно надежный президенту человек" - начальник службы безопасности главы государства Владимир Наумов. А его место занял опытный чекист Ерин, который по замыслу президента должен был привнести в эту службу, так сказать, "умственно-аналитический аспект, чтобы сбалансировать вот эту силовую составляющую". Должно быть, не успел, поскольку вскоре был назначен шефом КГБ.

Похоронной командой назвал новых назначенцев-силовиков заместитель председателя Белорусского Хельсинкского комитета Гарри Погоняйло. Командой, призванной похоронить все материалы, собранные следствием по делам об исчезновении известных в стране людей. Сегодня даже семья и близкие исчезнувших пребывают в полнейшем неведении. А та скупая информация, которую время от времени они пытаются получить у сотрудников следственных органов, порождает больше вопросов, чем ответов.

Например, близких Дмитрия Завадского насторожило, почему фигурантам по делу ее сына переквалифицировали обвинение с убийства на похищение человека. Как признался на недавней пресс-конференции руководитель следственной группы, заместитель начальника следственного отдела по борьбе с организованной преступностью и коррупцией прокуратуры республики Иван Бранчель, следствие не располагает данными о судьбе Дмитрия: либо он убит, либо похищен, и его прячут. Исходя из этого, Игнатовичу и предъявлено обвинение в похищении и лишении свободы человека.

Тем не менее официальная версия следствия не выдерживает критики. Возможно, Игнатович виновен в убийстве азербайджанской семьи, молодой учительницы из Марьиной Горки и совершении ряда других тяжких преступлений. Но вряд ли он причастен к похищению Завадского и его возможному физическому уничтожению. В противном случае, если следствие доказало факт похищения Дмитрия, тогда ему ничего не стоило доказать, каким образом с похищенным поступили в дальнейшем. Если, скажем, Завадского передали чеченцам, то с ним могли расправиться как с человеком, который распространил о них информацию негативного характера. Общеизвестно, что казнь по-чеченски (с демонстративным отрезанием головы либо перерезанием горла) неизменно сопровождается видеозаписью, копии которой боевики целенаправленно адресуют в нужные руки. Так сказать, в назидание, чтоб впредь неповадно было. Либо пленят журналиста с целью получения крупного денежного выкупа.

Если они передали Завадского какой-то чеченской группировке, осознавая, что он будет умерщвлен, тогда банде Игнатовича следовало бы инкриминировать пособничество в убийстве, а не только похищение человека и лишение его свободы. Пока же Дима не найден - ни живым, ни мертвым.

Создается впечатление, считает Гарри Погоняйло, что следствие "сворачивает" свою работу "на чеченский след", чтобы сжечь мосты, ведущие к истинным заказчикам похищения Завадского и, не исключено, Захаренко, Гончара и Красовского. Иными словами, "привязать" к насильственным исчезновениям известных в стране людей криминальные структуры и тем самым отвести всякие подозрения в причастности к этим преступлениям режима и его спецслужб.

Масла в огонь подлило еще одно анонимное письмо, которое оказалось в распоряжении БХК. Обеспокоенные ходом расследования следователи решили прибегнуть к помощи правозащитников, понимая, что могут остаться "крайними в случае неблагоприятного исхода дела для нынешнего руководства". Из письма следует, что круг обвиняемых по всем эпизодам дела о похищении Завадского до конца не определен. Не исключено, что преступная группа Игнатовича имеет отношение не только к похищению Грачева (бывшего начальника КРУ Министерства культуры) и Завадского, но и к другим политическим преступлениям. Что касается обвиняемых, то "ведут они себя нагло. Игнатович на допросы ходить отказывается (его носят на носилках, при этом он скандирует "Да здравствует президент!")... Говорит, что не сомневается в своем скором освобождении, угрожает вырезать семьи следователей..."

Содержание этого письма - отнюдь не новость для силовых ведомств. Тем не менее ни одно из них не потрудилось опровергнуть либо подтвердить указанную информацию. Впрочем, столь же лояльно они отнеслись и к первому анонимному письму офицера КГБ. Хотя многое из того, о чем там говорилось, вскоре нашло свое подтверждение в официальной версии следствия. В т.ч. о причастности спецслужб к этому преступлению, их связях с криминальным миром. В контексте сказанного обращает на себя внимание тот факт, что в банде бывшего офицера спецподразделения "Алмаз" Игнатовича, награжденного правительственной наградой за боевые действия в Чечне, орудовали ранее судимые, причем дважды, личности.

Отдельной строкой в анонимном письме упоминается некий Павлюченко. Указывается, что после его задержания возникла необходимость в проведении обыска на территории в/ч 3214 СОБР МВД РБ. "Для этого на место выехал следователь в сопровождении офицеров "Альфы". По приезде в часть следственную группу сотрудники СОБРа не пустили на территорию, а через некоторое время следователя позвали к телефону, на проводе был Шейман... На следующий день были сняты председатель КГБ, генпрокурор и министр культуры. Утром этого дня генпрокурор пришел на работу, кабинет его был опечатан, а с материалами дела знакомились сотрудники Совбеза. Тогда же исчезли два тома уголовного дела..."

Припоминается, что некоего Павлюченко мы уже и видели, и слышали по НТВ. Не исключено, что это тот самый комбриг, чье задержание сотрудниками органов госбезопасности по подозрению в похищении оператора ОРТ Завадского, как сообщило НТВ, "переполнило чашу терпения" президента. О чем Лукашенко и заявил: "Я не допущу избиения этих силовых структур. Имейте в виду, что эти структуры мной поддерживались". После чего освобожденный из застенков СИЗО КГБ командир отряда быстрого реагирования отчеканил в телекамеру: "Готов выполнить любой приказ президента..."

Возможно, это тот самый человек, о котором упоминал Грачев в своем интервью "БДГ" (N17 от 02.02.01), где речь шла о якобы найденных у Павлюченко при обыске $120 тыс. и 16 видеокассетах, на которых был "заснят ряд убийств".

К слову, комбриг СОБРа был задержан за два дня до того, как полетели головы Мацкевича, Божелко и Шеймана. Кто знает, возможно, между этими событиями также существует некая связь. Однако больше впечатляет то, как этот офицер оказался на свободе - по соизволению Лукашенко. Это к вопросу о независимости и самостоятельности правоохранительных органов, в т.ч. и органа, осуществляющего надзор за соблюдением в стране законности, - прокуратуры.

Неоднократно на последней пресс-конференции возвращались журналисты к личности комбрига СОБРа Дмитрия Павлюченко, и всякий раз прокурорские начальники Михаил Снегирь и Иван Бранчель демонстрировали полное бессилие. Кивая в сторону сотрудников КГБ, мол, это они Павлюченко задерживали, "все вопросы, пожалуйста, к ним", прокуроры, должно быть, постеснялись вспомнить, что надзор за законностью задержания, помещения гражданина в следственный изолятор и его освобождения, а также за ходом расследования и проч. осуществляет отнюдь не президент, а прокуратура. Все, что может себе позволить глава государства, это критиковать работу подконтрольных ему служб и в соответствии со своими полномочиями распоряжаться их служебной судьбой.

Однако случай с Павлюченко далеко не первый, когда президент занимается не своим делом. Так было с Михаилом Чигирем, которого А.Г. освободил из СИЗО "Володарки". Хватило ума рассказать об этом по БТ, мол, если бы не посол КНГ ОБСЕ г-н Вик, топать бы экс-премьеру по камере пятнадцать лет. Так было на совещании с "вертикалью" Витебщины, где Лукашенко распорядился дать Василию Старовойтову два года тюрьмы, и "хватит старику". Именно столько и дали. Априори был вынесен приговор Андрею Климову - на нары. Сидит Климов уже четвертый год.

Впрочем, у Лукашенко появилась возможность доказать всему миру, что на самом деле он лучше, чем о нем думают. Три недели назад БХК направил в его адрес анонимное обращение следователей с сопроводительным письмом, в котором изложена непритязательная просьба: употребить власть и оградить граждан Беларуси от посягательств криминальных элементов. Сделать все, чтобы правоохранители наконец занялись своим непосредственным делом и выполнили приказ главы государства - нашли исчезнувших людей. "И прежде всего Диму".
Добавить комментарий
Проверочный код