Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№19 (285) 14 мая 2001 г. Политика

ГРАНТ НА РЕВОЛЮЦИЮ

14.05.2001
Михаил ПОДОЛЯК

№ 19 [285] от 14.05.01 - Сумеет ли Лукашенко победить белорусский "третий сектор"?

Местный лидер откровенно боится, что Запад через систему целевых гуманитарных грантов в канун президентских выборов "перекупит" местное общественное мнение и тем самым спровоцирует резкий рост в стране протестных настроений.

После некоторого информационного затишья А.Г. с еще большим азартом принялся "разоблачать" иностранные миссии (посольства, КНГ ОБСЕ), через которые иностранные спецслужбы якобы насыщают белорусский третий сектор "политическими" деньгами. Очевидный, по мнению Лукашенко, вывод: Запад просто хочет "купить" белорусское президентское кресло для своего ставленника. Себя же Лукашенко неистово считает абсолютно законным кандидатом, который имеет народную поддержку и опирается сугубо на народные деньги.

Рассуждая подобным образом, А.Г. искренне полагает, что любой доллар, который поступает в Беларусь извне (прежде всего по линии европейских и американских филантропических сообществ) и в обход государства, так или иначе направляется на подрыв устоев его управленческой иерархии. Он категорически отказывается понимать, что любое гуманитарное финансирование со стороны Запада предполагает добровольное финансирование тех секторов социальной жизни, которые само государство по разным причинам игнорирует. Непонимание президентом роли "третьего сектора" проистекает из его желания оградить Беларусь от любого внешнего влияния, в т.ч. информационного и просветительского, а также ограничить любые контакты местного населения с иностранным общественным мнением.

НЕПОЛИТИЧЕСКАЯ ПРИРОДА НГО

Можно ли в рамках проектов НГО ("третий сектор") финансировать подготовку и проведение широкомасштабной политической революции, предусматривающей кардинальное перераспределение властных полномочий? Иностранные гуманитарные фонды не финансируют революционные проекты, предполагающие политический радикализм. Максимум, на что готовы пойти западные инвесторы, когда речь заходит о политике, так это на финансирование демократических процедур, которые позволяют провести прозрачные выборы.

Деятельность местных жителей в рамках организаций НГО - это возможность развивать свои коммуникации в обход государственной бюрократии. Разумеется, как только граждане начинают чувствовать, что коммуникативные потребности можно удовлетворять и без участия государства и что это гораздо эффективнее, сразу же начинает падать авторитет государства как единственного посредника в жизни социума. Может ли подобное понравиться авторитарному лидеру?

Откровенно опасаясь возможного перетока "гуманитарного финансирования" в политическое русло, Лукашенко инициировал появление декрета N8. Однако у страха, как известно, глаза велики: А.Г. предпринял очередную информационную атаку на институт международных наблюдателей за выборной процедурой, а также на систему их подготовки, которая финансируется иностранными фондами. На минувшей неделе Лукашенко в очередной раз обвинил западные миссии в том, что через систему целевого финансирования гуманитарных и просветительских программ они на самом деле якобы финансируют местные "революционные отряды". Так ли это на самом деле? И можно ли через перераспределение тех немногочисленных грантов, которые Запад действительно выделяет белорусскому "третьему сектору", организовать эффектную внутреннюю революцию?

Конечно, нет. Гуманитарное и политическое финансирование разнятся принципиально. Первое преследует сугубо просветительские, развивающие цели, выделяется через устоявшиеся прозрачные схемы, имеет небольшой размер и используется исключительно в "третьем секторе". Политическое же финансирование предполагает совершенно иные схемы выделения и объемы. Кроме того, любое политическое финансирование неизменно имеет конкретного теневого оператора-посредника, который должен насыщать деньгами местную консолидированную политическую структуру. Пока подобная схема в Беларуси не действует: слишком много автономных инициативных центров в оппозиции, располагающих своими бюджетами небольшого размера.

Тем не менее из-за острейшего дефицита информации Лукашенко всерьез опасается того, что оппозиция уже собрала приличный бюджет для ведения мощной избирательной кампании. Все-таки не напрасно мы как-то упоминали, что белорусские спецслужбы сегодня не в состоянии собирать качественную кулуарную информацию, но они оказались весьма способными по части организации "конкурсов топтунов". Впрочем, если А.Г. хочет верить в консолидацию ресурсов местной оппозиции, не стоит его разочаровывать.

ФИНАНСИРОВАНИЕ ВЫБОРОВ

Самый злободневный на сегодня вопрос: хватит ли оппозиции денег, чтобы перекрыть влияние Лукашенко на местном рынке, и откуда она может эти деньги получить. Еще один вопрос: сумеет ли сам Лукашенко найти достаточно денег, чтобы на корню скупить местное общественное мнение.

Финансирование избирательных кампаний - всегда тайна за семью печатями. Но не в нашем случае. Как известно, от насыщенности ресурсами той или иной избирательной кампании зависят технологическая сложность выборных мероприятий, широта и глубина пропагандистского охвата потенциальных избирателей, возможность использования наиболее опытных отраслевых PR-спецалистов.

Обычно избирательные бюджеты потенциальных кандидатов на высокие выборные должности не разглашаются. Однако понятно, что заявленное публично финансирование явно не соответствует реальным затратам на ведение кампании. Тем более что того финансирования, которое предусматривается белорусским выборным законодательством, вряд ли хватит даже на организацию кампании по сбору подписей за выдвижение кандидатом.

В Беларуси сложилась очень простая предвыборная конструкция. Абстрагируясь от личных амбиций некоторых потенциальных демократических кандидатов, можно прогнозировать, что на президентских выборах будет иметь место классическая дихотомическая ситуация политического противостояния. С одной стороны - авторитарный кандидат, роль которого исполняет Лукашенко. С другой - единый демократический кандидат. Поэтому речь приходится вести не о финансировании реальных избирательных кампаний равновеликих игроков, а о финансировании противостояния официального Минска и оппозиции как инициативного субъекта.

Очевидно, что, несмотря на возможность использования административного ресурса и бесконтрольный доступ к бюджетным средствам, Лукашенко испытывает сегодня острейший финансовый голод. А.Г. так и не сумел предложить разным социальным группам сколько-нибудь внятной концепции собственного госстроительства, и поэтому единственное, чем он может добиться расположения в рядах той же номенклатуры, - прямой подкуп. Но для массированного подкупа лидеров мнений в разных социальных группах бюджетных денег явно недостаточно. По существу можно говорить о том, что выиграть выборы Лукашенко может только при соблюдении нескольких условий (см. на этой полосе).

ЧУЖИЕ ДЕНЬГИ

При определенных условиях президентские выборы в Беларуси могут перерасти в тотальное перерас-пределение властных полномочий. В этом случае ближайшее окружение Лукашенко лишится абсолютной административной власти и резко потеряет в собственной политической, финансовой и социальной значимости. Попросту говоря, окружение А.Г. мгновенно выпадет из элитных социальных слоев. Тяжелый удар по самолюбию. Понимание этого вынуждает официальный Минск рассматривать любые возможности для пролонгации власти. И вопрос уже не в том, чтобы сохранить хотя бы внешний демократический декор. Нужно в принципе выиграть выборы, не обращая внимания на общественное мнение. Одно из приоритетных направлений президентского поиска - определение путей для резкого ограничения ресурсных возможностей любых потенциальных оппонентов. При этом Лукашенко абсолютно все равно, откуда оппозиция получит деньги. Главное для него - смоделировать безресурсные выборы для всех прочих кандидатов. Отсюда и перманентное обвинение иностранных миссий и КНГ ОБСЕ.

Но скорее это пропагандистский трюк, рассчитанный на забитых жителей отдаленных деревень. На самом деле финансирование через систему грантов прогрессивных шагов в различных областях человеческой деятельности - широкая международная практика. Запад не видит смысла вмешиваться во внутренние дела Беларуси. По крайней мере, пока здесь не стреляют.

В Беларуси есть выборные органы власти. Однако Запад пытается содействовать развитию в постсоветских республиках гражданского общества как гарантию от восстановления тоталитарных тенденций. Правда, демократические традиции пока у нас не очень прижились. Но это еще не повод для иностранной революционной атаки на госустройство, о чем заявляет Лукашенко.

Но может ли столь массированная атака на общественное мнение способствовать падению авторитета белорусской оппозиции? Скорее всего, общественность равнодушно относится к подобным обвинениям - в силу непонимания их природы.

В Беларуси своя специфика. Белорусские "грантовские" программы сосредоточились сегодня на формировании в республике действительно гражданского общества. Просвещение, этническое выживание, права человека, демократические процедуры - именно эти программы доминируют сегодня в стране. С другой стороны, только своевременное вмешательство западных фондов позволило развивать в Беларуси такие направления как радиационная медицина, Интернет, компьютерное и информационное оснащение библиотек и т.д.

Получается, что, поднимая вопрос о западном финансировании через систему грантов перспективных научных и познавательных проектов, официальный Минск преднамеренно лишает Беларусь возможности использования дешевых финансовых ресурсов и динамичного развития. По сути власть намерена всячески поощрять ухудшение наших контактов с прочими государствами, хотя государство не в состоянии в полном объеме финансировать фундаментальную и теоретиче-скую науку. Хотим ли мы оказаться на задворках человеческой мысли? Грант - это не попытка задешево купить чужие мозги. Это способ установления оптимального финансового режима для перспективных ученых и общественных деятелей.

Тем не менее власти настаивают на очевидной нелепости: дескать, западные гуманитарные фонды щедро финансируют оппозиционные партии и отдельных политиков. Более того, официальный Минск считает, что именно западные гуманитарные фонды раздувают проблему нелегитимности белорусского президента. Что ж, это неплохой козырь для внутреннего использования. Ведь одно дело, когда общественности рисуется картина противостояния режима и нескольких сот тысяч членов белорусского демократического движения. И совсем другое дело - противостояние Лукашенко сотоварищи и мощной западноевропейской и американской шпионской машин, пытающихся через неполитические фонды "купить" правительство.

Однако официальная пропаганда стыдливо обходит молчанием некоторые нюансы сегодняшнего финансового статуса Беларуси. Во-первых, бюджет президента, состоящий из возможных процентных отчислений от транзитных, сырьевых сделок, сделок по конвертации валют, на порядок выше совокупного бюджета гуманитарных грантов, выделенных белорусским неправительственным организациям. Но Лукашенко был бы куда более спокоен, если бы и гуманитарные гранты поступали в Беларусь исключительно через специальный департамент его администрации.

Во-вторых, далеко не все западные гуманитарные фонды вообще разбираются в локальных политических процессах. Они вне политики. Их мало интересует противостояние Лукашенко и, скажем, БНФ. Эти фонды интересует прежде всего "унификация" современной цивилизации - экология, средства коммуникации, всемирная web-сеть, единые образовательные технологии.

В-третьих, в программах, которые финансируются западными структурами, с белорусской стороны участвует слишком много экспертов, организаторов, рядовых лиц, подчас действительно не очень сильно заинтересованных в коренной ломке нынешнего общественного устройства Беларуси. Лишь небольшая часть западных грантов направлена на совершенствование политических процессов в стране, и то в рамках гласной программы демократизации посттоталитарного общества.

СРАВНИ И ПОЙ

Так что никакого заговора против Лукашенко со стороны западных фондов нет и в помине. Гуманитарные фонды работают и в России, и на Украине, и в странах Балтии. Причем гуманитарные бюджеты абсолютно несопоставимы. Беларусь зачастую получает десятую, а то и двадцатую часть от финансирования российских программ. Только фонд Сороса потратил на компьютерное оснащение крупнейших российских библиотек по программе "Библиотечное дело" около $5 млн.

По некоторым данным, совокупные ежегодные гуманитарные гранты для Беларуси составляет не более $3-4 млн. Это даже меньше объема финансирования фондом Сороса всего одной российской программы - "Библиотечное дело".

Что касается возможного политического финансирования - все очень просто. Оппозиция вынуждена искать деньги, иначе она останется без ресурсов в борьбе против госмашины Лукашенко. С другой стороны, оппозиция ведет себя честно по отношению к оппонентам. Она уже неоднократно предлагала официальному Минску сесть за стол переговоров и обсудить правила поведения на местном политическом рынке, в т.ч. - финансовом. Ведь только Лукашенко может безболезненно мобилизовать местные ресурсы. Но как только оппозиция начнет искать источники финансирования дома, они сразу попадут под жесткий прессинг...
Добавить комментарий
Проверочный код