Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№17 (283) 28 апреля 2001 г. Политика

ОППОЗИЦИИ ОТДАЛИ ГОРОД

28.04.2001
Виктор МАРТИНОВИЧ

26 апреля состоялся очередной "Чернобыльский шлях". Его отличительной особенностью стало полное отсутствие милиции на улицах города. Оптимисты сказали, что мероприятие получилось: впервые за долгое время демократические силы прошли по проспекту Скорины. Пессимисты сказали, что акция не удалась: оппозиция не вышла на площадь Независимости.

Режиссура акции была просто блестящей. Впервые митингующие действовали настолько слаженно, что даже если бы власть решила предотвратить их сбор в сквере художников, у нее бы ничего не получилось. Поскольку площадь Свободы в качестве места сбора не была санкционирована городскими властями, демократические силы подготовились к тому, что их туда просто не пустят. Обычно представители партий и сочувствующие партиям лица начинали собираться минут за сорок до начала мероприятия. В памятном 1996г. люди в месте сбора появились вообще за час. Здесь же вплоть до 16.55 не было ясно, состоится ли подготовленная демократическими силами акция. В сквере художников "тусовались" только художники и журналисты.

Полное отсутствие милиции привело к тому, что в районе 16.45 у присутствовавших на площадке представителей масс-медиа возникло предположение, что акции вообще не будет. Однако, начиная с 16.55 площадь начала с невероятной скоростью заполняться людьми. Причем представители партий шли не колоннами, а по одному, так что даже самый опытный гэбист не смог бы понять - кого задерживать, а кого нет, кто случайный прохожий, а кто - потенциальный активный участник. Появлялись они словно из ниоткуда и потоками шли в сквер. Последними пришли люди с разобранной символикой - древками флагов и каркасами транспарантов. До художников и торговцев китчем запоздало дошло, что они оказались в самом центре политических страстей. Они стали поспешно сворачиваться, предоставляя радикально настроенной молодежи оседлать лавочки, где совсем недавно стояли картины и керамика.

Хорошая подготовка была продемонстрирована партийными лидерами и перед началом акции. Представители организаций разбились по группам, кто-то занялся монтированием агитационных плакатов, кто-то - распространением печатной продукции, кто-то - живым общением с собравшимися. Представители "Молодого фронта" поспешно одевали специально подготовленную униформу с логотипом "шляха", попутно раздавая интервью и скандируя лозунги. Среди распространяемой литературы была газета "Навiнкi", буклеты с научным обоснованием неперспективности использования атомной энергии в нашей стране, антипрезидентские листовки. Какой-то отмороженный коммерсант, то ли не понимая, куда попал, то ли слишком хорошо понимая это, всовывал в руки собравшимся рекламный буклет каких-то прачечных.

В считанные минуты парк заполнился людьми практически до отказа, часть митингующих вынуждена была спуститься на ступени к светофору напротив кафе "Блюз", чтобы не тесниться на "художниках". На парапете в центре парка стояла группка музыкантов. Один из них играл на инструменте, который очень похож на шотландскую волынку, но в Беларуси называется просто "дудой". Второй аккомпанировал первому на гитаре. Играли традиционный белорусский фолк. Группа анархистов, которых на митинге было непривычно много, ответила фольклористам анархистским музыкальным приветствием. Молодой виртуоз исполнил на губной гармошке "Интернационал", чем вызвал легкий шок как в рядах своих коллег, так и в рядах продавцов китча, которые товары свернули, но парк не покинули.

Начался импровизированный митинг, открывая который, заместитель председателя БНФ Вячеслав Сивчик заявил, что несколько известных белорусских ученых сейчас направятся к резиденции президента, чтобы передать петицию о чернобыльской трагедии, и после их возвращения начнется непосредственное шествие.

Вслед за выступлением Сивчика начался траурный молебен, посвященный чернобыльской трагедии. Но все это проходило только в одной части парка, центральной. По краям также творилось нечто невообразимое. "Молодой фронт" устраивал некий хэппенинг в районе светофора напротив кафе "Блюз". Молодые белорусские правые и анархисты "тусовались" на лужайке около стоянки такси и были заняты общением с делегацией французских коллег.

Тут в программе образовалась небольшая пауза, в ходе которой собравшиеся впервые обратили внимание на одно более чем странное обстоятельство: полное отсутствие милиции. Бывалыми журналистами этот факт был трактован как плохой знак: если представителей правоохранительных органов нет на месте сбора, значит, их будет ОЧЕНЬ много по ходу следования колонны. Кстати, о ходе следования колонны сведения курсировали самые противоречивые. Совершенно очевидно, что маршрут напрямую зависел от количества собравшихся. Однако даже рабочие версии типа "если, то" озвучены не были. Часть митингующих говорила, что оргкомитет поведет народ на площадь Независимости, часть - что на Академию наук. И то, и другое было очень стремно и предвещало огромные проблемы для организаторов и участников. Оба места были не санкционированы городскими властями, и можно было ожидать ОМОНа, дубинок и "Черемухи". Пока же в парке нельзя было заметить ни одного милиционера, да и представителей спецслужб - традиционных для любой акции крепких ребят в кожаных куртках. Их заменяли всего два человека, по виду - бойцы службы охраны. Прекрасно экипированные (с наушником и микрофоном на лацканах пиджаков) и хорошо физически подготовленные, эти "люди в черном" (стиль одежды - a la Киану Ривз в "Матрице") по эффективности, надо думать, превосходят взвод милиции. А потому в плане охраны общественного порядка власть подстраховалась на славу.

Около 17.30 митингующие начали выстраиваться в колонну. Впереди встали люди с растяжкой, члены БНФ и представители "Молодого фронта". Следом за ними вышли представители Белорусской партии свободы и анархисты. Рядом с ними была делегация БСДП.

Когда колонна начала движение, в ней было около 5 тыс. человек. Свернув на улицу Интернациональную, демонстранты проследовали мимо консерватории (прервав занятия, служители муз высовывались из окон и глазели на живую оппозицию) и пошли вниз, параллельно проспекту Скарыны. Избранный вначале маршрут породил версию, что шествие свернет на Богдановича с тем, чтобы выйти к Бангалор и по улице Сурганова достичь Академии наук. Однако, дойдя до "Журавинки", шествие свернуло в сторону проспекта имени белорусского первопечатника. По толпе пронесся вздох облегчения - наконец-то акция протеста стала нормальной. Наиболее активные радикалы предположили, что по проспекту организаторы поведут толпу к площади Независимости. Большинство же ожидало увидеть кордоны ОМОНа, перекрывающие выход на проспект в районе цирка. Однако этого не произошло. Более того, на улице, прилегающей к цирку, не было ни одного "Икаруса" с экипированными ОМОНовцами. Выглядело это настолько же дико, как бронетехника на площади Якуба Коласа 25 марта 2000г. В конце концов, акция по данному маршруту была не санкционированной с самого начала. Об этом, во всяком случае, оповещал специальный автомобиль с мегафонами, курсировавший в районе площади Свободы.

Впоследствии, правда, стало известно о некой устной договоренности представителей оргкомитета с минскими властями. Но цена подобных договоренностей, когда дело доходит до применения силы, известна прекрасно.

В конечном итоге шествие свернуло на проспект Скорины и пошло в сторону Академии наук. Первые несколько минут люди занимали все полосы левой стороны проспекта, однако появившийся почти сразу мужчина с мегафоном очистил две полосы для движения общественного транспорта и автомобилей. Двигаясь по проспекту, колонна, как это чаще всего бывает, стала обрастать случайно присоединившимися людьми. В районе пересечения с улицей Захарова количество участников шествия достигло уже 8-10 тыс. человек. В длину людской поток был около 700 метров. Когда люди дошли до площади Якуба Коласа, стало совершенно понятно, что стычек с милицией не будет точно. Чтобы оценить степень "искренности" этого затишья, мы заглянули во дворы домов, стоящих вдоль проспекта. В ходе любых других акций оппозиции дворы, как правило, забиты специальной техникой и автобусами с мобильными силами МВД и внутренними войсками. Сейчас же во дворах стояли только иномарки владельцев престижных квартир. Единственным местом, где мы заметили два "Икаруса" с милицией, была улочка, ведущая от проспекта к Пушкинской библиотеке. Автобусы стояли очень далеко, чтобы никто, не дай Бог, не заметил. Сотрудники МВД были без обычных для такого случая бронежилетов, щитов и масок. Видно, поставили их сюда исключительно для проформы.

Словом, власть до такой степени перестала боятся оппозиции, что фактически отдала город в ее распоряжение на два с половиной часа. Меры безопасности были просто не предусмотрены в ходе этого шествия. И, поверни колонна в другую сторону, ей почти наверняка беспрепятственно дали бы дойти до главной площади столицы. Другой вопрос - что после этого сделали бы с организаторами шествия.

В районе 19.15 колонна подошла к площадке возле Академии наук. Здесь состоялся короткий траурный митинг. После этого участники шествия начали расходиться. Арестов непосредственно в ходе проведения мероприятия мы не заметили. Тем не менее внутри станции метро "Академия наук" велось активное патрулирование усиленным нарядом милиции. Обычно милиция после несанкционированных акций занимается в "подземке" арестами, благо на станциях есть помещение, где можно составить протоколы об административных правонарушениях. Но здесь представители МВД, кажется, просто следили за тем, чтобы хлынувшая в метро толпа не получила травм в результате несчастных случаев.

На момент сдачи этого номера в печать в управе БНФ не располагали информацией о задержанных. Однако это вовсе не означает, что таковых не имелось или не будет в скором времени. В конечном итоге оппозиция два с половиной часа ходила шествием по центру города. Кое-кому, кто был в отъезде, это может не понравиться. И кому-то придется отвечать.
Добавить комментарий
Проверочный код