Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№15 (281) 16 апреля 2001 г. Тема недели

КАК СИНХРОНИЗИРОВАТЬ УЖА И ЕЖА

16.04.2001
Отдел политики

№ 15 [281] от 16.04.01 - Послания президентов показали, что экономика России и Беларуси несовместима ни с точки зрения вопросов собственности, ни с позиции инвестиций, ни по основным направлениям реформ, ни даже по теоретическим и методологическим подходам их авторов.

Российских экспертов поразило то, что Путин в своем послании говорил о реальных проблемах на жестком, понятном либеральном языке. Лукашенко же так и не удосужился поменять словесный репертуар, которым он убалтывает страну уже седьмой год. Путин показал хорошие знания мировой экономики. Лукашенко все еще находится в плену схем двухполюсного мира, когда "наши" - это те, кто против Запада, "чужие" - это те, кто помогает нам, желательно безвозмездно. Путина тревожит консенсус российских олигархов и госчиновников, которые не заинтересованы в реальных реформах системы власти и в уходе государства из экономики. Лукашенко раздражают попытки единичных инвесторов предлагать не выгодные ему схемы приватизации. Путин знает, что российская экономика имеет рентный, а не производительный характер, что пора не распределять, а создавать условия людям для зарабатывания денег, что госаппарат является основным тормозом реформ.

Лукашенко не устает твердить об усилении позиций государства в экономике, о своей особой роли в одобрении любых экономических сделок по типу "госаппарат - это я". Путин за дерегулирование, сокращение вмешательства в дела компаний. Лукашенко ни слова не сказал о резком сокращении числа лицензий, упрощении входа на рынок, борьбе с бюрократом во имя отечественного предпринимателя. Путин с уважением высказывается о частном бизнесе, приводя такой многозначительный факт, что "потребности обороны уже сейчас почти наполовину обеспечиваются частными предпринимателями, в том числе АО с участием государства". Он понимает перспективность участия частного бизнеса, в т.ч. и в оборонных программах. Лукашенко же опустился до того, что обозвал самого крупного в Беларуси иностранного инвестора McDonald’s, его продукцию "заразой", а один из самых любимых молодежных и детских "пятачков" - "гадюшником". Путин поддержал бюджетно-налоговую реформу, инвентаризацию доходов и обязательств государства. Лукашенко лишь на минуты приоткрыл миру финансовые операции со своим резервным фондом, напомнив еще раз, что всеми значимыми ресурсами в стране распоряжается один человек, имеющий в руках не палочку-выручалочку, а инструмент помощнее - "золотую" акцию. Путин уверен, что капиталу, в т.ч. иностранному, нужны равные условия, прозрачные условия игры и защита собственности. Лукашенко все еще тешит себя иллюзиями, что иностранные инвесторы будут на свои деньги производить товары под белорусскими брэндами, продавать их по административным ценам и обязательно экспортировать продукцию.

Путин уверенно говорит о свободной торговле, понимая, что нефтяного "дурмана" надолго не хватит. Лукашенко готов грудью встать на защиту пусть неэффективного, затратного, не умеющего продавать, но белорусского производителя. Путин - за необходимость четкого разделения платного и бесплатного образования и медицины. Лукашенко по-советски рассуждает о приоритете бесплатности и доступности, не замечая реальной жизни.

В итоге Путин в своем послании предстает человеком новой идеологии (по крайней мере, в экономике), рыночником и гарантом прав собственности (хотя пока это чистая декларация без эффективных судов и независимых контрольных органов). Лукашенко, которому надо думать о стирке одежд семилетней давности, выглядел растерянным советским номенклатурщиком среднего звена, который искренне не понимает, что жизнь никогда не шла по Марксу. Путин ведет себя как стратег, который старается занять позицию над схваткой. Лукашенко же, наоборот, лично ведет переговоры с бизнесом, мельчит и опускается до прямых оскорблений участников рыночного процесса.

Что же общего между Путиным и Лукашенко, между экономикой России и Беларуси? Оба хотят власти. Оба имеют ее очень много. У обоих огромный ворох нерешенных проблем, мало денег и остатки великодержавности. Оба хотят войти в историю как интеграторы и созидатели. Оба имеют свои, очень разные подходы к экономическим реформам. Можно ли на таком фундаменте интегрироваться? Можно ли строить дом на болоте? Путин неоднократно отвечал на этот риторический вопрос, призывая начинать с экономических основ. Белорусский визави не слышит призывов второго президента России, что резко повышает вероятность скорого финиша последнего из первых президентов нашего региона.
Добавить комментарий
Проверочный код