Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№15 (281) 16 апреля 2001 г. Тема недели

ЛУКАШЕНКО ПОСЛАЛ

16.04.2001
Виктор МАРТИНОВИЧ

10 апреля Александр Лукашенко выступил с ежегодным посланием перед депутатами ПП НС. С момента прошлогоднего отчета перед палатой-I во взаимоотношениях исполнительной и законодательной власти что-то неуловимо изменилось. Депутаты забросали главу государства вопросами не только о локальных проблемах в своих округах. Спрашивали и о политике, экономике и даже религии. Лукашенко отбивался как мог.

Как всегда на мероприятиях с участием президента, перед ежегодным отчетом были предприняты повышенные меры безопасности. Несмотря на то, что палата сама по себе является режимным объектом и всякий входящий туда подвергается тщательной проверке, в ходе визита президента служба его личной охраны пошла на ряд дополнительных, совершенно необъяснимых мер и предосторожностей. Мы оказались возле Дома правительства в 9.45. Хотя до приезда Лукашенко оставалось еще минимум минут десять, площадь уже полностью оцепили. Перейти проспект Скорины в районе Красного костела удавалось с огромным трудом. Коротко стриженные ребята с предельно серьезными лицами вслушивались в рации и жестами сдерживали томящуюся в ожидании перехода толпу. При этом все три полосы движения были перекрыты для обеспечения зеленой улицы президентскому кортежу. После сообщения по рации о том, что президент еще достаточно далеко, народу дали возможность перейти на другую сторону, но тут же отсекли от поворота налево, к Дому правительства. После предъявления аккредитационных карточек нам удалось пройти сквозь первый кордон. Однако появились первые автомобили эскорта, и охрана заметно занервничала. По ее вытянувшимся лицам стало ясно, что на президента нам посмотреть не дадут. Пришлось заходить в здание через боковой вход. Забегая вперед, отметим, что совершенно неадекватные меры безопасности были приняты и при выходе Лукашенко из здания после его беседы с депутатами. Как только президент попрощался с палатниками, боковой выход из Дома правительства был блокирован. И это несмотря на то, что Лукашенко покидал парламент через центральные двери, в двух метрах от которых стоял его лимузин. Неужели нельзя было просто выставить “коридор” из охраны от центральных дверей до автомобиля, а всем остальным дать возможность выйти?

За 7-10 минут, пока двери были перекрыты, в холле скопилась приличная толпа. Смешались все: депутаты, представители дипкорпуса, члены правительства. Эти уважаемые господа вынуждены были нетерпеливо толкаться, пока Лукашенко усядется в свой автомобиль.

Впоследствии оказалось, что в стремлении обезопасить президента служба охраны пошла дальше обычного. Дошло до смешного: правозащитник Валерий Щукин рассказал в пресс-центре о том, что его лично предупредили на КПП о недопустимости совершения противоправных действий. Затем боец службы охраны препроводил Щукина до пресс-центра, проследив, чтобы тот не свернул “налево”.

Архитектор Лангобард, проектируя здание Дома правительства в те далекие времена, когда правительство действительно было народным и ездило без охраны, не особенно заботился о личной безопасности отцов белорусского народа. А потому Дом правительства в целом и правое его крыло в частности представляют собой серию сообщающихся многоуровневых коридоров, более напоминающих лабиринт. Из-за огромного количества лестниц, поворотов и переходов перекрыть все выходы к Овальному залу просто невозможно.

Еще один инцидент, уже действительно неприятный и серьезный, произошел с одним журналистом, работающим на зарубежные СМИ. Как и все остальные представители масс-медиа, аккредитованные в Палате представителей, он имел пропуск с пометкой “имеет право входа в зал”. Предъявив его, он прошел через кордоны охраны вплоть до входа в Овальный зал. Однако здесь его задержали и попросили удалиться. Чего делать журналист не собирался, справедливо полагая, что имеет право находиться в Овальном зале. И вот, когда по рации поступило сообщение о том, что президент уже близко, охрана буквально выволокла его силой.

Поступок охраны возмутил не только представителей масс-медиа, но и особо смелых депутатов, которым эта история была рассказана уже после заседания. Дело в том, что решение о допуске всех журналистов в Овальный зал было принято палатой на пленарном заседании. Президент приехал в ПП НС не как хозяин, а как гость. И совершенно непонятно, почему одна ветвь власти просто проигнорировала решение другой ветви власти. Тем более что журналисты государственных медиа в Овальный зал допущены были.

Снимите оцепление!

Доклад Лукашенко длился чуть более часа. Поскольку он транслировался в прямом эфире, пересказывать содержание не имеет никакого смысла. Зато когда депутаты перешли к вопросам, прямую трансляцию почему-то вырубили. Накануне в кулуарах ходили слухи, что некоторые депутаты рискнут задать президенту не слишком приятные для него вопросы. Похоже, эти слухи дошли не только до нас.

Поначалу шло по обкатанному сценарию. К микрофону поочередно подходили народные избранники и “просили” за свои округа: кто проложить дорогу, кто построить мост, кто покрасить заборы. “Рок-н-ролл” начался с выхода к микрофону Ивана Пашкевича, умудрившегося за последние три недели создать вокруг себя ореол депутата-либерала. Сперва он пожаловался президенту на то, что не сумел припарковаться на площади Независимости из-за того, что охрана оцепила площадь. От неожиданности А. Г. переспросил: “Не понял?”. После того как Пашкевич вновь рассказал президенту о своей беде, Лукашенко осерчал. “Как вы мне надоели!” - бросил он высшим чинам своей охраны и распорядился немедленно снять оцепление с площади, весьма правдоподобно делая вид, что впервые слышит о том, как обстоятельно действует его охрана.

На площади Независимости стало происходить нечто невообразимое. Сразу же после распоряжения Лукашенко через центральный вход к памятнику Ленина выбежал коротко стриженный мужчина и по рации стал раздавать указания, помогая себе жестами. Вмиг большинство его коллег, прогуливавшихся по площади с непринужденным видом, куда-то исчезло. Секунд через 40 на площадь ровной шеренгой въехали автомобили представителей дипкорпуса, до этого парковавшиеся где-то на задворках. Подгоняемые одним из чинов личной охраны президента, они выстроились в первый ряд стоянки. Причем три автомобиля попытались пристроиться во второй ряд, но их развернули и приткнули в первый, чтобы обеспечить красивый “фасад”. В результате, когда Лукашенко вышел из здания, видимость исполнения своего приказа была для него очевидна.

Никто не забыт, Иван Иванович

Все последующие вопросы президенту в целом вкладывались в стилистику, заданную Пашкевичем. Депутат Красуцкий напомнил о циркулирующих разговорах о намерениях властей распродать иностранцам привлекательные объекты госсобственности накануне выборов. Лукашенко заявил, что это - вранье и в качестве главного аргумента представил статданные, по которым в стране лишь 2% собственности приватизировано иностранными инвесторами. Отвечая на этот крайне неприятный для себя вопрос, Лукашенко сделал несколько громких заявлений. В частности, он обнародовал размер своего резервного фонда и сообщил, что деньги на кампанию ему не нужны, достаточно административного ресурса.

Депутат Нетылькин поинтересовался, когда лучше назначать президентские выборы. Лукашенко ответил, что ему все равно, когда будут назначены выборы, тем самым развязав палате руки для принятия соответствующего проекта постановления.

Несмотря на то, что в ходе выступления президента ни депутаты, ни сам Лукашенко вражду друг к другу вроде как не выказывали, атмосфера нынешнего мероприятия сильно отличалась от аналогичных прошлогодних. Президент скорее всего прекрасно информирован о процессах, зреющих в его палате: о намерениях педалировать назначение выборов; о маленькой революции, устроенной Пашкевичем в день открытия второй сессии 2 апреля. Вполне возможно, именно это заставило Лукашенко беспрерывно хвалить депутата Пашкевича, словно давая понять своему бывшему соратнику: никто не забыт, ничто не забыто, и не надо опрометчивых заявлений, Иван Иванович.

Депутаты не освистали Лукашенко, но и аплодисменты в его адрес на этот раз прозвучали всего два раза: в начале и после выступления. Отношения исполнительной и законодательной власти на состояние перманентной войны пока явно не тянут. Но и прежней любви уже не наблюдается. Посмотрим, что будет накануне президентских выборов.
Добавить комментарий
Проверочный код