Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
В продаже - нефаз автобус, цены ниже! Неликвидные остатки
vat-bus.ru
№15 (281) 16 апреля 2001 г. Политика

ЛИЦА ВЛАСТИ

16.04.2001
Михаил ПОДОЛЯК

Один из главных политических вопросов сегодняшнего дня - кто из топ-менеджеров официального Минска помимо Лукашенко участвует в принятии концептуальных решений. Ведь именно эти чиновники составят костяк избирательной команды А.Г.

Небольшой группе чиновников с различным уровнем профессионализма из ближайшего окружения президента придется не просто формировать ударные положения выборной программы кандидата Лукашенко, но и пытаться переиграть широкое демократическое движение Беларуси.

Итак, кто сегодня наиболее влиятелен в ближайшем окружении А.Г.? Каков уровень компетентности будущих лидеров президентского избирательного штаба? Наконец, насколько боеспособна команда первого президента?

СИСТЕМА ВЛАСТИ

В нынешней Беларуси нет сколько-нибудь состоятельных и самостоятельных центров влияния, способных формировать альтернативные варианты решений. Пресловутая исполнительная "вертикаль" не в состоянии прогнозировать развитие событий, а способна только отвечать на внешние и внутренние раздражители. Причем отвечать постфактум. Отсюда и столь частые сбои в работе “системы Лукашенко” и откровенное раздражение самого президента. Ведь А.Г. по-прежнему полагает, что управление зависит не столько от информированности и адекватности анализа, сколько от воли первого лица.

В РБ так и не сложилась четкая система президентской власти. А значит, с каждым днем нарастает нестабильность функциональных звеньев нынешнего госуправления. Власть держится на публичной харизме Лукашенко и социальной пассивности основных групп населения. Но как долго это продлится?

Белорусская власть одномерна, избавлена от "коллегиальности". Как любая авторитарная модель она не приемлет принципиального разделения полномочий. Властные институты официального Минска всего лишь обеспечивают президента соответствующей их профилю информацией, по заведенной традиции - субъективного характера. Несмотря на то, что в Беларуси нет явных признаков борьбы за власть, периодически вспыхивают ожесточенные конфликты между друзьями-соперниками, преследующими собственные интересы. Каждый из “вторичных центров влияния” (“ближайшие” сановники) имеет свои бизнес-интересы. И не только в Беларуси. Практически у всех нынешних фаворитов под контролем собственные компании (экономическая составляющая их влияния), “теневое” прикрытие (силовая компонента) и публичные лозунги. Все группы влияния во власти сегодня персонифицированы. Правда, по мере приближения президентских выборов эти “вторичные влиятельные центры” все больше маргинализируются и теряют контакт с реальностью. Перестают, что называется, управлять ситуацией.

МЕХАНИЗМ ВЛИЯНИЯ

Традиционно считается, что Лукашенко при принятии тех или иных решений руководствуется исключительно личным пониманием ситуации. Однако, в отличие от ситуации двухлетней давности, сегодня далеко не факт, что А.Г. абсолютно самостоятельно определяет приоритеты развития государственной власти.

Сам по себе Лукашенко действительно предпочитает эффектные “выходы в люди”. Он любит публично порассуждать на общественно интересные темы. Но, судя по всему, ряд близких к президенту чиновников интуитивно почувствовали, какую информацию жаждет получать А.Г., и снабжают его массой подобной информации. Более того, определяя свое личное отношение к чему бы то ни было (скажем, к той же политике соблюдения прав человека, на проведении которой настаивают Госдепартамент США и Евросоюз), А.Г. оперирует исключительно той “фактурой” (“личной позицией”), которая поступает к нему в готовом виде через многочисленные фильтры, сформировавшиеся за последние несколько лет в недрах президентской администрации.

Между прочим, в этом и состоит один из ключевых моментов нынешней драмы Беларуси. Лукашенко - харизматичный политик, однако он уже не в состоянии формулировать собственные суждения и взгляды. А.Г. оказался зависимым от точек зрения десятка чиновников из его ближайшего окружения. В свою очередь, сами эти чиновники неадекватно оценивают политическую реальность, пытаясь изолировать не только себя от реальной политики, но и впечатлительного "батьку”.

Президентское окружение не в состоянии предложить боссу стройной концепции выигрышного политического поведения, которое не вызывало бы столь очевидного раздражения как внутри страны, так и на внешних рынках.

Очевидная хаотичность и даже истеричность публичного поведения официального Минска объясняется просто: обычный человеческий страх сковывает инициативу. Не только окружение А.Г., но и сам президент все меньше могут опираться на реальный политический инструментарий, предпочитая виртуальную борьбу с мнимыми внутренними и внешними врагами. Подобная нескончаемая борьба наряду с бесчисленными вскрытыми "заговорами" против А.Г. провоцирует откровенную панику в рядах потенциальных соратников Лукашенко, что, в свою очередь, наэлектризовывает и самого президента. Львиную долю получаемого им информационного потока составляют “аналитические” доклады избранных топ-чиновников. Все подобные доклады содержат крайне пессимистические модели развития ситуации. Специальная служба, как сообщают источники, готовит для президента “выборку наиболее красноречивых цитат из СМИ”, подтверждающих тезис о том, что-де против президента недоброжелатели готовят заговоры и провоцируют общественное мнение на нелюбовь к А.Г. Обычно в “избранных” газетных цитатах содержится исключительно негативная оценка деятельности А.Г., и это еще больше накаляет обстановку. Во время “расширенных семинаров” их участники избегают любой возможности полемизировать с А.Г. Тем самым вместо обмена мнениями Лукашенко, как правило, втягивается в долгоиграющие монологи.

Впрочем, недостаток правдивой информации - не самая главная проблема Лукашенко. Куда более важно одиночество, в котором в последнее время пребывает А.Г. Кое-кто связывает это со страхом ответственности в случае проигрыша. Однако, на наш взгляд, одиночество А.Г. - это проблема совершенно иного свойства. Скорее, она имеет отношение к его недоверчивости.

Из источников в окружении Лукашенко мы получили подтверждение того факта, что А.Г. ведет ныне замкнутый образ жизни. Даже в рабочее время на этаж администрации президента, где находятся рабочие кабинеты А.Г., ни один чиновник попасть не может. Чтобы обратиться к президенту, любой высокопоставленный чиновник вынужден оставлять записку в общей приемной на третьем этаже Красного дома. Ответ чиновник также получит в письменном виде.

Подобная замкнутость порождает неуверенность и в собственных силах, и в собственном окружении, а также способствует негативизации личностного отношения к окружающим. В итоге у Лукашенко сформировалось агрессивное эгоцентричное представление о мире. Вольтер в свое время так характеризовал суть французской монархии: “Людовик, конечно, считал себя центром Вселенной, вокруг которого неизменно должны сновать многочисленные спутники. Остальное для него было скрыто туманом”.

ПЕРСОНАЛИИ

По-прежнему существенное влияние на президента оказывает Виктор Шейман - экс-глава Совбеза, а ныне генеральный прокурор. Правда, это уже не то влияние, которое имел Шейман, скажем, полтора-два года назад. Несмотря на то, что Виктор Владимирович по-прежнему предан президенту, сегодня он уж не столь активен в выработке концептуальных направлений госуправления. Во-первых, переход Шеймана из Совета безопасности в прокуратуру существенно понизил его кулуарный статус. Хоть В.В. и перетянул в прокуратуру из Совбеза чуть ли не десяток собственных аналитиков и еще десяток личных, если так можно выразиться, оперативников.

В кулуарах набирают обороты разговоры о возможной (подчеркиваем - о возможной) причастности Шеймана к ряду громких исчезновений. А это очень серьезное пятно на репутации. Понимают это не только чиновники, но и президент. И хотя Шеймана по-прежнему боятся, смотрят на него уже с некоторой долей жалости. Все это, по нашей информации, заставляет нервничать как самого Шеймана, так и Лукашенко, который продолжает считать В.В. преданным соратником. Однако сегодня перед А.Г. стоит очень сложная проблема: вывести Шеймана из поля зрения общественности. Пока же В.В. по старой привычке регулярно навещает Лукашенко с докладами. Из всей старой гвардии только генпрокурор больше других может рассчитывать на поддержку Лукашенко.

Глава президентской администрацииМихаил Мясникович по праву относится к номенклатурным старожилам. Однако только несведущий может считать главу администрации влиятельным чиновником лукашенковской команды. Мясникович, конечно, относится к группе приближенных сановников, регулярно присутствует на всех значимых публичных мероприятиях с участием Лукашенко. Старательно конспектирует все замечания, которые местный лидер высказывает, скажем, во время “инспекционной поездки” по белорусским регионам. Кое-кто сопрягает подобную публичную услужливость Мясниковича с его якобы невероятной влиятельностью в кулуарах. Весьма серь-езное заблуждение. На самом деле Мясникович не играет сегодня большой роли в принятии концептуальных решений.

Появление Мясниковича в команде Лукашенко да еще сразу на должности главы администрации было абсолютно закономерным. Для него не имеет значения, кто будет его патроном - Кебич или Лукашенко. Судя по всему, Лукашенко импонирует Мясниковичу гораздо больше. Ведь именно при первом президенте влияние бюрократического государства на жизнь общества приобрело тотальный характер. Не стоит забывать также, что Мясникович, который неспособен интриговать против босса, с удовольствием интригует в номенклатурных средах. Правда, в последнее время Мясникович не пользуется доверием Лукашенко. По сути, Мясникович сегодня - это классический адъютант “его превосходительства”. Без прав и без особого влияния.

Еще одним формальным политическим центром Беларуси является Совмин и его руководитель Владимир Ермошин. Изредка некоторые министры позволяют себе демонстрировать определенную долю политической самостоятельности. Так, министр юстиции усомнился в конституционности процедуры введения на территории РБ российского рубля в качестве базисного платежного средства. Впрочем, все это частности, не имеющие никакого отношения к механизму принятия решений на самом верху. Авансы, выданные рядом аналитиков Ермошину, совершенно не оправдались. Он так и не сумел превратиться во влиятельного политика. Впрочем, сам В.В. вроде бы и не проявляет особого желания играть в большую публичную политику, называя себя “хозяйственником”. Конечно, “хозяйственник” - очень даже полезный человек. Однако премьер-министр, как правило, - фигура влияния, формирующая концептуальные положения экономического и социально-политического развития региона. Но Ермошин остается исполнителем чужой воли. Он, правда, пытается где-то убедить Лукашенко, что экономика не может управляться исключительно волюнтаристскими методами. Но как только возникает необходимость, Лукашенко тут же прибегает к своим излюбленным популистским приемам: “Я сказал, что головы полетят у Ермошина и Кобякова, если цены вырастут больше, чем на полпроцента”. Ермошин не имеет регулярных встреч с Лукашенко. И чем ближе выборы, тем больше вероятность того, что именно на Ермошина будут списаны и низкий уровень жизни, и банкротство многих предприятий, и затоваренные под завязку склады, и сокращение рынков сбыта. Ермошин - классический стрелочник.

Интересно, что если при прошлом премьере Сергее Линге Совмин вполне можно было считать своего рода “отстойником” перед отправкой на заслуженный отдых, то сегодня Совмин - это “бочка с порохом”.

Руководитель Центризбиркома Лидия Ермошина не участвует в принятии концептуальных решений. Но она весьма старательный исполнитель, классический пример преданной активистки. Однако как только ситуация в стране кардинально изменится, именно Ермошина будет отвечать за разрушение механизма демократической выборной процедуры. Именно на нее спишут возможные фальсификации на выборах. По крайней мере, так считают иностранные наблюдатели.

По нашей информации, на Ермошину весьма скептически смотрят даже сами номенклатурщики. Председатель ЦИКа занесена сегодня в т.н. “список пораженцев”. Во-первых, члены этого списка при любой другой власти вынуждены будут столкнуться с таким явлением, как люстрация. Они не смогут занимать престижные и перспективные госдолжности. Во-вторых, сразу после смены политического режима будут инициированы многочисленные исковые обращения граждан и юридических лиц в суды. В этих исках будут фигурировать фамилия Ермошиной и факты выборных фальсификаций. Наконец, в-третьих, Ермошина вряд ли сможет наслаждаться прелестями открытых границ, так как, скорее всего, не получит возможности покидать пределы Беларуси в любом из направлений. Слишком засветившаяся фигура.

Непонятно, правда, зачем Ермошина идет сегодня на подобные жертвы, исполняя любые рекомендации, которые по нисходящей спускаются в ее ведомство из президент-ской администрации. Без всяких личных выгод для себя. Все это и вызывает удивление в рядах номенклатуры - человек старается исключительно для Лукашенко. И ради этого готов принести в жертву собственную карьеру. Довольно редкое сегодня явление.

Министр внутренних дел Владимир Наумов - человек совершенно иного склада. Сегодня он действительно располагает очень серьезной властью. Один из тех, кто формирует мировоззрение Лукашенко, своеобразный "фильтр", защищающий А.Г. от “вредного” влияния серьезных информационных потоков. До появления на должности министра внутренних дел Наумов какое-то время работал начальником службы безопасности Лукашенко, чем и заслужил особое доверие патрона. До этого считался влиятельнейшим теневым человеком, состоявшим в команде того же Шеймана и определявшим силовую составляющую режима. Сегодня Наумов имеет большое влияние на внутреннем политическом рынке. А за последние шесть месяцев, выступив на нескольких пресс-конференциях, и вовсе превратился в заметную публичную фигуру. Не скрывает, что нынешняя система госвласти абсолютно его устраивает. Ведь она предполагает отсутствие контроля за решениями, принимаемыми небольшой группой топ-менеджеров.

Наумов только к концу 1999г. оказался в обойме топ-чиновников, которые имеют право публично распоряжаться властью. Другой вопрос - какие именно приказы исполнял Наумов. Так или иначе, но после памятного совещания с силовиками Лукашенко сделал выбор в пользу шефа своей охраны, которому поручил обеспечить максимальную силовую поддержку выборных акций официального Минска.

Заместитель главы президентской администрации Владимир Заметалин, несмотря на периодически возникающие слухи, по-прежнему имеет доступ к “телу” и активнейшим образом участвует в выработке приоритетных управленческих решений. Заметалин и в самом деле непотопляем. Несмотря на очевидную ущербность и несовременность его “имиджевых концепций”, А.Г. очень сложно отказаться от его услуг. Иногда позиции Заметалина существенно слабеют, и кажется, что через какое-то время он навсегда исчезнет в политическом “небытии”. Но тут же он выступает с новой агитпроп-инициативой, которая тепло встречается Лукашенко. Среди подобных инициатив - введение замов по информационной работе на предприятиях и в колхозах, укоренение доктрины о неизбежности воссоединения славянских государств под началом А.Г., обеспечение доминанты православных ценностей, восстановление пропагандистского стиля советского типа в госСМИ, создание института “информационных групп” для работы с населением etc. Перечислить все реставрированное Заметалиным невозможно. Он просто перенял многие пропагандистские формы, которые имели место еще в Советском Союзе. Однако в силу собственной организационной слабости он не в состоянии довести все это идеологическое старье до ума, и потому официальный агитпроп предстает в карикатурном виде.

Тем не менее сегодня уже нельзя представить ситуацию, при которой Лукашенко откажется от помощи Заметалина. Ведь кроме последнего в окружении А.Г. не осталось никого, кто сумел бы сформулировать внятные информационные приоритеты, развивающие принятые доктрины. Сегодня только Заметалин отвечает за пропагандистскую составляющую лукашенковской избирательной кампании. И нет уже времени что-либо менять. Тем более что сам Владимир Петрович с удовольствием играет сразу несколько ролей: он и имиджмейкер президента, и его спичрайтер, и даже организатор публичных пропагандистских кампаний. Короче, на коне. Заметалину удалось вернуть РБ лет на 20 назад. Это, естественно, очень не нравится львиной доле местной номенклатуры, понимающей, сколь серьезным будет похмелье. Не нравится Заметалин и новой российской правящей элите. Но в силу того, что именно он сегодня направляет все потоки восходящей к Лукашенко информации, его позиции на внутреннем рынке как никогда устойчивы.

Владимиру Петровичу удалось в конце концов “очистить” администрацию от альтернативных точек зрения. После этого он создал в администрации большую аналитическую группу, состоящую из просоветских идеологических ортодоксов (Севрук, Баранов, Посохов, Скобелев, Ростиков, Костян). Именно эта группа разрабатывает сегодня принципы информационного обеспечения избирательной кампании, а также отвечает за формирование имиджа Лукашенко.

Однако с другой стороны Заметалин сам по себе не владеет объективной информацией. С ним практически не работают лидеры местной номенклатуры. Силовики также стараются избегать контактов с первым замом президентской администрации. Заметалин оперирует только теми сведениями, которые предлагает его же “аналитическая группа”. Не имея возможности перестроиться, Заметалин неизбежно приведет Лукашенко к серьезному имиджевому кризису.

Руководитель БТ Виктор Чикин и помощник президента Сергей Посохов вряд ли могут относиться к полноценным самостоятельным персонам влияния. Они составляют, скорее, ближайшее окружение Заметалина. Хотя тот же Посохов регулярно старается проявить себя на публике. Тем не менее именно через Чикина официальный Минск реализует часть своих пропагандистских программ, направленных на формирование “патриотического имиджа” Лукашенко. Ради этого на БТ активно используются самые примитивные методики. Посохов же зачастую выступает в качестве “консультанта” у различных маргинальных общественных организаций и политических партий, пытающихся проявить себя на стороне президента. Кроме того, Сергей Алексеевич нередко озвучивает некоторые одиозные концепции, пробуя, так сказать, общественное мнение на зуб.

Особую роль в команде Лукашенко призван сыграть еще один заместитель главы президентской администрации - Юрий Сиваков. Этот человек действительно вхож к президенту (пусть и крайне редко). Кроме того, именно Юрий Леонидович контролирует сегодня кадровую политику главы государства (еще один минус Мясниковича). Нельзя сказать, что Сиваков имеет очень крепкие связи в номенклатуре. Скорее всего, ему поручили это направление работы именно в связи с тем, что в последнее время все очевиднее становится неуправляемость номенклатуры. Ю.Л. должен выявить наиболее уязвимые направления и предпринять радикальные меры воспитательного характера, предупредив тем самым возможный номенклатурный саботаж избирательной кампании Лукашенко. Последний хочет быть уверен, что он неизменно контролирует весь имеющийся в наличии административный ресурс. Однако далеко не факт, что Сивакову за оставшееся время удастся навести порядок среди чиновников среднего и низшего звена.

Неизменный вице-спикер местного парламента Владимир Коноплев периодически как бы выпадает из большой публичной политики. Более того, изредка он несколько теряет и в своей кулуарной влиятельности. При этом неизменно снижается интенсивность его встреч с Лукашенко. Тем не менее все это преходяще. И на самом деле в нужное время Владимир Николаевич выполнит предписанную работу. Скажем, лично проконтролирует процедуру сбора подписей и агитационно-пропагандистскую работу в Могилевской и Гомельской областях.

Пока же основной задачей Коноплева является удержание законодательной власти в рамках лояльности президенту. НС-2 ни при каких условиях до выборов не должно превратиться в самостоятельный политических центр.

Вторая составляющая нынешнего политбизнеса Коноплева - работа на внешних рынках. Там, правда, В.Н. не удалось снискать лавров. Тем не менее Коноплев по-прежнему в фаворе.
Добавить комментарий
Проверочный код