Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№13 (279) 02 апреля 2001 г. Тема недели

ГЕНЕРАЛЫ ЛУКАШЕНКО

02.04.2001
Михаил ПОДОЛЯК

Александр Лукашенко любит принимать неожиданные кадровые решения. Состоявшаяся на минувшей неделе отставка министра обороны Александра Чумакова тоже была трудно прогнозируемой. Но лишь на первый взгляд.

Внешних информационных поводов для того, чтобы именно сегодня отставить Чумакова, у Лукашенко вроде бы не было. В белорусской армии, конечно, периодически проходят серьезные ревизионные проверки, а потому А.Г. наверняка осведомлен о плачевном состоянии вооруженных сил. Однако не в традициях Лукашенко публично признавать какие-либо серьезные проблемы. Так что выявленные ревизорами недостатки в том же армейском снабжении вряд ли могли послужить серьезным основанием для смещения "непотопляемого" на протяжении без малого пяти лет Чумакова. С другой стороны, известное "дело военных врачей" давно уже отшумело (cм. материал "Униженный и оскорбленный").

Так что же заставило А.Г. пойти на очередную немотивированную внешне кадровую перестановку в силовой структуре? И уж тем более интересно ответить на вопрос, что заставило его вернуть в министерское кресло человека, которого он самолично с большим позором изгнал ранее из той же армии.

СТРАХ И ОБЫДЕННОСТЬ

Осенью 2000г. Лукашенко в течение 24 часов практически полностью обновил высшее руководство важнейших силовых ведомств. Это вызвало по меньшей мере удивление, ведь подобные массовые увольнения силовиков именуются не иначе как кризисом власти.

Однако по мере того, как достоянием гласности становились все новые и новые факты большой кулуарной игры, имевшей место в Минске, мотивы столь стремительных осенних увольнений прояснялись. В результате чего и появилась устойчивая версия: внутри некогда стабильного авторитарного государства периодически зреют серьезные внутренние заговоры. Это не совсем похоже на классические номенклатурные заговоры. Скорее, отдельные номенклатурные лидеры отказываются принимать участие в "игре" против оппонентов Лукашенко.

Правда, уже буквально через несколько часов после отставок Мацкевича (КГБ), Божелко (прокуратура) и перевода Шеймана из Совета безопасности в республиканскую прокуратуру, местное общественное мнение несколько успокоилось, понимая, что на этот раз критического внутреннего взрыва не произошло. Так или иначе, осеннюю "увольнительную кампанию" с полным правом можно рассматривать в качестве едва ли не важнейшего "предохранительного" шага Лукашенко накануне президентской кампании. А.Г. эффектно "подчистил" собственные кулуары, убрав непредсказуемых, по его мнению, персонажей. Достаточно сказать, что за все время председательства в КГБ Мацкевич ни разу не выступил публично с какими бы то ни было одиозными заявлениями по поводу внутренней или внешней ситуации. На фоне Лукашенко поведение председателя КГБ смотрелось необычно. Впрочем, не стоит забывать, что и при Мацкевиче КГБ выполнял функции своего рода "оперативного работника", который добывал первичную информацию о "потенциальных антигосударственных угрозах" для более влиятельной структуры, коей всегда выступал Совбез. Однако с появлением Ерина в кресле председателя КГБ комитет не только превратился в одиозного ньюсмейкера (под стать А.Г.?), но и резко активизировал собственную изыскательную работу.

Лукашенко "зачистил" непредсказуемых силовиков, и на какое-то время в минских кулуарах напряженность спала. Но только на время. Это связано и с наступлением важнейшего выборного сезона (а значит, каждому члену элиты надо определиться, какую позицию занять на ближайшее время), и с активизацией влиятельных российских игроков.

НЕВЛИЯТЕЛЬНЫЙ

Все вышесказанное касалось только тех силовых министров, которые так или иначе влияли на формирование внутренних приоритетов и умели интриговать в кулуарах.

Чумаков же никогда не относился к категории особо влиятельных чиновников. Он хоть и числился среди чуть ли не любимцев президента, тем не менее к большой белорусской политике не имел никакого отношения. Чумаков, кроме всего прочего, не отличался и сколько-нибудь серьезными связями в номенклатурной среде. Он, как говорится, был законченным "отраслевиком", т.е. человеком, разбиравшимся в сугубо отраслевых проблемах.

В Беларуси вообще очень мало чиновников, которые бы регулярно находились в центре общественного внимания. Как показывает практика, белорусские топ-менеджеры стараются держаться в тени и не особенно жаждут давать публичные оценки своих и чужих действий. Исключением можно считать вынужденный комментарий того или иного чиновника, когда "объективно высказаться" его просит сам президент. Или когда по стечению обстоятельств чиновник оказывается в центре скандала. Фамилию Чумакова широкая общественность хорошо узнала именно в результате приснопамятного "врачебного скандала". Ни до, ни тем более после экс-министр не попадал на первые полосы газет.

А.Г. с пониманием относится к подобной непубличности своих сановников. Возможно, президент расценивает это как проявление лояльности, а также как адекватную оценку чиновником нынешней государственной субординации. Современная система управления в Беларуси предполагает, что инициатором любых положительных преобразований, а также их публичной "озвучкой" может заниматься только президент. Тогда как конкретные чиновники имеют право держать ответ перед общественностью в случае фундаментальных провалов. Едва ли поведение министра Чумакова хоть как-то отличалось от укоренившейся в номенклатуре генеральной линии поведения.

Тем не менее Лукашенко неожиданно для многих решил перевести Чумакова в собственный кадровый резерв. Как человек очень эмоциональный А.Г. может позволить себе организовать процедуру скандальной отставки того или иного высокопоставленного чиновника, обвинив его при этом в неблаговидных деяниях. Но уже через какое-то время чиновник, имя которого общественное мнение уже связало со скандалом, неожиданно всплывает на новой серьезной должности. С подачи А.Г., конечно. Так, в свое время председатель Могилевского облисполкома Александр Куличков был буквально выдворен из кабинета президента. Его обвинили в вопиющем неумении управлять экономическими и социальными процессами даже на областном уровне. Однако через год с небольшим Куличков занял ключевую "экономическую" должность в самой президентской администрации. Человек, по идее, не понимающий законов управления на уровне региона, вдруг оказался в состоянии формировать экономическое мировоззрение главы государства. Или президент думает, что его поступки и слова общественность забывает уже на следующий день?

ВОЗВРАЩЕНЕЦ

Нынешняя рокировка в Министерстве обороны впечатляет еще больше. Как известно, Леонид Мальцев покинул министерскую должность после громкого скандала, учиненного лично президентом (см. материал на стр. 6). Тогда это вызвало шок. Впрочем, за семь лет президентства Лукашенко ни один министр обороны не покинул свою должность без скандала. Павел Козловский был вынужден уйти в отставку вместе с остальными членами кабинета Кебича, и после этого в течение длительного времени команда Лукашенко старательно атаковала уже экс-министра, лишив последнего некоторых льгот и даже одной звезды на генеральских погонах. Сменивший Козловского Анатолий Костенко вроде бы полностью справлялся со своей работой. Однако через какое-то время появилась информация о не совсем чистых сделках, в которых якобы он принимал участие. Министра скоропостижно убрали с должности.

Леонид Мальцев продержался в должности чуть больше года, до "пьяного скандала". Кстати, официальные СМИ, которые разместили биографические данные нового старого министра обороны, стыдливо умолчали об инциденте в мединституте. Тут вообще странность какая-то: сообщается, что Леонид Семенович "с 1995 года - министр обороны" . А в следующей строчке указывается: "в марте 1997 года решением Совета министров обороны государств-участниц СНГ назначен первым заместителем начальника штаба по координации военного сотрудничества государств-участниц СНГ". Как будто Мальцева и не увольняли с министерской должности. В Минске Леонид Семенович появился в те же дни, когда состоялась массовая чистка местных силовиков - 29 ноября 2000г. Мальцев был назначен заместителем государственного секретаря Совбеза.

Трудно сказать, насколько компетентным министром в очередной раз окажется Мальцев. Традиционно "советские генералы" не отличаются особыми управленческими талантами. Многие из них остаются сторонниками классических советских военных доктрин. Тем не менее А.Г. остановился именно на кандидатуре Мальцева.

Возможно, причина в том, что, ротируя высокопоставленных чиновников, А.Г. просто надеется перед выборами несколько снизить напряжение в отдельных отраслях. Назначение нового руководителя - независимо от его деловых качеств - неизбежно на время притупляет остроту претензий отрасли, а также провоцирует пусть и временный, но все-таки оптимизм, связанный с приходом нового начальника.

Очевидно, что А.Г. убрал Чумакова по очень большой необходимости. Экс-министр никогда не пользовался особым авторитетом в армейских кругах. Никаких серьезных преобразований в армии в бытность Чумакова не случилось. Более того, за время его руководства проблемы армии - прежде всего финансовые - только усугубились.

РОССИЙСКИЕ УВОЛЬНЕНИЯ

Однако куда больший интерес у общественности вызвал тот факт, что А.Г. пошел на смещение министра обороны в один день с громкими кадровыми перестановками, которые затеял российский президент Путин.

В частности, Путин перевел Сергея Иванова с должности шефа Совбеза на должность министра обороны, а экс-министра Игоря Сергеева назначил своим помощником. Кроме того, замминистра обороны была назначена Любовь Куделина, а главой МВД стал лидер думской фракции "Единство" Борис Грызлов. Владимир Рушайло (экс-руководитель МВД) возглавил Совет безопасности. Не менее важное назначение: Михаил Фрадков возглавил Федеральную службу налоговой полиции, а предшественник Фрадкова на этой должности Вячеслав Солтаганов переведен на должность заместителя секретаря Совбеза.

Столь серьезные изменения в силовых структурах России свидетельствуют о многом. Как заявляет сам Путин, сегодня уже можно говорить о том, что "процесс демилитаризации армии начался". Как отмечают наблюдатели, приход Иванова "в армию" прямо указывает на окончание длительного периода противостояния между экс-министром Сергеевым, который настаивал на необходимости модернизации ВС РФ, и начальником Генерального штаба Квашниным, который с подачи советских маршалов-консультантов пытался настоять на необходимости восстановления "советского военного принципа: мобильные группировки на ударных направлениях".

Иванов, возглавлявший Совет безопасности, лично курировал разработку фундаментальных принципов реформирования российской армии. Теперь же второй человек по влиянию в российской управленческой иерархии будет претворять в жизнь разработанную его бывшим ведомством реформу. Нынешний российский министр обороны будет обладать неизмеримо большими полномочиями, чем его предшественник. Он получит в свое распоряжение часть полномочий Совбеза в части, касающейся контроля за преобразованиями в армейской среде. Сохранив при этом очень близкие отношения с российским президентом.

Фундаментальные кадровые трансформации, предпринятые Путиным, однозначно указывают на то, что В.В. начал наконец строить собственную вертикаль власти. На ключевые должности он назначил членов своей команды, а не компромиссных фигурантов, на которых настаивало окружение первого российского президента. А раз так, то уже в ближайшее время внутренняя политика Путина примет еще более законченный и понятный вид. Судя по всему, реформирование госвласти у наших соседей только начинается.

Сравнивая кадровые изменения, произошедшие в Москве и Минске, можно сделать несколько выводов. С одной стороны, бросается в глаза тот факт, что Путин проводит реформы в рамках некоего стратегического плана. Он перестраивает вертикаль власти под себя и в первую очередь "закрывает" те направления, которые считает ключевыми. Делается все это в рамках долгосрочной программы реформирования фундаментальных основ управления в России.

В то же время все кадровые шаги, которые сегодня предпринимает Лукашенко, отличаются хаотичностью и не несут в себе осмысленного начала. Лукашенко вынужден что-то менять либо в силу личной эмоциональности, либо по причине проявившейся нелояльности того или иного чиновника. Сколько-нибудь серьезной кадровой концепции у А.Г. нет. В этом состоит принципиальное отличие Путина от Лукашенко: пока первый укрепляет свою власть, второй за счет хаотических увольнений/назначений резко ее ослабляет.

С другой стороны, Путин и в самом деле располагает серьезным кадровым резервом. Он еще только начал обновление властной вертикали, а в элите уже стали складываться конкурентные отношения. Лукашенко же не располагает сегодня существенными кадровыми ресурсами и вынужден периодически обращаться к помощи тех, кого он сам публично вышвырнул из большой политики.

Можно ли ожидать серьезных изменений в отношениях Беларуси и России в связи с последними кадровыми ротациями в обоих государствах?

Что касается Беларуси, то тут все останется без изменений. Ни один топ-чиновник из администрации Лукашенко не имеет сколько-нибудь значимого кулуарного влияния в российских коридорах власти. Тем более что сам Лукашенко сегодня не может диктовать условия своим российским партнерам. А вот что касается России, то здесь ситуация гораздо сложнее. Реформирование ее вооруженных сил потребует ответа на вопрос, нужен ли ей союзник с немодернизированной армейской группировкой.
Добавить комментарий
Проверочный код