Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Ожидается, что декрет об обеспечительном депозите позволит бизнесменам не опасаться за свою свободу,если они выйдут за правовые рамки. Нужно просто заблаговременно положить не менее BYN50 тыс. на счет в Беларусбанке. От чего еще можно обезопасить граждан?
от призыва в армию
от бедных родственников
от оплаты коммунальных услуг
от вредных привычек
от прохождения флюрографии
№13 (279) 02 апреля 2001 г. События. Оценки

КЛЕТКА ДЛЯ ДИКТАТОРА

02.04.2001
Владимир ВОЛАНИН

Югославия медленно, но верно избавляется от тоталитарного наследия. После победы Воислава Коштуницы на президент-ских выборах-2000 сербская система верховной власти все больше демократизируется.

Нынче Югославия уже совершенно свободно чувствует себя на европейских рынках, пытается наладить взаимовыгодные отношения. А ведь после краха Милошевича не прошло и полугода. Впрочем, кроме совершенствования имиджа открытой госсистемы, нынешние сербские власти вынуждены постепенно избавляться и от некоторых бывших активистов из команды Слобо. Это действительно необходимо. Судя по всему, и Беларусь рано или поздно пройдет по этому пути.

Нынешняя Югославия старательно “чистит” бывших. Для начала влиятельная некогда промилошевичская Социалистическая партия, которая правила Югославией почти 12 лет, с треском проиграла на выборах в парламент. У команды Милошевича это был последний шанс избежать ответственности.

Затем югославские власти приступили к постепенному аресту бывших высокопоставленных чиновников. Был взят под стражу и передан прокурорам Гаагского трибунала начальник личной службы безопасности Милошевича, затем под домашний арест были заключены семь лидеров все той же Социалистической партии. Сам Милошевич до последнего времени находился в относительной безопасности под присмотром нескольких преданных экс-сотрудников службы безопасности.

Хотя мировая общественность настойчиво требовала немедленной выдачи экс-диктатора Гаагскому трибуналу, президент Коштуница не решался на подобный шаг, мотивируя свой отказ необходимостью поддержания мира в Югославии. По мнению Коштуницы, выдача Милошевича может привести к расколу в югославском обществе.

В данном случае понять Коштуницу можно. Он, как и львиная доля югославского населения, искренне полагает, что Гаагский трибунал несколько предвзято относится к сербам, только последних упрекая в многочисленных актах геноцида. Подобные настроения абсолютно оправданны, если учесть, что именно Сербия подверглась активной “обработке” со стороны НАТО. Впрочем, на самом деле никакой предвзятости у Европы к сербам нет, просто югославам надо преодолеть комплекс личной обиды на весь мир.

Однако, как сегодня считает сам Коштуница, в геноциде повинны не только сербы, но и лидеры прочих этнических народностей, проживавших на территории бывшей СФРЮ.

Тем не менее югославские власти сами имели целый ряд претензий к бывшему президенту. Среди них - злоупотребление служебным положением и хищения в особо крупных размерах. Это и послужило основанием для выдачи ордера на арест Милошевича.

В современной Югославии далеко не все обстоит так же однозначно, как это было сразу после поражения Милошевича. Зреет конфликт между президентом Коштуницей, которого наблюдатели относят к умеренным националистам, и премьер-министром Сербии Зораном Джинджичем, который традиционно занимал прозападные позиции, в т.ч. и по вопросу дальнейшей судьбы бывшего югославского диктатора. Джинджич полагает, что Милошевич действительно повинен в развязывании пяти войн на Балканах, в результате которых сотни тысяч людей погибли, а миллионы вынуждены были эмигрировать. Серб-ский премьер считает, что Милошевич должен отвечать за свои деяния именно перед лицом мировой общественности. Коштуница согласен с утверждением, что Милошевич виновен в развязывании геноцида на югославских землях, но требует суда над Слобо в самой Югославии.

Пример Милошевича очень даже показателен и имеет особое звучание для белоруской действительности. Накануне президентских выборов в Югославии общественности тоже казалось, что Милошевич несокрушим. Он провел несколько “всеюгослав-ских съездов” в свою поддержку, на которых “избранные” депутаты приветствовали его стоя. Но где сегодня все эти “избранные”?

Милошевич не меньше Лукашенко боролся с независимыми СМИ. Слобо не гнушался применять полицей-ские отряды для подавления уличных выступлений демократических сил. Существовала в милошевичской Югославии и группа “придворных бизнесменов”, которые зарабатывали большие деньги, контролируя самые прибыльные рынки.

Даже идеологически режимы Милошевича и Лукашенко были очень близки. Многочисленные парламентские делегации официального Минска посещали Югославию и выражали поддержку “героическому народу”, а на самом деле поддерживали только Милошевича. Официальный Минск абсолютно искренне не понимал, что югославский народ на самом деле жаждет избавиться и от Милошевича, и от прочей славяно-православной мути, о которой беспрестанно вещал агитпроп Белграда.

Единственное существенное отличие Милошевича от Лукашенко состоит в том, что последний не развязал на своей территории ни одной войны. Милошевич же рассматривал военные действия на территории бывшей СФРЮ в качестве важного воспитательного и патриотического принципа. Он ведь пытался строить “Великую Сербию” и ради этого готов был истреблять боснийцев, хорватов, албанцев...

После поражения Милошевича официальный Минск по понятным причинам резко сократил количество пропагандистских лозунгов в поддержку Югославии. Хотя БТ иногда пытается эксплуатировать “югославскую тему”, пытаясь доказать, что на выборах в Югославии именно оппозиция пыталась... сфальсифицировать их итоги. И это при том, что полнейший контроль за процедурой выборов осуществлял официальный ЦИК, назначенный Милошевичем. Впрочем, нелепости БТ не стоит комментировать серьезно.

Арест Милошевича - знаковое событие. Это серьезный психологический удар по устойчивости госсистемы Лукашенко. Как бы ни закончились нынешние президентские выборы в Беларуси, очевидно, что рано или поздно Лукашенко вынужден будет ответить на целый ряд неприятных вопросов.
Добавить комментарий
Проверочный код