Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№13 (279) 02 апреля 2001 г. Общество

НАД ЗАКОНОМ

02.04.2001
Ася ТРЕТЮК

Попытки властей Брестчины поставить на поток установку телефонов в квартирном секторе по спаренной схеме закончились судебными спорами и вышли за пределы областного масштаба. Однако о том, что недовольство граждан дойдет в конечном итоге до Конституционного суда, вряд ли кто догадывался.

Первыми забили тревогу супруги Айнатаевы, проживающие в деревне Гершоны. На протяжении четырех лет они пользовались телефоном с индивидуальным номером и вдруг узнали о том, что их будут подключать по спаренной схеме к абонентской линии другого жителя с последующим изменением номера телефона. Возмущению не было предела, поскольку общеизвестно, какие неудобства испытывают "спарринг-партнеры": если один из них "висит" на проводе, то для другого в этот момент телефон недоступен. Равно как и для тех, кто хочет до этого абонента дозвониться. То, что партнер по несчастью может оказаться на редкость словоохотливым, это еще полбеды. Бывает, что и трубку телефонную не так положат, либо, паче чаяния, любимая собака захочет с ней порезвиться. Тогда уж точно - полная отрезанность от внешнего мира, пожарных, врачей, милиции и прочих атрибутов цивилизации.

В своем несчастье супруги Айнатаевы были не одиноки. Оказалось, на спаренную схему переводили даже тех, кто вне очереди устанавливал т.н. договорные телефоны, плата за которые едва ли не равнозначна себестоимости одного номера. Причем сей ненавязчивый сервис осуществлялся в одностороннем порядке, абонента лишь письменно уведомляли о предстоящем "альянсе" за десять дней. В случае его несогласия телефон временно отключался, а если несговорчивый клиент продолжал "качать права", то и вовсе лишался телефона.

Однако работники ГП "Брестоблтелеком" действовали отнюдь не самоуправно, а на основании ведомственных инструкций, увидевших свет еще в эпоху хрущевской "оттепели". Так, в целях "более полного удовлетворения потребностей населения в телефонной связи" Совет Министров СССР еще 11 июня 1968г. издал распоряжение N607, согласно которому Министерство связи получило добро на подключение в одностороннем порядке к линии действующего квартирного телефона другого телефона индивидуального пользования. Спустя 17 лет этот пункт был продублирован в правилах пользования городской и сельской телефонной сетью, утвержденных министром связи СССР, а еще через 10 лет - в правилах предоставления услуг местными телефонными сетями, утвержденных уже приказом Министерства связи Беларуси от 19.06.95г. N66. То, что от этих ведомственных циркуляров за версту пахло нафталином, - не столь важно. Хуже другое: прикрываясь благими намерениями, от которых на самом деле "спарринг-партнерам" по принуждению все больше хотелось выть, Минсвязи, по сути, закрывало глаза на то, что оно действует в нарушение ст. 16 Закона "О защите прав потребителей", которая гласит, что за всеми потребителями признается равное право на удовлетворение их потребностей в сфере торгового и других видов обслуживания.

Не найдя общего языка со связистами, граждане начали обращаться в суды с исковыми требованиями к "Брестоблтелекому" о возмещении им материального и морального ущерба, который они понесли в результате подключения телефонов по спаренной схеме. К тому времени Брестское общество защиты прав потребителей успело получить из Конституционного суда разъяснение по поводу того, какими нормами Фемида должна руководствоваться, законом или ведомственными правилами. Председатель КС Василевич ответил так: "В одностороннем порядке, без согласия гражданина введены ограничения по его доступу к телефонной связи, с угрозой полного закрытия его абонента. Подобное ограничение не соответствует статьям 2, 21, 22 и 23 Конституции Республики Беларусь, а также статьям 16 и 17 Закона Республики Беларусь "О защите прав потребителей", нормы которых в силу статей 137, 142 Конституции имеют верховенство по отношению к подзаконным актам". В частности, ст. 23 Основного закона конкретизирует, в каких случаях допускается ограничение прав и свобод личности: в интересах национальной безопасности, общественного порядка, защиты нравственности, здоровья населения. Вряд ли законопослушные жители деревни Гершоны представляли для общества какую-либо опасность.

Тем не менее суд Ленинского района Бреста отказал в исковых требованиях гражданам со ссылкой на то, что ответчик действовал согласно установленным вышеупомянутым нами правилам Минсвязи.

Тогда БОЗПП обратилось в кассационном порядке в Брестский областной суд. В эту же инстанцию прокурором, старшим советником юстиции Масюком был внесен протест на решение суда первой инстанции. По его мнению, оно подлежало отмене как незаконное, поскольку правила Минсвязи, ограничивающие права граждан на доступ к телефонной связи, с угрозой полного закрытия абонентом, являются всего лишь подзаконным актом, который не соответствует Конституции и Закону "О защите прав потребителя".

Должно быть, в Брестском областном суде не подозревают о существовании ст. 112 Основного закона, которая обязывает судей "осуществлять правосудие на основании Конституции и принятых в соответствии с ней иных нормативных актов". Иначе чем еще можно объяснить вердикт судебной коллегии по гражданским делам о том, что кассация не подлежит удовлетворению по тем основаниям, что действуют, увы, не нормы Конституции, а... все те же ведомственные правила Министерства связи, утвержденные в 1995г. (а по сути - образца 1968г.), которые, оказывается, "не ухудшают правовое положение граждан" и которые никто пока не отменял. Как ни странно, по пути неприятия Основного закона пошел и Верховный суд, поддержавший вердикт нижестоящей судебной инстанции. Вот и думай после этого, зачем существует Конституция, вокруг которой столько копий было сломано в 1996г., если мы с вами вполне можем жить по ведомственным "указивкам", введенным в действие еще при незабвенном Никите Сергеевиче.

Не далее как 19 марта этот вопрос рассматривался на заседании Конституционного суда. После чего в адрес Министерства связи было направлено письмо с предложением привести противоречащие законодательству пункты "Правил предоставления услуг местными телефонными сетями" в соответствие с Конституцией и другими законами страны. Вместе с тем судьи КС недоумевают, почему их коллеги-юристы так вольно обращаются с законом, в т.ч. и Основным, а порой и вовсе позволяют себе недопустимую инертность. И это, похоже, становится "доброй" традицией. Так, в послании Конституционного суда "О состоянии конституционной законности в Республике Беларусь в 1999г." сказано, что, сталкиваясь при рассмотрении конкретного дела с несоответствием нормативного акта Конституции, в соответствии со ст. 112 Основного закона суд "ставит в установленном порядке вопрос о признании данного акта неконституционным". Авторы послания подчеркивают, что это не только право судов, но и их обязанность. "Невыполнение судами данного требования приводит к применению в течение длительного времени противоречащих Основному закону нормативных актов, препятствует формированию единообразной практики, основанной на положениях Конституции, что отрицательно сказывается на состоянии конституционной законности. Большая роль в устранении этих недостатков принадлежит Верховному суду, который в соответствии с Конституцией уполномочен обращаться в Конституционный суд по вопросу проверки конституционности нормативных актов. Однако от Верховного суда в последние два года предложений не поступало".

Возможно, кому-то покажется, что в храмах правосудия царят тишь и благодать. Отнюдь. В высший конституционный орган в минувшем году поступило 700 жалоб от граждан, чьи обращения к субъектам, обладающим правом на внесение предложений в КС, вопреки требованиям ст. 112 Основного закона оставались без удовлетворения.

А ведь, казалось бы, такое поле деятельности дает органам правосудия вышеупомянутая конституционная норма, которой до введения в действие Конституции 1994г. вообще не существовало. Неужто годы конституционной анархии, когда судьбу права как такового решал не закон, а функционер из ЦК КПБ, все еще дают о себе знать? В таком случае остается признать, что наш белорусский суд воистину не только самый справедливый, но и самый независимый в мире - от закона, в т.ч. и Основного.
Добавить комментарий
Проверочный код