Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№13 (279) 02 апреля 2001 г. Экономика

ДРУЗЬЯ! СМОТРИТЕ - Я НЕ ВИЖУ!

02.04.2001
Сергей ЖБАНОВ

Незабвенный Паниковский работал в Киеве слепым. А профессор Михаил Ковалев работает не только деканом в БГУ, но и консультантом Нацбанка РБ, влияя на финансовое мировоззрение его главы. Когда-то они на пару - профессор теоретически, а Прокопович практически - воплощали в жизнь идею наращивания денежной массы с целью увеличения коэффициента монетизации. В народе этот период почему-то запомнился как эпоха шальной инфляции.

Но это в прошлом. Теперь консультант, не испытывая особых опасений, увлечен идеей "единого рубля", считая, что медлить незачем и "эксперимент частичного перехода на российские рубли можно было бы начать уже с этого года". Однако мешает отсутствие единых цен на энергоносители и сырье в Союзном государстве. Других крупных препятствий на этом пути профессор не разглядел.

Тревоги некоторых экономистов Ковалев склонен объяснять "неверием в будущее России", у которой для столыпинского расцвета есть все: "Разумная экономическая политика, завершающееся формирование новой экономической элиты, (...) обеспеченная Путиным экономическая стабильность. Эффекты рыночной экономики, помноженные на богатейшие собственные ресурсы, без сомнения, обеспечат экономический рост и разумную стабильность российскому рублю, даже если он будет переименован в союзный". Беларуси, надо полагать, осталось только припасть к надвигающемуся на соседку изобилию и, чтобы успеть к раздаче, быстрее объединять рубли. Такова стратогема в свете обнародованных результатов предвидения.

В предложенной схеме процветания среди того, что принято называть факторами производства, отсутствует одна мелочь - капитал. Без которого самые богатейшие, но не поддающиеся освоению природные ресурсы, - мусор. Так жили индейцы на золоте, так и сегодня живут на разведанных, но неосвоенных запасах нефти и газа некоторые северные народности необъятной России. Факт, признаваемый всеми экспертами: до сих пор Россия добывала твердую валюту преимущественно посредством продажи энергоресурсов и сырья и потому очень сильно зависела от мировой конъюнктуры на эти виды продукции. Настолько, что в периоды вялой сырьевой конъюнктуры Россия испытывала смуту, меняла вождей, а вместе с ними экономический и политические курс.

Сейчас, на фоне слабеющей мировой конъюнктуры, Россия ощущает дополнительное финансовое давление, вызванное необходимостью возврата внешних долгов. Не хочется напоминать, но только в этом году ей предстоит вернуть $14 млрд., т.е. эквивалент третьей части годового бюджета страны, а пик исполнения внешних обязательств приходится на 2003г. И пока есть только надежды, а не средства, гарантирующие исполнение обязательств. Для их воплощения Россия просто обязана обеспечить экономический рост, разорвав наконец порочный круг мировой сырьевой конъюнктуры и собственного процветания. В это надо просто верить, как призывает профессор, а умом Россию не понять.

Но оставим на совести нацбанковского консультанта достоверность реинкарнационных предсказаний. Как говорится, будет здорова Россия - будем здоровы и мы. Смущает другое. Почему консультант прямо не отвечает на вопрос: следует ли Беларуси использовать национальную валюту? Каковы преимущества от введения единой валюты и получит ли их Беларусь в Союзном государстве?

Так бы мы и остались в неведении, если бы не Роберт Манделл из Колумбийского университета, уже давший ответ на эти вопросы в рамках разработанной теории оптимальных валютных зон. Имеется накопленный опыт международной практики их внедрения.

Краткий смысл упомянутой теории заключается в том, что единая валюта в зоне оправдана лишь тогда, когда позволяет минимизировать издержки от использования валюты. Две страны с рыночной экономикой, имеющие границу и осуществляющие протекционистскую политику, препятствуют взаимному перетеканию труда и капитала (факторы производства), тем самым мешая снижению безработицы и инфляции внутри стран. В этой ситуации инструментом регулирования межгосударственных экономических связей и их торговых балансов от возможных диспропорций служат обменный курс и цены на товары и услуги. Если обменный курс взят с потолка и при этом удерживается за счет валютных интервенций или административно, отрицательное сальдо торгового баланса объективно увеличивается.

Нас давно уже убеждают, что таможенной границы между нашими странами нет, но что же тогда мешает перетеканию факторов производства, например, из России в Беларусь и регулированию торгового баланса при их посредстве, а не только путем использования внутреннего обменного курса и уровня цен? Может быть, преобладание государственной собственности в Беларуси, не говоря уже о законодательной вакханалии? И неужели эту проблему способен решить всесильный единый рубль? Власти России прекрасно понимают, что нет, а потому для получения стабилизационного кредита и выдвигают условия реформирования белорусской экономики хотя бы до российского уровня.

Не единая валюта ускоряет инвестиционные процессы, а структурные реформы, необходимые для ее введения. Поэтому сам факт перехода к более твердой валюте, как в Эквадоре или Сальвадоре, означает прежде всего рыночную готовность экономики этих стран добиваться внешнеторговой сбалансированности не только посредством обменного курса и цен. Поэтому, отвечая на вопрос: "А не перейти ли нам тогда сразу на доллары США?", необходимо лишь во вторую очередь подсчитывать количество долларов в экономике (как это лихо делает профессор), а первоначально следует оценить разницу в требованиях кредиторов к реформированию экономики страны и нашу готовность к их реальному выполнению.

Но так как власти Беларуси демонстрируют готовность выполнить кредитные условия России, то каждый самостоятельно может оценить смелость национальных намерений относительно американского доллара и международных финансовых организаций: требования у них пожестче, а сроки согласования подольше. Выбор Беларуси был тем самым предопределен, как, впрочем, и россий-ское решение о едином эмиссионном центре. Российские кредитные условия - самые нежные и братские. Но в первую очередь они преследуют создание возможностей для свободного перемещения труда и капитала. И пусть никого не обманывают заверения консультанта о том, что "переход на единую валюту существенного влияния на экономический суверенитет не окажет. Установление же контроля ФПГ над наиболее доходными объектами не зависит от того, введена ли единая валюта либо нет, а определяется только лишь нормативными актами". Пора избавиться от иллюзий. Никого никакие нормативные акты не спасут, так как сначала создаются условия для естественного перемещения факторов производства, а уж потом созидается единая валюта. А если кто не согласен, то лучше, не теряя времени, заняться укреплением национальной валюты.

Но и в этом случае необходимо самостоятельно определиться с преимуществами и недостатками от введения единой валюты. Например, с помощью известного учебника по банковскому делу, содержащего более полное определение оптимальной валютной зоны: "Географический регион, в пределах которого могут быть установлены фиксированные обменные курсы валют при сохранении их котировок к валютам стран других регионов, а в отдельных случаях, когда это связано с уменьшением расходов, может быть использована единая валюта". Здесь подразумеваются расходы, связанные с конвертацией валют в международной торговле.

Наверняка профессор знаком с данным определением, но почему тогда проблему демонетизации низводит до уровня предприятий, не видя угрозы для государства? Главный банк и правительство любой страны имеют сеньораж, или доход от эмиссии денег (рыночная цена которых превышает расходы на эмиссию). Известно и то, что страны с высоким доходом от эмиссии денег отличались и высоким уровнем инфляции. И если судить по уровню инфляции, то этот доход для властей Беларуси всегда был не последним источником пополнения бюджета. Исходя из опыта Евросоюза, на который так часто любят ссылаться наши интеграторы, его даже можно относительно представить. Например, в Португалии, отличавшейся с 1981 по 1991гг. самым большим средним уровнем инфляции, в 17,1%, сеньораж снизился с 4,4 до 0,6%. Вхождение Португалии (и не только) в ЕС создало для ее правительства проблему покрытия государственных расходов, которые раньше финансировались за счет дохода от эмиссии.

А теперь вообразите Беларусь с ее 200-процентной годовой инфляцией и масштаб доходов, от которых предстоит отказаться. Поэтому в заявления главы Нацбанка РБ о том, что белорусская экономика может обойтись и без российских технических кредитов, могут поверить только юные члены БПСМ до первой задерж-ки с выплатой зарплаты. С другой стороны, можно предположить, что получаемый сеньораж оказался меньше суммы потенциального кредитования в размере $250 млн., что и предопределило первоначальное стремление к единой валюте в год президентских выборов.

И пусть ни для кого не станет неожиданностью еще одна проблема, которую в будущем породит создание Центробанка Союзного государства - честный дележ эмиссионного дохода между правительствами. Но к этому моменту надо будет научиться зарабатывать деньги путем не их тиражирования, а эффективного производства и небартерной внешней торговли.

До тех пор, пока роль Центробанка Союзного государства будет выполнять Центробанк России, властям Беларуси придется отвоевывать в виде кредитов некогда гарантированный эмиссионный доход. Зато можно не тревожиться по поводу второго вида доходов государства - от конкуренции валют. Нацбанк РБ, активно эмитируя денежные знаки, всегда имел средний уровень инфляции выше, чем в других странах СНГ, а потому, проигрывая эту конкуренцию, данного вида дохода не получал. Переход на российский рубль тоже не избавляет от использования доллара США в качестве резервной валюты ни страну, ни предприятия, ни граждан, а потому не стоит спешить с реализацией совета профессора: "Сегодня для Беларуси выгодно перейти на единую валюту с Россией, а доллары вернуть Соединенным Штатам путем приобретения западного оборудования". Если это не прямое указание профессора-консультанта на наступление последнего дня Помпеи или апокалиптической посевной, то не спешите и вы завтра расставаться с долларами. Есть подозрения, что они нам еще пригодятся.
Добавить комментарий
Проверочный код