Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№13 (279) 02 апреля 2001 г. Экономика

ПЯТИЛЕТКА НЕДОРАЗУМЕНИЙ

02.04.2001
Ярослав РОМАНЧУК

2 апреля, сразу после Дня смеха, Беларусь и Россия празднуют пятую годовщину создания Союза. На самом деле за эти годы они еще больше отдалились друг от друга. Наши партнеры избавляются от первой волны олигархов, "серой" экономики, "черного" нала, бартера и иллюзий по поводу эффективности административного управления ценами, капиталом и инвестициями. Беларусь же застряла на стадии романтизации политики жестко управляемой "мягкой посадки": "уходят" с рынка любого, кто активно противопоставляет власти независимую и несогласованную концепцию корпоративного управления предприятием.

Пять лет назад каждый из участников процесса представлял Союз по-своему. Ельцин хотел просто человеческой дружбы россиян с белорусами, какой она представляется для ответственного партработника с комплексом Вискулей. Его команда и олигархи были заняты переделом собственности внутри страны, а Союз - это хорошая дымовая завеса, политический муляж для отвода глаз. Лукашенко искренне мечтал единолично управлять единым политическим и экономическим пространством. Интеграционный воз не сдвигался с места, что признал даже сам Лукашенко, заявив осенью прошлого года о необходимости интегрироваться с чистого листа. В пятилетний юбилей все обвиняют всех: россияне - что белорусы живут за их счет; мы - что россияне используют нас; правительство РФ - что мы для них налоговая дыра; власть РБ - что они не дают нам свои ресурсы по их внутренним ценам.

ИНТЕГРАЦИЯ, КОТОРУЮ МЫ УПУСТИЛИ

Если понимать под интеграцией единое экономическое пространство с общими для субъектов обеих стран правилами игры (монетарной, налоговой и торговой), то реально ее никто не хотел и не хочет до сих пор. Если бы вдруг в Москве и Минске власть перешла к сторонникам свободного рынка, то они бы решили этот вопрос в течение недели. Прежде всего в торговой политике: взаимная отмена всех тарифных и нетарифных ограничений, никакой ценовой дискриминации, особых льгот и привилегий - все честно, открыто и прозрачно. Такой, безусловно, выгодной нашим государствам формы сотрудничества не хочет никто. Краткосрочные интересы отдельных предприятий и отраслей обеих стран, которым бы пришлось существенно скорректировать свое корпоративное поведение, заблокировали либеральную модель интеграции. Такая модель принесла бы несомненные преимущества наиболее чутким к рыночным сигналам перспективным предприятиям.

Реальная интеграция была упущена по ряду других причин: отсутствие динамичного права частной собственности в РБ и РФ; тождественность экономической и политической власти во многих принципиально важных секторах экономики при "приватизации" органов госконтроля (таможня, налоговые службы, контрольные органы, спецслужбы, которые часто превращались в инструменты конкурентной борьбы); отсутствие свободных цен как в Беларуси, так и России (прежде всего на энергоресурсы в России и практически на все в Беларуси); смешанная система налогообложения внешней торговли: с одними - по принципу происхождения, с другими - по принципу назначения; различное понимание роли и функций бизнеса и государства (главным образом денежная, инвестиционная и торговые сферы).

СПРАВКА "БГ". За 2000г. торговый оборот с Россией составил $9,23 млрд. (рост по сравнению с 1999г. на 33,1%: экспорт - +16,8%, импорт - +46,9%. Отрицательное сальдо составило $1,77 млрд. (рост за год на $1,23 млрд.). Доля России в торговом обороте с Беларусью - 58,6% (51% белорусского экспорта и 65,3% импорта). Физический объем экспорта в Россию вырос на 8,9% при росте средних цен на 8%. По импорту - 9,6 и 34,8% соответственно. Индекс средних цен импорта превысил данный показатель по экспорту на 24,8%. Нефть занимает 30% российского импорта. Удельный вес бартера в экспорте составил 43,7% ($1,95 млрд.) (в 1999г. - 52,4%), в импорте ($1,8 млрд.) - 27,3% (38,9%). Беларусь вывозит в Россию давальческого сырья на переработку на $7,3 млн., а ввозит на $8,7 млн. Экспорт на консигнацию составил $67,9 млн., импорт – $180 млн. Основные товары, экспортируемые по бартеру, - грузовые автомобили (на $253 млн.), тракторы ($148 млн.), синтетические волокна ($62 млн.), шины ($60 млн.). Основные товары, импортируемые по бартеру, - прокат черных металлов ($201 млн.), природный газ ($170 млн.), электроэнергия ($129 млн.). В 2000г. Беларусь торговала с 79 регионами России. Основной покупатель белорусской продукции - Москва, товарооборот с которой составил $2,3 млрд. (положительное сальдо $325 млн.).

ИНДИКАТОРЫ УСПЕХА ИЛИ ПРОВАЛА

Отбросим словесную эквилибристику про мир и дружбу и попытаемся ответить на вопрос: что мы имеем после пяти лет существования Союза (не будем говорить о влиянии Беларуси на экономику России, торговый оборот которой составил в 2000г. около $147 млрд. - доля Беларуси чуть более 6%)? Доля России в товарообороте нашей страны с 1995г. - в пределах 55-60%. А если отбросить сырьевую составляющую, то этот показатель уменьшится более чем на 35%. Так было до Союза - так и осталось. Образование Союза не принесло никаких существенных изменений в объем и структуру экспорта и импорта. Бартерные потоки по-прежнему превышают 40% общей торговли с Россией. Неплатежи и взаимозачеты - скрытые способы снижения цен - не перестали быть полноценным институтом российско-белорусских отношений. Они используются сырьевиками России, представителями белорусского госсектора (и те, и другие работают в жестких условиях ценовых, налоговых и административных ограничений) для получения "откатов", приватизации прибыли и национализации убытков. Такие схемы выгодны для директоров тех белорусских предприятий, которые выпускают пока еще ликвидную продукцию. Инвестиций в обновление производственной базы больше не стало. Оставаясь на относительно дешевом энергоподсосе, Союз так и не создал стимулов для энергосбережения и оптимизации используемых ресурсов, чему способствовала чрезмерно мягкая монетарная и фискальная политика, изобилующая исключениями и оговорками. Белорусская экономика, потребляя больше топлива и сырья, производит гораздо меньше добавленного продукта, чем те же центральноевропейские страны. Союз не переломил эту негативную тенденцию. Рентабельность предприятий РБ за пятилетку не изменилась, оставшись в пределах 10-15%. Число убыточных предприятий увеличилось на 30%. Отношение "активы/долги" значительно ухудшилось. Кредиторская и дебиторская задолженности росли в среднем на 150% в год.

Может, белорусская банковская система стала здоровее под воздействием интеграционных процессов? История с рядом банков-неудачников, волюнтаризм Нацбанка по отношению к коммерческим банкам в плане финансирования госпрограмм, минимальное присутствие российского банковского капитала в Беларуси говорят о том, что реформа этого сектора еще не начиналась. Много ли можно назвать совместных, пенсионных, инвестиционных фондов, страховых компаний, работающих в Беларуси? Нацбанк РБ так и не выработал общих с Центробанком РФ подходов в проведении монетарной политики. Россияне лишь осознали: без единого эмиссионного центра в Москве дальнейшее согласование и переговоры бесполезны. Белорусы, в свою очередь, так и не сумели объяснить, почему для обеспечения стабильности своей валюты надо привязываться к российскому рублю, которого твердой, пользующейся доверием валютой никак не назовешь.

НАЦИОНАЛЬНЫЕ "ЧЕМПИОНЫ" ОТДЫХАЮТ

Может, Союз стимулировал развитие наших экономических флагманов, превратив их в локомотивы реформ? О судьбе белорусского сельского хозяйства - как о покойнике, либо хорошо, либо ничего. Скоро объявим конкурс на лучшую эпитафию колхозно-совхозной системе. Промышленность, нереструктуризированная и монополизированная, лидирует по объему бессмысленно и бесприбыльно перерабатываемого сырья и энергоресурсов, порождая долги и портя наш бесценный ресурс - природу. Экспорт разрешен, но только "санкционированный", только по фиксированным ценам, часто ниже себестоимости - очень уж нужна валюта. Белорусские предприниматели вынуждены торговать китайским, российским, турецким, потому что белорусское либо не дают (нет лицензии, квоты или просто потому, что ты частник), либо оно при таком соотношении цены и качества никому не нужно.

Белорусская экономика дожила до того, что в 2000г. мы ввезли из России молока и молочных продуктов на $12 млн. (рост импорта за год на 202%), продуктов растительного происхождения на $106 млн. (180%), зерновых хлебов на $49 млн. (204%), готовых пищевых продуктов на $115 млн., алкогольных и безалкогольных напитков на $9 млн. (551%). По многим позициям эти объемы можно удваивать и утраивать из-за прозрачности восточной границы и "серой" экономики. Беларусь стала импортировать гораздо больше бумаги, текстиля, древесины, одежды, обуви и т.д. За пять лет цены на многие российские товары стали ниже белорусских при росте качества и потребительских свойств. Флагманы требуют защиты от российского импорта. Это также красноречивый факт из истории Союза.

Так кто же может поднять бокалы за успех белорусско-российского союза в его нынешнем виде? Интеграция стала выгодной коммерческой темой. Отдельные чиновники, эксперты, военные, политики, работники государственных концернов и предприятий - вот кто выиграл от Союза. Чем больше государственных денег и ресурсов вовлечено в этот процесс, тем интенсивнее разговоры об интеграции. Мир, дружбу и процветание нашим государствам может обеспечить только единый частный свободный рынок. Это оптимальная, взаимовыгодная модель построения экономических отношений. Все остальное - от лукавого.
Добавить комментарий
Проверочный код