Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№11 (277) 19 марта 2001 г. Тема недели

FREEDOM И LUKASHENKO

19.03.2001
Михаил ПОДОЛЯК

Новый декрет призван уничтожить белорусское “гражданское общество”

Более десяти лет, которые Лукашенко провел в большой белорусской политике, позволили ему понять главное: чтобы побеждать, необходимо всегда быть на шаг впереди своих потенциальных противников и при этом не обращать внимания на чье-либо мнение.



Президентский декрет N8 - абсолютно прямолинейный превентивный удар по возможным политическим оппонентам. Ведь, как мы уже неоднократно отмечали, нынешняя политическая система Беларуси является классической дихотомией.

"ДИХО" И ЛИХО

С одной стороны, существует мощная государственная бюрократия, во главе которой находится абсолютный правитель. Госбюджет в полном объеме расходуется на поддержание стабильности нынешней системы. За госсчет оплачиваются многочисленные пропагандистские и информационные программы, поддерживающие исключительно А.Г. По сути, государство развивается отдельно от общества. С другой стороны, белорусское общество сегодня неоднородно, оно прониклось информационным и политическим плюрализмом. Однако в связи с абсолютизацией государственной власти любое информационное инакомыслие молниеносно вступает в конфликт с мировоззрением А.Г. На “выходе” получается, что у государства и общества совершенно разные перспективы развития: государство не хочет совершенствовать демократические институты, тогда как общество уже не может вернуться в систему тотальной моноидеологии.

Поскольку социально активные общественные группировки, не разделяющие концепции А.Г., не могут претендовать на госфинансирование, они вынуждены обращаться за помощью к внешним филантропическим организациям. 8-й декрет как раз и пытается решить "проблему" стороннего финансирования.

Уже в первом его пункте все становится на “свои места”. Так, официальный Минск предлагает взять под контроль все средства, направляемые в Беларусь по линии иностранных представительств: “...иностранной безвозмездной помощью являются денежные средства, в том числе и в иностранной валюте, товары (имущество), безвозмездно предоставляемые в пользование, владение, распоряжение юридическим и физическим лицам РБ (далее - получатели) иностранными государствами, международными организациями и гражданами, а также лицами без гражданства и анонимными жертвователями”.

Если раньше, скажем, компьютер, предоставленный иностранным фондом в “безвозмездное пользование” белорусскому субъекту, не нужно было регистрировать, то нынче его необходимо не просто зарегистрировать в госорганизации, но и отдать определенный процент тому же государству за его использование. Разработчики декрета даже не задумываются о том, почему “даритель” и “получатель”, работающие только друг с другом, должны отчитываться перед “государственным” человеком. Скажем, перед Виктором Кучинским...

“ВРАЖЕСКОЕ” ОКРУЖЕНИЕ

Сегодня количество потенциальных противников и недоброжелателей Лукашенко неуклонно растет. Правда, полноценное противодействие авторитаризму пока оказывают только лидеры демократической оппозиции. Однако постепенно растет недоверие к Лукашенко и в номенклатурной среде.

Не менее холодными и напряженными стали в последнее время отношения и между президентскими администрациями Минска и Москвы.

В связи с тем, что количество недовольных управленческим талантом Лукашенко растет как внутри Беларуси, так и за ее пределами, перед местным лидером остро встал вопрос, как обеспечить проведение выборной кампании с наименьшими электоральными потерями. По нашей информации, Лукашенко уже более месяца изучает “документ”, подготовленный аналитиками из ближайшего окружения Виктора Шеймана. Этот, если так можно выразиться, фундаментальный труд фактически обозначает приоритеты правящей администрации. Во-первых, официальный Минск не может позволить себе проведение абсолютно прозрачных президентских выборов. В противном случае ситуация сразу же выйдет из-под контроля. А значит, необходимо не просто обеспечить закрытость собственно процедуры голосования, но и лишить общество ресурсов для проведения независимого общественного наблюдения. Резкое сокращение иностранного финансирования общественных программ - это как раз то, что нужно.

Во-вторых, по мнению аналитиков В.В., необходимо уже сегодня максимально сузить ресурсные возможности и потенциальных оппонентов Лукашенко. Поскольку внутренние источники, равно как и российское финансирование, пока не выглядят перспективными, официальный Минск резонно посчитал, что уже сегодня самое время перекрыть потенциальную западную помощь.

В-третьих, в окружении А.Г. считают важным заранее обеспечить механизм неразглашения реальных цифр проголосовавших за Лукашенко, а также подготовить возможность для предоставления обществу цифр, просчитанных заранее.

ЗАРАБОТОК ИЛИ ОГРАНИЧЕНИЕ СВОБОДЫ

При первом прочтении декрет оставляет двойственное впечатление. С одной стороны, это типичный образчик “обюрокрачивания” любых общественных процессов в коррумпированном государстве. Посредством “декретирования” целого ряда дополнительных ограничений большой пласт безвозмездной иностранной помощи превращен в своего рода плацдарм для возможных злоупотреблений. Так, в п. 1.2 авторы декрета сообщают, что “иностранная безвозмездная помощь регистрируется в Департаменте по гуманитарной деятельности при президенте РБ по заявлению получателей”. Понятно, что в данном случае ключевое слово - “регистрируется”. Через обязательную регистрацию государство (читай - Лукашенко) хочет получить максимально полные сведения о том, кто из местных получает и кто из иностранцев выделяет помощь. Хочется Лукашенко располагать и чисто технической информацией о том, как именно “проводится” помощь и как она расходуется от первого до последнего рубля (доллара, компьютера и проч.). Интересно, что регистрироваться должен не тот, кто выделяет помощь, а тот, кто ее получает. Именно получатель объявлен главной мишенью для государственного “отстрела”.

Схема проста: получатель обязательно заявляет и формат помощи, которую ему предоставляют, и направления расходования этих средств. После чего он обязан получить сертификат в Департаменте при президенте на право пользоваться негосударственной помощью: “документом, подтверждающим регистрацию иностранной безвозмездной помощи, является удостоверение, выдаваемое Департаментом по гуманитарной деятельности...”

Государство хочет контролировать и все без исключения наличные денежные средства, которые поступают в республику в обход администрации Лукашенко. В п. 2 декрета прямо указано, что “иностранная безвозмездная помощь, полученная наличными денежными средствами, в том числе в иностранной валюте, подлежит внесению получателями на счета в банках РБ в течение 5 банковских дней со дня ее получения или ввоза на территорию РБ”. Дополнительно предполагается, что все деньги, которые ввозятся на территорию РБ, “подлежат обязательному таможенному декларированию”.

Не менее впечатляюще выглядит пункт, который предполагает, что департамент предоставляет, а президент РБ может устанавливать... “льготы по налогам и таможенным платежам для получателей безвозмездной иностранной помощи”. Чем не среда для избирательного отношения к участникам строительства в РБ “гражданского общества”.

Однако все это можно было бы понять, если бы речь шла, скажем, о квотировании еще одного внешнеторгового бизнеса. В данном случае речь идет не просто о системе создания мощного госконтроля на одном из сегментов белорусского рынка.

Этот декрет направлен прежде всего против построения в Беларуси любых демократических конструкций. Его появление - едва ли не первый столь откровенный удар по еле дышащему белорусскому гражданскому обществу. Одно дело - борьба ближайшего окружения А.Г. с проявлениями уличной демократии и совсем другое - приказ взять под контроль все негосударственные коммуникации. По существу именно резкое сокращение возможностей общества сопротивляться местной идеологической бюрократии и ставит своей целью данный декрет.

Уже сейчас несложно представить себе примерную процедуру работы “государства” по “изучению направлений вложения безвозмездной иностранной помощи”: скажем, Шейман раз в неделю будет составлять для Лукашенко подробный список потенциальных иностранных жертвователей и белорусских получателей, а напротив каждого субъекта этого перечня будет располагаться подробное описание потенциальной угрозы, которая исходит от субъекта. Тем более что в самом декрете есть четкий перечень направлений, куда государство милостиво разрешает вкладывать частные деньги.

Есть там и откровенно высказанный страх: “иностранная безвозмездная помощь в любом виде не может быть использована для подготовки и проведения выборов, референдума, отзыва депутата, члена Совета Республики, для проведения собраний, митингов, уличных шествий, демонстраций, пикетирования, забастовок, изготовления и распространения агитационных материалов, а также проведения семинаров и других форм агитационно-массовой работы среди населения”. Это едва ли не ключевое положение, которое описывает реальные причины появления декрета N8. Лукашенко рассматривает “иностранные ресурсы” как прямую возможность появления в Беларуси реальных оппонентов на будущих президентских выборах, а также как возможность для обеспечения эффективной информационной работы в социальных средах. Для предотвращения этого декрет предусматривает создание мощного аппарата по контролю за иностранной безвозмездной помощью (ИБП): “государственный контроль за целевым использованием ИБП ее получателями осуществляется Комитетом государственного контроля, Министерством внутренних дел, Государственным налоговым комитетом, Государственным таможенным комитетом, Государственным комитетом финансовых расследований и их территориальными органами...” Слишком много контролеров обозначено в декрете. Следовательно, именно “охота” за получателями ИБП станет основной работой этих ведомств в преддверии президентских выборов. Кроме того, в п. 5 декрета подробно описана процедура обложения получателей ИБП многоступенчатыми финансовыми штрафами "в случае нарушения получателями требований", изложенных в декрете. Еще более строгое наказание понесут любые иностранные представительства и фонды: “иностранные граждане и лица без гражданства, предоставившие иностранную безвозмездную помощь на цели, запрещенные частями второй и третьей пункта 4 настоящего декрета, могут быть в установленном порядке депортированы (выдворены) за пределы территории РБ”.

НОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

Рано или поздно правящая администрация должна была публично обозначить свои предвыборные приоритеты. Декрет N8 наконец-то обрисовал контуры избирательной кампании.

Декрет прямо указывает, что западные правительственные и неправительственные фонды и организации рассматриваются официальным Минском как неподконтрольные ему участники грядущих событий. Однако, как мы уже неоднократно отмечали, куда более серьезный информационный и финансовый ресурс для обеспечения альтернативных избирательных кампаний в случае чего обеспечит вовсе не Запад, а Россия.

Между тем декрет никоим образом не касается российско-белорусских бизнес-контактов, а предусматривает ограничения исключительно для тех местных организаций и структур, которые так или иначе связаны с развитием “гражданского общества”. Причина этого кроется в природе геополитических интересов Запада и России. Россия, весьма специфически оценивающая возможности построения в Беларуси действительно открытого общества, практически не участвует в работе белорусских NGO. Но в то же время она активно действует на многочисленных отраслевых бизнес-рынках РБ. Россия привыкла играть в кулуарах, в т.ч. и через покупку нужных чиновников, а также через приобретение влияния на бизнесменов, так или иначе причастных к администрации А.Г. Следовательно, с представителями российской элиты, имеющими собственный бизнес-интерес в Беларуси, куда проще договориться, чем с западным общественным мнением.

По сути, декрет означает, что Лукашенко не собирается идти на принципиальные уступки в преддверии президентских выборов. Более того, понимая цену этих выборов, А.Г. пошел на публичный конфликт с известными требованиями мировой общественности.

Лукашенко нанес превентивный удар. Не отвечая прямо на компромиссные предложения западных посредников и лидеров местной демократической общественности, он предложил им подробно отчитаться перед его государством об использовании денежных средств небелорусского происхождения.

До появления декрета N8 государство хотя и морщилось при упоминании роли и места негосударственных институтов, тем не менее оставляло обществу возможность развивать свои коммуникации в обход бюрократического аппарата. Нет ничего удивительно в том, что оно наконец-то решило избавиться от какой бы то ни было общественной инициативы. Вместо того чтобы активно сотрудничать с представителями третьего сектора, втягивать их в работу "круглых столов", привлекать к разработке перспективных общественных договоров, официальный Минск предпочел вернуться к старой доброй советской традиции: создать систему тотального контроля над любой негосударственной инициативой. А потом вообще искоренить появление подобных инициатив.
Добавить комментарий
Проверочный код