Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№11 (277) 19 марта 2001 г. События. Оценки

ПОМЕНЯЛИСЬ МЕСТАМИ

19.03.2001
Виктор МАРТИНОВИЧ

15 марта 2001г. - знаменательная дата в истории национальной государственности. Впервые за четыре года на официальном уровне был отмечен не день внесения изменений в Конституцию, а день ее создания. Президент де-факто признал Основной закон 1994г. И еще одна особенность нынешнего года: оппозиция решила воздержаться от традиционной массовой акции, чтобы не расходовать силы перед Днем воли 25 марта.

В системе белорусской государственности наш Основной закон занимает довольно странное место. С одной стороны, если бы не статья, предусматривающая введение президентского правления, Лукашенко никогда не стал бы президентом. Существование нынешней системы государственной власти обусловлено исключительно этой Конституцией. С другой стороны, Конституцию 1994г. власть очевидно не любит. Поэтому центром агитационно-пропагандистской тяжести в нашей стране была дата внесения поправок. В тот знаменательный ноябрьский день штатные и внештатные идеологи со всех государевых газетных полос вещали о торжестве консенсуса и апофеозе разума, в результате которого появилась новая редакция Основного закона. Сам же День Конституции если не игнорировался, то отмечался неадекватно своему статусу. В лучшем случае где-нибудь на окраине (вроде ДК железнодорожников) проходило торжественное собрание. Уровень приглашенных VIP-персон был невысоким, а об участии Лукашенко и речи быть не могло. Народу наглядно демонстрировали, какую редакцию Основного закона надо любить, а какую - забыть как можно скорее.

За четыре года таких "празднований" из официального государственного праздника День Конституции превратился во что-то полулегальное, малоизвестное, вроде очередной годовщины битвы под Оршей. Интереса ради утром 15 марта мы обзвонили нескольких знакомых чиновников, заседающих в высоких кабинетах. Услышав наши искренние поздравления с праздником, они делали мучительную паузу, в ходе которой пытались вспомнить, о чем идет речь. Потом - либо вспоминали, но не то, либо стеснительно интересовались, о каком празднике, собственно, идет речь. Так получилось, что день создания Основного закона, по которому живет наше государство, стал ассоциироваться скорее с акциями протеста оппозиции, чем с официальным торжеством. В конечном итоге произо-шло то, что могло порадовать любого анархиста-бакунинца: на европейской карте появилась страна без основного символа государственности - Конституции.

И все же власть поумнела. Ей потребовалось долгих пять лет на то, чтобы понять, что при всей нелюбви к Основному закону уважать его надо. Точно так же, как надо уважать и все остальные законы. Президент разразился торжественным обращением, государственные газеты - пафосными передовицами. В обоих случаях обращает на себя внимание стилистика. Лукашенко поздравляет нацию как бы сквозь зубы: "Обновленная на всенародном референдуме 24 ноября 1996 года Конституция РБ является основой суверенитета государства, гарантом стабильности нашего общества, закрепляет важнейшие демократические завоевания белорусского народа". Заметьте, в одной фразе - и напоминание о легендарных ноябрьских поправках, и цитата из самой Конституции, и совсем уж кондовая фраза про "демократические завоевания". От души такое не говорят. И "завоевания", кстати, в одном словосочетании со словом "демократические" как-то не катят... А вот цитата из проникнутой хорошо оплаченным счастьем передовицы в главной государственной газете: "В 1996 году мы всем миром на всенародном референдуме договорились о тех коррективах, которые необходимо было внести в Основной закон. (...) Строительство цивилизованного государства продолжается плавно, эволюционно, поступательно, без обрывов и вывихов, и это потому, что действуем "все вместе": солидарно, в согласии и действительно ради будущих поколений". Такое ощущение, что его идеологи и пропагандисты тщательно стараются писать так же косноязычно, как он говорит. Интересно, кстати, зачем они закавычили "все вместе"? Для придания антонимичного эффекта сказанному? Похоже, даже в Доме прессы стали сомневаться в победе всенародно избранного и потихоньку осваивают эзопов язык.

Еще одной особенностью Дня Конституции-2001 стало его полное игнорирование со стороны оппозиции. Напомним, что все предыдущие годы она организованно выходила на шествие. На этот раз от консолидированной акции демократические силы решили отказаться. Причина - нежелание распыляться перед основным мартовским мероприятием - Днем Воли. Решение очень умное, ведь две последние акции в честь Дня Конституции получались не очень массовыми. А в уличной борьбе важно дать хороший старт.

Возвращаясь же к теме белорусской Конституции как таковой, следует отметить момент, который присущ ей в точно такой же степени, как и Основным законам других посттоталитарных государств. Она просто обречена на перманентные изменения. С момента обретения Беларусью независимости Конституцию переписывали каждый раз под каждого конкретного правителя. Захотелось Кебичу из кресла председателя Совета министров пересесть на президентский трон - подсуетились, внесли изменения. Правда, трон занял другой монарх. Захотелось этому монарху расширить свои полномочия и обезопасить трон от любых посягательств - провели референдум, внесли поправки. Сегодня можно с уверенностью сказать, что Конституция будет переписываться по меньшей мере еще один раз. Произойдет это тогда, когда Лукашенко проиграет президентские выборы. Неизвестно, сколько лет нам придется ждать этого светлого мига, но ни о какой преемственности элит в таком случае речи вестись не будет. Кто бы ни сменил А. Г., новичок столкнется с проблемой жесткого реформирования правовой системы. Реформирования, которое придется начать с преобразования Конституции как костяка этой системы. Время покажет, в какую сторону будет преобразован Основной закон после Лукашенко. Хуже, кажется, быть уже просто не может.
Добавить комментарий
Проверочный код