Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№11 (277) 19 марта 2001 г. Политика

ВНЕ ЗАКОНА

19.03.2001
Виктор МАРТИНОВИЧ

12 марта с подачи белорусских властей стал раскручиваться очередной международные скандал, связанный с грядущим наблюдением за президентскими выборами. МИД оценил предложение КНГ ОБСЕ организовать семинары по обучению наблюдателей белорусскому законодательству как вмешательство во внутренние дела нашей страны. Таким образом, совершенно очевидно, что независимого наблюдения за грядущими президентскими выборами власти боятся значительно больше, чем потенциальных кандидатов-конкурентов.

Ситуация складывается уникальная. Независимое наблюдение за выборами - процедура, в которой само государство обычно заинтересовано в большей степени, чем потенциальные кандидаты. Ведь сам факт наличия такого наблюдения - условие, необходимое для признания итогов голосования. Скажем, для наблюдения за мартовскими выборами в Германии немецкая сторона приглаcила столь широкий круг наблюдателей, что в него вошли даже представители Беларуси. Нечто подобное происходило и у нас в октябре 2000г., когда на обеспечение приезда иностранных контролеров работало сразу несколько ведомств - от МИДа, который координировал эту работу, до депутатов ПП НС первого созыва, попытавшихся подключить к этому свои скудные международные контакты. Тогда европейские парламентарии заключили, что в Беларуси не созданы нормальные условия для проведения свободных выборов, и приняли решение не присылать сюда контролеров, обладающих соответствующим статусом международных наблюдателей. Впоследствии этот факт оказал влияние на позицию ПА ОБСЕ, ПА СЕ и Евросоюза в отношении легитимности итогов прошедшего голосования.

Казалось бы, опыт, полученный в ходе попытки организации международного наблюдения за парламентскими выборами, должен был помочь государству выработать правильную парадигму поведения.

За оставшееся до выборов время власть могла создать хотя бы видимость нормальных условий для организации прозрачного избирательного процесса. Или, если даже на такие уступки идти не хочется, просто воздержаться от резких выпадов в сторону Запада. Вместо этого режим делает все, чтобы независимого наблюдения - ни внутреннего, ни внешнего - не было вообще.

Все началось с заявления Лукашенко о 30-тысячном десанте наблюдателей, которых в любой момент можно будет поставить "под ружжо". Затем последовала серия совершенно немотивированных информационных атак на КНГ ОБСЕ. И вот сейчас власть заявила о недопустимости подготовки наблюдателей на деньги международных структур. При этом в формулировках, прозвучавших в заявлениях официальных лиц, было сделано одно заметное упущение. Советник президента Сергей Посохов и пресс-секретарь МИДа Павел Латушко говорили не о финансировании обучения наблюдателей, а о финансировании избирательного процесса в принципе. Действительно, по Конституции и Избирательному кодексу любые иностранные дотации кандидатам в президенты либо в депутаты недопустимы. В случае их выявления они влекут за собой немедленное снятие кандидатов. Но в данном конкретном случае Запад предложил свои финансовые услуги совершенно в другой сфере.

НАБЛЮДАТЕЛЯМИ НЕ РОЖДАЮТСЯ

Наблюдение за выборами – процесс, требующий по меньшей мере двух вещей: хорошего образования (желательно юридического) и превосходного знания действующего избирательного законодательства. "БГ" приходилось работать на избирательных участках в ходе парламентских выборов 2000г., выборов в местные советы 1999г. и выборах в Верховный совет 13-го созыва. Первое ощущение, которое испытываешь, явившись на участок с целью посмотреть, "как это делается", - легкое недоумение. Без специальной подготовки процесс голосования кажется обычной рутиной. Совершенно непонятно, как и где эти наблюдатели фиксируют нарушения. Граждане один за другим предъявляют паспорта, получают бюллетени, заполняют их и бросают в урны - вот и все голосование. Только потом узнаешь, что, оказывается, внимания заслуживает каждая деталь - от списочного состава избирателей, вывешенного на специальном стенде, до того, как поступает участковый избирком с испорченными бюллетенями. Чтобы знать все эти детали, необходимо пройти серию специальных тренингов. Ведь наблюдателями, как и лейтенантами, не рождаются. Наша страна не настолько богата, чтобы организовать обучение контролеров. А потому наблюдателей, прошедших обучение где-нибудь на военно-полевых курсах при БПСМ, в ходе октябрьских выборов прошлого года нами замечено не было. Ход выборов контролировали в основном представители Центрального координационного совета по наблюдению за выборами. Навыки контроля над избирательным процессом они получили в ходе семинаров, организованных на деньги международных организаций - от ОБСЕ до своих коллег из иностранных NGO. По словам руководителей ЦКС, на семинарах наблюдателей знакомили только с белорусским избирательным законодательством. Такая схема организации внутреннего наблюдения за выборами является общепринятой и активно используется во всех странах, граничащих с Беларусью: Литве, Польше, Украине и России. Там она нареканий не вызывает.

Структурно схема построения наблюдения выглядит так. Государство как институция, организовавшая голосование, не может принимать участие в объективном контроле над выборами, так же как не могут участвовать в наблюдении структуры, находящиеся под прямым влиянием государства. А потому наблюдение поручается сегментам гражданского общества, иными словами - общественным организациям. Вопрос о финансировании подготовки обучения наблюдателей в этой схеме не является принципиальным. Если у государства есть деньги на обучение, оно может заплатить за подготовку контролеров самостоятельно. Если денег в республиканском или федеральном бюджете не предусмотрено (как в случае Беларуси), государство прибегает к помощи внешних инвесторов. И, кстати, должно быть очень благодарно за эту помощь. По сути дела, речь идет о прямых западных инвестициях, только не в экономику, а в саму госсистему, инвестициях в развитие демократических институтов. Почему белорусские власти выступают против данной схемы контроля за выборами, и какая схема наблюдения мыслится им приемлемой?

ПАРОКСИЗМ САМОКОНТРОЛЯ

В отличие от выборов в ПП НС второго созыва, на президентских властям важен не процесс, а результат. Приезд международных наблюдателей, наличие на участках независимых внутренних контролеров не столь принципиальны в контексте главной проблемы - сохранения власти. Если в случае с ПП НС проблема ее кадрового наполнения отступала на второй план рядом с мечтой о ее легитимизации, то в случае с президентскими выборами кадровый вопрос является основным. Опасность объективного внутреннего наблюдения заключается в том, что в результате может появиться информация, альтернативная официальным данным. Причем эта информация может произвести эффект информационного взрыва внутри Беларуси, а не за ее пределами. В этом – главное отличие между прошедшими парламентскими и грядущими президентскими выборами. Выборам в ПП НС изначально отводилась, скорее, "внешняя" роль. Они должны были хотя бы частично снять международную изоляцию, в которой оказалась Беларусь. При наличии в стране признанного мировым сообществом законодательного органа исполнительной власти стало бы значительно проще строить свои взаимоотношения с Западом.

То, что выборы имели совершенно иной "внешний" эффект, – вина неуклюжих технологов из ближайшего окружения Лукашенко. Даже после решения Европы о направлении в Беларусь observers in their institutional capacity (т.е. наблюдателей как таковых, не имеющих международного статуса) ситуацию можно было преломить в свою пользу - не устраивая тотальных отказов в регистрации тем кандидатам, которые в лице Европы могли олицетворять новый белорусский парламент.

Акценты на выборах президентских расставлены совершенно по-другому. Это – мероприятие внутреннего характера. На сей раз власть не собирается демонстрировать умение говорить cheese и широко улыбаться. Главное - остаться у руля, а работать в условиях полного непризнания Западом ей не впервой. В атмосфере "полухолодной войны" аппарат А.Г. просуществовал почти семь лет, просуществует еще пять. В организационном плане власть будет заботиться лишь о тех вещах, которые могут броситься в глаза рядовому белорусскому избирателю, а не абстрактной международной общественности. Появление "двойной бухгалтерии" - разных данных о прошедшем голосовании - в этом случае нежелательно, так как у умного белорусского народа могут возникнуть вопросы. Как сделать так, чтобы данные о выборах не расходились, а внутренний контроль все-таки был? Очень просто.

"БГ" уже писала о том, что сегодня власть обросла большим количеством организаций весьма странного свойства. С одной стороны, их статус в Министерстве юстиции - "общественная организация", т.е. обычное NGO, никак не связанное с вертикалью. С другой стороны, часть из них сидит на бюджетном финансировании, часть контролируется за счет того, что их руководство занимает посты в госаппарате. Наиболее ярким примером таких "государственных NGO" является БПСМ. Вроде по статусу - независимейшая организация, а когда посмотришь на объемы госдотаций, освоенных патриотами, - становится плохо. Самым изящным вариантом организации "независимого" внутреннего наблюдения было бы предоставление права наблюдать таким вот "структурам гражданского общества". В итоге общепринятая схема построения наблюдения за выборами в принципе будет соблюдена. Однако "подконтрольность" всех этих NGO сделает наблюдение совершенно бессмысленным. Власть станет контролировать саму себя от нарушений со стороны себя же. Не об этой ли схеме говорят официальные лица, заявляя, что в Беларуси "есть собственные ресурсы для организации внутреннего наблюдения"?

Скандал, разразившийся 12 марта, - подтверждение того, что по старой схеме наблюдать за выборами власть не позволит. Возникает вопрос, как она станет поступать с теми 30 тыс. наблюдателей, которые в настоящий момент активно готовятся различными действительно независимыми общественными организациями. Ведь те 7 тыс. наблюдателей, которые осуществляли контроль над парламентскими выборами под эгидой координационного совета, с точки зрения власти уже объективными быть не могут: они прошли тренинги и обучение на западные деньги. Как не могут быть объективными и все остальные потенциальные контролеры, обучающиеся белорусскому законодательству при поддержке извне. Неужели власть решится на санкции?
Добавить комментарий
Проверочный код