Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№11 (277) 19 марта 2001 г. Общество

"БЕЛОРУССКИЕ РАБОЧИЕ СКОРЕЕ УТОПЯТ СЕБЯ В ВОДКЕ"

19.03.2001
Ася ТРЕТЮК

Все началось в апреле 91-го, когда застигнутые врасплох повышением цен трудящиеся впервые за годы советской власти в самый разгар рабочего дня вывалили за пределы заводских проходных и двинулись в направлении площади Ленина. Там и состоялся стихийный 100-тысячный митинг, положивший начало белорусской стачке, которая со временем трансформировалась в свободные независимые профсоюзы.



Об этих событиях корр "БГ" беседует с Анатолием МАТВЕЕНКО.

Справка "БГ". Анатолий Матвеенко стоял у истоков создания в Беларуси в 1989г. Рабочего союза, активный участник стачечного движения в апреле 91-го, а затем - создания свободных профсоюзов. В настоящее время - один из руководителей Международного союза трудящихся "IV Интернационал" (штаб-квартира в Париже). Цель организации - создание Всемирной рабочей партии для участия в политической борьбе. Одновременно Матвеенко является главным редактором общественно-политического журнала "Корреспонденция Интернациональ".



- Анатолий, какими вам видятся сейчас события десятилетней давности?


- Я считаю, что тогда произошла маленькая революция. Мы, рабочие, сами не понимали того, что практически захватили в свои руки власть в столице. Какие бы требования мы ни выдвигали, все они тут же выполнялись: нужен был Минскому стачкому доступ к радио и телевидению - пожалуйста, офис - никаких проблем! Не говоря уже о том, что тогдашний премьер Кебич или спикер Шушкевич по первому зову работяг выходили на площадь. Их даже приходилось охранять, чтобы бастующие не разорвали их на куски. Причем требования рабочие выдвигали сугубо экономические: выплатить компенсацию за резкое повышение цен, повысить зарплату и т.д. Но не более того. Это была ошибка, которая впоследствии дорого обошлась рабочему движению.



- Далее стачкомы стали трансформироваться в свободные профсоюзные структуры, что создало немало проблем официальным профсоюзам, входящим в ФПБ
.

- Рабочее движение тогда не имело никакого опыта, не были готовы к такому развитию событий и официальные профсоюзы. На протяжении двух месяцев Беларусь лихорадило. Волна спонтанных выступлений прокатилась по всей республике. Были созданы заводские, городские стачкомы, которые выдвинули своих представителей в стачечный комитет республики. Благодаря высокой степени самоорганизации мы избежали многих провокаций, не допустили беспорядков и кровопролития. Когда требования бастующих были выполнены властью почти полностью, забастовочное движение стало угасать. В это время стачком принял решение о легализации рабочего движения через создание свободных независимых профсоюзов. Пиком рабочего движения того времени стал Учредительный съезд Свободных профсоюзов Беларуси. К сожалению, вскоре руководящие должности во вновь созданных профсоюзах путем интриг и провокаций захватили бывшие комсорги, коммунисты и партийные функционеры.



- Сегодня вы окончательно разошлись?


- Да. В свое время, когда руководство СПБ полностью продалось американскому империализму, мы приняли решение выйти из этого профсоюза, чтобы не участвовать в дешевой возне, в борьбе за гранты, быть подальше от междоусобных интриг. Недавно по белорусскому телевидению я слышал рассказ о том, как один из профсоюзных лидеров Солигорска снял на видеокассету и обнародовал любовные похождения с несовершеннолетней другого лидера, между прочим, своего недавнего соратника. Чего, кроме грязи и предательства, можно ожидать от этих людей с партийно-колхозным менталитетом? Да, сегодня я не могу сдержать эмоций, вспоминая, сколько было потрачено сил, здоровья, времени на борьбу с властью, с администрацией предприятий, сколько прекрасных людей пострадало, прежде чем родились эти свободные профсоюзы. И за все время их существования их лидерами не было проведено ни одной акции в интересах рабочего движения. Доллары сделали свое дело, и на сегодняшний день СПБ - не более чем инструмент для продвижения интересов американского империализма на территории Беларуси.



- Анатолий, вам самому ваши высказывания не напоминают цитаты из Лукашенко и Зимовского?


- Но это - реальность. Америка сегодня диктует условия всему миру, используя для достижения своих целей различные общественные организации и политические партии. А что касается отношения к президенту вообще, то вспомните, что после того, как Верховный Совет 12-го созыва в нарушение Конституции отказал белорусскому народу в проведении референдума, парламент был объявлен нелегитимным. А следовательно, являются нелегитимными и все принятые им законы, в т.ч. о президенте. Беларусь должна была оставаться республикой парламентского типа. Сегодня любой президент на территории бывшего СССР - явление неоднозначное, поскольку очень опасно доверять управление целым народом человеку с советским менталитетом. Я вообще считаю, что президентство - это не про нас. Что же касается моего мнения относительно руководителей СПБ, то я его высказывал еще тогда, когда у нас не было ни "батьки", ни "Резонанса".



- Но, кроме СПБ, существует еще Федерация профсоюзов. Помнится, во время стачки она показала себя не с лучшей стороны, да и сегодня ФПБ переживает не лучшие времена
.

- Действительно, во время массовых волнений руководство официальных профсоюзов, как мы их раньше называли, не проявляло никакой солидарности с бастующими. Более того, первоначально Федерация совместно с директорским корпусом прилагала все усилия, чтобы уничтожить стихийно созданные на предприятиях стачкомы. И лишь когда профбоссы поняли, что это нереально, они пошли на компромиссы. На некоторых предприятиях стачкомы заменили собой профкомы. Лично я никогда не был членом официального профсоюза и абсолютно об этом не жалею.



- И профсоюзные взносы тоже никогда не платили?


- Представьте, да. Еще в 1983г., работая на заводе им. Ленина, я написал заявление с требованием не высчитывать из моей зарплаты никаких взносов. Более того, мне вернули даже то, что когда-то высчитали.

Все, что сегодня происходит с профсоюзами, говорит лишь о том, что они себя изжили. На дворе новое время, а все руководство - старое. Хотя на предприятиях есть много толковых профсоюзных работников.



- Тем не менее старое, как вы сказали, руководство ФПБ сегодня не побоялось пойти наперекор власти
.

- Надо реально смотреть на вещи. Не ФПБ пошла в оппозицию, а ее туда отправил президент. Сначала у федерации стали отбирать профсоюзную собственность, потом начался массовый выход из профсоюзов, функционеры стали терять свои должности, и, наконец, власть показала, что не нуждается в их услугах. Вот и получилось, что у них осталась лишь одна дорога - в оппозицию. Пришлось идти наперекор власти. Федерации профсоюзов сегодня трудно, поскольку она не имеет почти никакого опыта борьбы. Но я думаю, что она все-таки сумеет трансформироваться в более или менее дееспособную организацию, потому что у ФПБ огромные возможности для защиты прав и интересов трудящихся. Насколько они захотят ими воспользоваться - это вопрос руководства ФПБ и рядовых членов, которые это руководство терпят.



- Чем, по-вашему, объяснить то, что ФПБ, насчитывая 4,2 млн. членов, не смогла должным образом организовать последнюю акцию протеста и вывести на улицы людей?


- При подготовке акции непрофессионально поработали профсоюзные лидеры. Хотя, повторюсь, возможностей у ФПБ по сравнению с другими профсоюзами значительно больше.



- Похоже, сейчас очень удобный момент для консолидации всех профсоюзов. Но воз пока
и ныне там.

- Момент действительно удобный, но, как показывает исторический опыт, наша оппозиция никогда не объединится. Все скорее будут бороться друг с другом, чем пойдут на объединение усилий. Мешают личные амбиции, а интересы людей труда уходят на второй план. Cегодня от имени рабочих выступают все, кому не лень, но без участия в политической борьбе рабочее движение обречено на то, что его будут использовать разного рода партии, движения, но только не те, кто имеет непосредственное отношение к проблемам трудящихся. Пока у рабочих нет своей политической организации, партии, их всегда будут предавать. А обращаться за помощью к классовым врагам - то же самое, что выступать под их знаменами.



- И кто же они, эти классовые враги?


- К сожалению, пока мы имеем стойкий иммунитет к борьбе за свои права, будущее детей, процветание нации и государства. Белорусские рабочие в большинстве своем скорее утопят себя в стакане с водкой или будут плакаться в курилках, нежели пойдут против своих начальников, которые сосут из них последние соки. Конечно, есть среди рабочих и достойные люди, которые уважают себя и свой труд. Но, к сожалению, на данный момент они являются исключением из правил. А если говорить о врагах белорусского народа, то на самом деле самую большую опасность сегодня, как и десять лет назад, представляет директор-ский корпус. Посмотрите, что делается в промышленности. Она умирает: многие предприятия стоят полностью, другие работают вполсилы, да и то на склады. Уничтожены такие флагманы белорусского производства, как "БелВАР", где когда-то работало 13 тыс. высококвалифицированных, собранных со всего Советского Союза специалистов, выпускающих конкурентоспособную на мировом рынке измерительную технику. Его территорию заполонили торговые лавки, магазины, офисы... Все сдается в аренду, потому что предприятие, где осталось тысячи две работников вместе с администрацией, практически не работает.

Заметьте, что пока умирала промышленность, ни один директор (за редким исключением) не стал жить хуже. Более того, каждый из них имеет свой семейный бизнес, в который ушли оборотные средства практически уничтоженных заводов и фабрик. Директора процветают. Имеют финансовые кампании в России, на Украине, странах Балтии, фирмы в оффшорных зонах - об этом все знают. Страну грабят и распродают совершенно открыто конкретные люди. А власть их почему-то не останавливает...



- Почему?


- Наверное, каким-то образом заинтересована в этом. Ну вот, и о "врагах народа" поговорили. Но недалеко время, когда со всеми этими врагами народ разберется сам. Революция неизбежна.



- И как вы себе ее представляете?


- А ее нельзя представить, потому что никто не знает, какой она будет. Например, в Югославии недавно свершилась революция местного масштаба - сбросили Милошевича, в свое время в Чехии произошла "бархатная" революция, где все закончилось мирно, без потасовок. Назрела революционная ситуация и в Беларуси, да и на всей территории стран бывшего Советского Союза сегодня ситуация такова, что достаточно спички, и все полыхнет. Посмотрите, что делается в России, на Украине, в других странах. Что касается Беларуси, то я убежден: здесь имеется реальная перспектива создания и развития рабочего движения. У нас есть лишь один выход - объединиться в политической борьбе. Рабочим больше не нужны чужие знамена и чуждые лозунги.
Добавить комментарий
Проверочный код