Понедельник, 5 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№9 (275) 05 марта 2001 г. Тема недели

X-FILES: РОССИЙСКИЙ ВАРИАНТ

05.03.2001
Михаил ПОДОЛЯК

На минувшей неделе "БГ" удалось получить свидетельства активного зондирования политических рынков Беларуси заинтересованными российскими структурами.



По нашей информации, россияне не только оценили “потенциал влияния на ситуацию” Лукашенко, но и начали разработку сценариев “без Лукашенко”. Весьма симптоматично, что в последнее время активность официального Минска на внешнем направлении (в т.ч. и российском) пошла на убыль. Команда Лукашенко активно штурмует лишь местное общественное мнение, “нагружая” его сугубо провокационными темами.

“СОЦИОЛОГИ”

Тот факт, что российские политические и околополитические элиты крайне заинтересованы в оптимальном (прежде всего для себя) разрешении белорусского властного кризиса, не вызывает сомнения. Другое дело, насколько явно и когда именно может проявиться подобная заинтересованность.

Так или иначе, но в январе-феврале в Беларуси работала большая аналитическая группа специалистов из российского Совбеза и ФСБ. По итогам этой командировки подготовлен многостраничный “Обзор политической и социально-экономической ситуации в Белоруссии”, содержащий не только описание “проблемных зон” во внутренней белорусской политике, но и предлагающий практические выводы относительно того, чем та или иная позиция Кремля во время белорусской выборной кампании-2001 чревата для России в целом.

В частности, в обзоре констатируется “некоторая растерянность двух основных политических группировок, являющихся конструктивными элементами многолетнего белорусского противостояния. Однако если растерянность широкого фронта оппонентов президента А.Г.Лукашенко связана, скорее, с отсутствием единого центра принятия решений накануне президентских выборов, то растерянность потенциальных сторонников Лукашенко сопряжена, скорее, с чрезвычайно агрессивной позицией последнего по целому ряду знаковых для элиты вопросов”.

Вполне нейтральный вступительный пассаж российских аналитиков на самом деле говорит о том, что в Кремле прекрасно видят слабые стороны как местных оппозиционных группировок, так и команды Лукашенко. Кроме того, в обзоре подробно раскрывается механизм кулуарного управления, который использует сегодня Лукашенко. Отмечается, что подавляющее большинство лидеров местной элиты, которые находятся в непосредственном контакте с самим Лукашенко или его ближайшим окружением, пребывает в тотальном страхе.

Помимо оценки политических и информационных потенциалов оппонентов, в обзоре, который несомненно послужит основой дальнейшей выработки конкретных рекомендаций для высшего руководства России, специалисты подробно останавливаются на процедурах финансовых отношений в окружении Лукашенко, а также отображают “примерную схему организации агитационно-организационной работы ключевых руководителей избирательной кампании А.Г.Лукашенко”.

Столь подробный и, надо признать, насыщенный "фактурой" обзор, который весьма нелестно оценивает перспективы Лукашенко (в т.ч. и его перспективы как политического партнера Кремля), представляется нам весьма знаменательным. Ведь, по сути, он прямо указывает на то, что в России сегодня уже нет более или менее влиятельных политических групп (за исключением коммунистов), продолжающих питать иллюзии насчет Лукашенко.

С другой стороны, не меньшей сенсацией последних месяцев является откровенная социально-политическая пассивность, которую проявляют отечественные спецслужбы. По признанию ряда высокопоставленных сотрудников КГБ, на сегодняшний день эта структура “предпочитает нейтралитет по отношению к политическим оппонентам”. Правда, как заявляют эти же чины, по мере приближения к дате президентских выборов КГБ вынуждено будет заняться политической работой. Но трудно ожидать, что кто-то будет проявлять особое рвение. И уже тем более трудно дать гарантию того, что иные специалисты КГБ не сыграют на стороне оппонентов Лукашенко. Тем более, если заинтересованность в “отстранении Лукашенко” проявит российская ФСБ.

По нашей информации, в наиболее разобранном состояния находится сегодня местный Совет безопасности. Эта структура переживает серьезный кризис. Никто не может внятно сказать, какое место в нынешней иерархии власти он занимает (без Шеймана). Работа Совбеза сосредоточена в основном на аналитическом направлении, однако обзорные анализы практически не используются Лукашенко. Фактически А.Г. перестал доверять специалистам из СБ. Наконец, по непроверенной пока информации, нынешний госсекретарь Совбеза Урал Латыпов подал очередное прошение об отставке. И, как сообщили источники в аппарате СБ, “на этот раз Урал Рамдракович постарается добиться подписи президента на своем прошении”. Как говорится, начинается крутая игра. Но обо всем по порядку...

ЗНАТЬ НАДО!

По мере приближения президентских выборов напряжение на внутренних и внешних политических рынках будет только нарастать. Несомненная зависимость белорусской политики от позиций и мнений внешних политических группировок только способствует росту подобной напряженности.

Впрочем, рост напряженности в первую очередь необходимо увязывать с незнанием многими местными игроками реального положения дел. В Беларуси очень мало людей, которые более или менее осведомлены о том, как будет протекать избирательная кампания. Не технически, конечно, а кулуарно.

Как ни удивительно, практически никто из претендентов на белорусское президентство, в т.ч. и Лукашенко, не знаком со схемами, которые разрабатываются внешними инициативными центрами, проявляющими заинтересованность в том или ином развитии “белорусской выборной ситуации”.

Если с позицией ряда европейских влиятельных государств и США все относительно ясно - категорическое неприятие кандидатуры Лукашенко в любом формате (даже в формате потенциально переговорного политика, готового свято соблюдать “четыре известных условия ОБСЕ”), то позиция наиболее влиятельного внешнего политического партнера Беларуси - России - до последнего времени представлялась весьма таинственной.

Кое-кто из местных аналитиков склонен считать, что на ближайшие два-три месяца Россия (лучше сказать, кремлевская администрация) займет нейтральную позицию по "белорусскому вопросу". Россия в этом случае якобы не будет очень рьяно поддерживать Лукашенко, помогать ему ресурсами - частные инициативы отдельных московских PR-агентств не в счет. И в то же время российские влиятельные ФПГ (как приближенные к Кремлю, так и удаленные от него) также не будут поддерживать ни одну из альтернативных Лукашенко команд.

Когда в белорусских оппозиционных кругах начинают задумываться о роли России в белорусских президентских выборах, именно “доктрина относительного невмешательства Кремля” выдается за наиболее возможную. При этом отмечается, что Россия так или иначе выступает на стороне Лукашенко. Даже помимо своей воли. Ведь с одной стороны, нынешняя кремлевская администрация поддерживает на плаву миф о близкой финансовой интеграции России и Беларуси, равно как с не меньшим удовольствием продолжает играть в Союзное государство. Кроме того, в России имеется достаточное количество ньюсмейкеров, которые активно прокламируют Лукашенко как “сверхценность” и среди которых особые места занимают думская фракция КПРФ, ряд российских губернаторов и отдельные персоны вроде министра иностранных дел Иванова, спикера Госдумы Селезнева, мэра Москвы Лужкова, лидера блока “Отечество” Примакова.

Местная оппозиция по сей день настороженно оценивает возможную роль кремлевского фактора в выборной процедуре, предпочитая пользоваться прозападными коммуникациями. И совершает большую ошибку. Дело не в том, что Запад не оказывает особого влияния на официальный Минск. Сама по себе поддержка западными демократиями белорусской оппозиции дорогого стоит. Ведь это предполагает, что любой иной - кроме Лукашенко - президент Беларуси должен будет избрать демократические ценности в качестве государствообразующих элементов. Однако игнорирование “российского фактора” вынудит Кремль играть в “свою игру”, которая может нарушить планы местных альтернативных игроков.

ШАНСЫ КАНДИДАТОВ

(мнение Кремля)


Именно сегодня Кремль демонстрирует необычайную кулуарную активность, пытаясь не просто определить шансы тех или иных кандидатов, но и разработать ряд дееспособных сценариев, при помощи которых он сможет активно вмешаться в развитие “белорусской довыборной, собственно выборной и поствыборной ситуации”. Российские инициативные центры уже сейчас понимают, что подобная надобность обязательно возникнет. Из аналитического доклада, подготовленного российскими наблюдателями: “Президент Белоруссии А.Г.Лукашенко не располагает реальным механизмом для проведения более или менее выдержанной в рамках формальной демократии избирательной кампании. Согласно многочисленным социологическим замерам внутрибелорусской ситуации, которые регулярно проводятся различными местными социологическими лабораториями, неуклонно снижается процент тех, кто предполагает чистоту и рамочность будущей избирательной кампании. В этой связи следует указать на возможность и даже неизбежность организационных и технологических нарушений, которые будут предприняты нынешними белорусскими властями. Нарушения могут касаться как технической процедуры организации выборной и собственно избирательной кампании (кампании на выборных участках в день голосования), так и правил проведения агитационных, информационных и пропагандистских мероприятий со стороны кандидатов-оппонентов”.

По существу этот пассаж означает, что Кремль фактически признал возможность “исполнения широкомасштабных фальсификаций”, к которым вынужден будет прибегнуть нынешний хозяин Беларуси. Россия понимает и то, что страны Западной и Восточной Европы априори считают белорусские президентские выборы недемократическими как по процедуре исполнения, так и по процедуре информационного обеспечения.

Возникает интереснейшая коллизия: практически все заинтересованные стороны, в т.ч. и Россия, полагают, что официальный Минск на президентских выборах будет использовать “репрессивные, запретительные, ограничительные и избирательно-агитационные методики”. Более того, как считают авторы доклада, “в результате выборов общественности, прежде всего мировой и российской, может быть представлена заранее заготовленная белорусскими властями статистическая отчетность о проценте принявших участие в голосовании, а также о проценте электорального доверия, высказанного в пользу А.Г.Лукашенко... Однако следует указать, что согласно информации, поступающей из источников в аппарате белорусского президента, уже сегодня в недрах местной Администрации подготовлены примерные разнарядки на процент явки по избирательным округам, а также на процент проголосовавших в поддержку А.Г.Лукашенко”. Само собой, подобные “разнарядки” уже подготовлены, но коррективы в них будут вноситься до самого последнего дня, учитывая складывающуюся информационную конъюнктуру, а также для того, чтобы “итоговые избирательные протоколы имели наиболее правдоподобный вид”.

Если следовать логике российских аналитиков, перед Россией буквально на следующий день после проведения белорусских президентских выборов встанет ряд сложнейших кулуарно-дипломатических проблем. Во-первых, как де-юре и де-факто реагировать на итоги “народного волеизъявления”, результат которого вполне возможно будет сфальсифицирован и этот факт будут понимать все заинтересованные стороны? Во-вторых, насколько серьезно это осложнит отношения России с западными партнерами?

В-третьих, насколько юридически чистыми будут договоренности, подписанные нелегитимным президентом Беларуси? В-четвертых, как новый статус президента Беларуси - а именно его юридическое непризнание на мировых политических рынках - скажется на формальной межправительственной работе в рамках СНГ и российско-белорусского cоюза?

По мнению россиян, если А.Г. пойдет на фальсификацию, это дестабилизирует ситуацию в регионе и законсервирует “белорусский кризис” еще на 2-2,5 года. После чего можно будет ожидать крупный “социально-политический взрыв в Белоруссии”. В связи с чем возникает резонный вопрос: насколько выгодно Кремлю закрывать глаза на то, что Лукашенко не хочет проводить действительно демократические выборы?

Итак, вопрос вопросов для российской кулуарной политики: как выйти из патовой ситуации, если Лукашенко “выиграет” местные президентские выборы, cфальси-фицировав их проведение и итоги, а также если “новоиспеченного” президента никто не признает на внешних политических рынках?

ИНОЗЕМНАЯ АНАЛИТИКА

Сегодня, имея на руках копии информационных записок, подготовленных в недрах российских спецслужб, можно уверенно говорить о том, что Лукашенко не рассматривается Кремлем даже в качестве “одного из возможных перспективных вариантов на президент-ских выборах”. По нашим данным, оптимальным вариантом развития белорусской ситуации часть российской политической элиты считает “выборную схему, при которой А.Г.Лукашенко вообще не будет участвовать в избирательной кампании в качестве полноценного кандидата. В этом случае следует сделать ставку на фигуру, настроенную положительно по отношению к России и ее экономическим интересам”. Однако вряд ли можно предположить, что А.Г. добровольно откажется от участия в избирательной кампании-2001. Чуть больше шансов, по версии российских аналитиков, имеет такой вариант: в избирательных бюллетенях обязательно должна значиться графа “против всех кандидатов”; в результате активной информационной кампании (в т.ч. и с использованием российских электронных СМИ) именно эта графа должна будет собрать максимальное количество голосов (до 35-40%). “После того, как будут подведены итоги первого тура президентских выборов, все кандидаты, принимавшие в нем участие, обязаны будут сняться с избирательного марафона. Президент Лукашенко в этом случае останется исполняющим обязанности президента еще на три-пять месяцев, после чего произойдет повторное выдвижение кандидатов, но не из числа ранее выдвигавшихся”. Честно говоря, очень эффектная схема. Но скорее всего и этот вариант окажется невостребованным. Ведь, по имеющейся информации, в бюллетене наверняка не окажется графы “против всех”. В этом случае россиянам так или иначе придется вступить в активную избирательную кампанию либо на стороне любого из оппонентов Лукашенко, либо просто против Лукашенко.

ДВА ЦЕНТРА

Правда, все вышеперечисленные схемы пока находятся на стадии активного обсуждения в российских властных кулуарах. Между делом отметим, что, вопреки распространенной у нас точке зрения, в России всего два активных центра, работающих по "белорусскому вопросу". Не считая, конечно, частных информационных интересов, периодически проявляемых российскими транзитными ФПГ, а также публичных пропагандистских интересов российских “левых”.

Один из параллельных “центров” действительно находится в администрации российского президента, но всю работу “по Белоруссии” курирует не лично ее глава Александр Волошин, а всего лишь “рядовой клерк” из управления, занимающегося вопросами внешней политики и отношениями со странами СНГ. Этот центр готовит, скажем так, публичную “начинку” для российско-белорусских отношений и именно этому “центру” приписывают недавний скандал с поспешным “бегством” из Москвы самого Лукашенко.

Куда более влиятельный центр организован в недрах российского Совета безопасности. По ходу отметим, что нынешний глава Совбеза Сергей Иванов является сегодня едва ли не ключевой фигурой влияния в ближайшем окружении Путина. Именно с его приходом, а также с приходом “питерских чекистов” связывают резкое усиление роли Совбеза. Несколько ранее в Москве то и дело возникали слухи, что Иванов “наследует” Волошина в президентской администрации. Однако пока он остается в Совбезе.

Именно российский Совбез занимается сегодня “информационным наполнением” российско-белорусских кулуаров. О роли Совбеза и лично Иванова говорит такой пример. Стало известно, что на днях в Минск приезжал спецпомощник Иванова, который привез с собой своеобразный “пакет пожеланий” и получил аудиенцию (а как же иначе!) едва ли не у всех знаковых топ-персон Беларуси.

В этом пакете Кремль излагает узловые положения двусторонних отношений, которые для А.Г. должны стать “священными” в преддверии выборов. В “пакете”, в частности, говорится о том, что “дата выборов президента Белоруссии должна быть четко привязана к Конституции, а не выступать в качестве “плавающей даты”. Если следовать формальным процедурным признакам, то выборы президента Белоруссии должны состоятся никак не раньше 25 сентября - 15 октября”. Кроме того, в пакете оговаривается, что “Александр Григорьевич не должен направлять своих спецпосланников для конфиденциальных бесед с российскими влиятельными финансистами”. Проще говоря, Кремль не хочет, чтобы Лукашенко вел какие бы то ни было переговоры в России в обход интересов или даже просто присутствия на этих переговорах представителей Кремля. Рекомендовано “не трогать тех белорусских предпринимателей, которые имеют отношение к российским транзитным, сырьевым и экспортно-импортным интересам”. Помимо жестких указаний относительно того, кого и почему Лукашенко не рекомендуют "трогать накануне избирательной кампании”, в пакете есть также мягкие пожелания типа “поменьше публичной критики российских социально-экономических реалий, особенно с отражением этого в местных средствах массовой информации”, а также “несколько снизить агрессивную тональность внешнеполитических заявлений”.

Впрочем, нельзя утверждать, что Лукашенко безропотно сидит в Минске и не старается зацепиться за кого-нибудь в Москве. Равно как нельзя утверждать, что А.Г. уже полностью раздавлен и смирился с ролью эдакого ”свадебного генерала”, который ничего не решает в предстоящей кулуарной битве. Лукашенко располагает очень серьезным ресурсом влияния на местное общественное мнение, и это очень хорошо понимают в Москве. Кроме того, с каждым днем возрастает интенсивность кулуарных переговоров, которые ведутся от лица А.Г. его спецпосланниками. Как указывают сами россияне, в январе-феврале Лукашенко особенно активно “уговаривал” московского мэра Юрия Лужкова. И последний вроде бы рад помочь. Но... Позиции Юрия Михайловича в российской политике сегодня серьезно ослабли. Однако еще больше слабеют ресурсные возможности столичного мэра. Свежий скандал вокруг строительства Московской кольцевой автодороги - явно из числа тех мощных “гвоздей”, которые Кремль вбивает в остатки былого могущества Лужкова. Напомним, что в начале минувшей недели первый заместитель Следственного комитета российского МВД Михаил Зотов сообщил, что при строительстве МКАДа было похищено 256 млн. рублей. Поскольку основным заказчиком этого строительства выступала московская мэрия (пусть и через многочисленных формальных посредников), возникают резонные претензии и к Лужкову.

Так что Лужков сегодня вряд ли может хоть чем-то помочь Лукашенко. Тем более что если Лужкову мягко намекнут вообще не вмешиваться в “белорусскую кухню”, то он даже публично не сможет высказать свою поддержку Лукашенко. Ну, а на кого, кроме Лужкова, мог еще всерьез рассчитывать Лукашенко?

СХЕМЫ ИГРЫ

Пикантность ситуации состоит в том, что нынче Кремль не имеет доверительных коммуникаций с Лукашенко. Сам А.Г. доверяет трем-четырем персонам из своего ближайшего окружения - Шейману, Наумову, в какой-то степени Заметалину. Но в том-то и дело, что именно этим троим совершенно не доверяют в Москве. А если нет доверительных кулуарных отношений, то как можно о чем-то серьезном договариваться? Кстати, вполне допускаем, что Урал Латыпов, равно как и Леонид Ерин (люди, имеющие стабильные контакты в российских силовых элитах), также получили копии кремлевского “пакета пожеланий”. Возможно, именно в связи с этим и появилась информация о настойчивых попытках Латыпова поскорее покинуть Совбез и спрятаться в “политической тени”. Возможно, Урал Рамдракович почувствовал, что начинается “отстрел крупной дичи”. Зачем ему подставляться?

Пока Россия еще не готова к активной игре. Проблемными и требующими скорейшего решения остаются вопросы обеспечения гарантий транзита на переходный период. Весьма важная посредническая роль “Белспецтехники” в торговле российским вооружением на рынках третьих стран также требует осмысления. И тем не менее игра против Лукашенко уже начинается.

Так, среди практических шагов, к которым собираются прибегнуть российские инициативные центры, фигурирует и обращение к крупным PR-агентствам, которым будет поручено организовать постоянный мониторинг внутрибелорусской ситуации и обеспечить разработку ступенчатой программы “вброса”, так сказать, легального провокационного message для российских СМИ, комментирующих белорусские события.

Однако куда более важными представляются нам схемы “активного прессинга” Лукашенко. По нашей информации, заинтересованные российские центры располагают весьма интересными документами, касающимися деятельности тех же Шеймана и Наумова. Можно предположить, что в ключевой момент на российском ТВ появится, скажем, документальный фильм, повествующий о В.В. и В.Н. с последующим широким обсуждением. Не менее интересным может оказаться и публичное оглашение информации о деятельности ряда белорусских коммерческих предприятий, которые имеют прямое отношение к членам команды Лукашенко...

Играть в большую политику можно по-разному. Скажем, белорусский президент публично "сливает" самые сокровенные наработки своих горе-технологов и тем самым заранее обнаруживает намерения официального Минска. Лукашенко не просто рассказывает о ключах “сценариев”, которые разрабатываются в недрах аналитических структур официального Минска. Белорусский лидер буквально раскрывает все оценочные карты. И тем самым контригра против администрации Лукашенко - финансовая, информационная, тактическая - не представляет особой сложности. Ведь карты оппонента всегда открыты. Грех этим не воспользоваться. Совсем иначе привыкли играть действительно серьезные политические группировки. Особенно российского происхождения. Посмотрим, что из этого получится...
Добавить комментарий
Проверочный код