Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Ожидается, что декрет об обеспечительном депозите позволит бизнесменам не опасаться за свою свободу,если они выйдут за правовые рамки. Нужно просто заблаговременно положить не менее BYN50 тыс. на счет в Беларусбанке. От чего еще можно обезопасить граждан?
от призыва в армию
от бедных родственников
от оплаты коммунальных услуг
от вредных привычек
от прохождения флюрографии
№9 (275) 05 марта 2001 г. События. Оценки

"ЭТА МАДАМ - БОЖЬЯ ОВЕЧКА"

05.03.2001
Отдел расследований

Наталья Равкова, жена экс-проректора Гомельского мединститута, обвиняемого в многократном получении взяток на сумму свыше $40 тыс., по-прежнему утверждает, что во время предварительного следствия к ее мужу применялись психотропные вещества. Кроме того, как заявила г-жа Равкова корр. "БГ", преподаватель биологии ГГМИ Наталья Фомченко угрожает ей убийством.

- Следователь Терехович (руководитель следственной бригады по делу о взятках. - Ред.) утверждает, что версия о применении психотропов к моему мужу - "байка". Но в первых допросах он не принимал участия, поэтому не может комментировать эту версию.



- У вас есть доказательства использования незаконных способов при допросах?


- А как вы думаете? Вскоре после того, как все это началось, я встречаю в прокуратуре мужа, он стоит у окна, я к нему обращаюсь, пытаюсь с ним разговаривать, а он не отзывается. Адвоката прошу, а тот говорит: "Я не могу, потому как ваш муж отказывается". А муж-то мой - не мальчик с горшка, он же все-таки военнослужащий. У нас были разные в жизни обстоятельства. Было так, когда он, будучи лейтенантом, заступился за азербайджанца.

Или вот звонит он ночью и говорит: "Отдай все деньги и пистолет с патронами". Я потом начинаю выяснять: какой пистолет с патронами? А следователь заявляет, что такого вообще не было: он, мол, звонил из моего кабинета и такого не говорил.



- Допустим, Равков оговорил себя и других сотрудников института под воздействием антидепрессантов. Почему же аналогичные методы не использовались в ходе допросов Бандажевского?


- А вы в этом уверены?



- По крайней мере, Бандажевский столь кардинально не менял своих показаний в ходе следствия...


- Я не знаю, что делали с Бандажевским, но у него обострилась язвенная болезнь. И вообще здесь непонятная история. В первые дни, когда все это происходило, бригада "скорой помощи" мне рассказывала, что на вызове Бандажевский косил под дурака. А почему он должен был косить под дурака? Может быть, под воздействием каких-то веществ? Или вот такой случай. Иван Атрощенко, сотрудник приемной комиссии, мне рассказывал, что на допросах ему настойчиво предлагали выпить воды, а тот все отказывался. Тогда ему следователь и говорит: вот, мол, насмотрелся телевизор, и воды уже боится выпить. Так что такое поведение мужа для меня стало открытием. Я много лет с ним прожила и таким его не видела.



- Так ведь потрясен был, не каждый же день маячит перспектива попасть в тюрьму. И надолго.


- Потрясен или нет - не знаю. Таким я его видела на третий день после ареста.



- Насколько нам известно, экспертиза по поводу психического состояния Равкова пришла к выводу, что он вполне здоров и в ходе следствия не подвергался "психотропной атаке".


- Я написала о том, что мой муж невменяем, 16 июля на имя прокурора и следователя.

Однако судебно-медицинская экспертиза была проведена только через 9 месяцев и то заочно, по материалам видеосъемки. Вы представляете диагноз по телевизору? К тому же, если все так благополучно, то почему у моего мужа произошло обострение гепатита?



- Вы настаиваете, что дело в отношении вашего мужа - сложно выстроенная провокация?


- Мой муж - военнослужащий, он всего полгода был проректором на полставки по воспитательной работе. Он физически не мог реализовать то, что ему вменяют. Он не субъект этого преступления. Потому как не принимал экзаменов, не входил в предметные комиссии и не шифровал работы. Он по своей должности только входил в общую приемную комиссию. Еще один интересный момент: так называемые взяткодатели проводили опознание моего мужа заочно. По фотографиям. То есть в то время , когда он находился в СИЗО.



- Ваш муж отказался от проведения очных ставок, и тогда "вживую" с ним стало невозможно работать. Тем более, следствие утверждает, что экспертиза проводилась как в очной, так и в заочной форме уже спустя полтора месяца после вашего заявления.


- Но мой же муж жив и не находился в розыске. Как можно было перепутать фотографии, на которых изображены: мужчина в галстуке, какой-то бомж в яркой рубахе "а ля Гаити", а на другой - вообще некто непонятного происхождения. Если спросить, на каком фото проректор, ошибиться достаточно сложно. Есть же УПК, должны были быть обнародованы предметы, относящиеся к делу.



- Все фигуранты дела упорно говорят о Равкове как о важном звене в деле о взятках. А на очной ставке с Бандажевским, по данным следствия, Равков заявил, что с ректором у него была договоренность о получении денег от родителей абитуриентов за поступление в мединститут.


- Бандажевский говорит, что не давал моему мужу каких-то указаний, каких-то шифров билетов, к которым мой муж не имел даже доступа. Он не участвовал в процедуре приема абитуриентов, а был в общей приемной комиссии. И в его обязанности входило следить за порядком, не пропускать родителей, чтобы студенты возле туалета не скапливались. К сейфам с шифрами ни он, ни кто-либо из сотрудников института доступа не имел. Все контролировалось членами президентской комиссии.

А вот мадам Фомченко - это особая статья. Это божья овечка, которая весьма странно себя ведет. Вот она на днях мне угрожала убийством. В ходе суда это заявила, кстати.



- По версии следствия, Равков получал шифры экзаменационных билетов от Бандажевского...


- У нас много вопросов, но это вопросы будущего.



- К Бандажевскому?


- Я против него ничего не имею. Это мой учитель. Бандажевский - человек неудобный, никому не нравился. Даже те, кто близок к известным в городе людям, постоянно говорили: вот обращаемся к Бандажевскому с просьбой помочь, а он все говорит: давайте порепетируем. А что там репетировать, если там, так сказать, никого нет дома. Да у нас во время экзаменов в институте целые кордоны стояли из проверяющих. Все боялись провокации, а когда в газетах прямо написали, что поступление в институт стоит несколько тысяч долларов, Бандажевский подготовил где-то под два десятка вариантов письменных работ только по химии.



- Как вы прокомментируете тот факт, что на первоначальных допросах ни вы, ни ваш муж толком не смогли объяснить появления в вашей квартире крупной суммы валюты. А обнаруженные $1.500 в пиджаке мужа вы пояснили так: у каждого уважающего себя мужчины должна быть такая сумма денег.


- Когда все это началось, мне следователи заявляли, что мой муж имеет массу знакомых женщин. Они пытались меня таким образом надурить: он, мол, постоянно меня обманывал. И откуда могут быть деньги у мужчины? Я им тут и сказала: он получает их за услуги. Этой фразой Терехович постоянно манипулирует. А вообще, я сразу заявляла, что деньги зарабатывались всякими способами, мы занимались немножко "диким" бизнесом: у меня и паспорт заграничный есть, и справки о покупке валюты.



- А сколько денег у вас обнаружили?


- Деньги не обнаружены, а мною лично были отданы. Сначала в сумме $10 тыс., потом мамины $3 тыс. и $1,5 тыс. моего мужа. Всего $14,5 тыс. Я всегда заявляла и заявляю, что эти деньги наши. Но Терехович и прокуратура пишут, что деньги признаны вещественным доказательством.



- Вы утверждаете, что взяток в институте не брали в принципе?


- На все изъятые во время допросов деньги у меня есть справки. Приезжайте, и я вам покажу квитанции на продажу квартиры моей мамы. За $6 тыс.



- А как же $41 тыс., которая, если верить следствию, вменяется вашему мужу в качестве взяток?


- Тогда мой муж просто какой-то извращенец. Я, например, помню, как мы торговали коврами в Польше, у меня есть квитанции на покупку валюты. А Терехович за все время не удовлетворил ни одного нашего ходатайства: ни о проведении медицинского освидетельствования, ни другие. А что касается психотропных средств, то у моего мужа после знакомства со следователями почему-то ни с того ни с сего обострился гепатит. И когда мы стали обращаться с просьбой провести судебно-психиатрическое обследование, то почему-то нам сразу отказали.
Добавить комментарий
Проверочный код