Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№7 (273) 19 февраля 2001 г. События. Оценки

"МОГЛИ БЫ ПРИДУМАТЬ ЧТО-ТО БОЛЕЕ ИЗОЩРЕННОЕ"

19.02.2001
Отдел права

В течение полутора лет, пока шло следствие по фактам взяточничества в Гомельском мединституте, "БГ" неоднократно обращалась к руководителю следственной бригады старшему следователю по особо важным делам республиканской прокуратуры Вячеславу Тереховичу с просьбой поделиться информацией о ходе следствия. Однако всякий раз мы получали отказ со стандартной формулировкой: "тайна следствия".

Наконец, после того как 13 февраля в Гомеле выездная коллегия Верховного суда приступила к рассмотрению обвинительного заключения по нашумевшему делу, наши просьбы увенчались успехом. Г-н Терехович согласился ответить на вопросы корр. "БГ" с одним условием: до вынесения приговора он воздержится от подробных комментариев и не будет обосновывать правовую квалификацию действий обвиняемых.



- Итак, по каким статьям предъявлено обвинение Бандажевскому и Равкову и какие суммы взяток вменяются им в вину?


- Обвинение предъявлено 8 человекам. Я не буду перечислять все статьи, предъявленные ректору и проректору, скажу кратко: речь идет о многократном получении взяток в особо крупных размерах по предварительному сговору лиц, покушении на получение взяток в особо крупных размерах, а также злоупотреблении служебным положением. Привлекаемым к уголовной ответственности членам предметной экзаменационной комиссии обвинение предъявлено по аналогичным статьям. Сумма взяток, вменяемая должностным лицам, составляет более 80 тысяч долларов США.



- Связано ли возбуждение уголовного дела с научной и профессиональной деятельностью профессора Бандажев-ского? Эта версия - ректор поплатился за то, что говорил правду о Чернобыле, - часто упоминается в СМИ.


- Если следователь увязывает противоправную деятельность конкретного лица с любой иной (творческой, научной, литературной и т.д.), то, по меньшей мере, такого следователя надо уволить. Я, естественно, не могу определить общепланетарное значение научной деятельности профессора Бандажевского и его вклад в мировую науку. Этого мне не дано. Однако, судя по огромному количеству коллективных обращений международных организаций в адрес следствия, ходатайств ученых об изменении ему меры пресечения, Бандажевский - яркий, выдающийся ученый-медик, практик, которого знают и уважают во всем мире. Когда принималось решение об изменении ему меры пресечения с ареста на подписку о невыезде, учитывалось абсолютно все, в том числе и мнение мировой общественности. О каком-то противостоянии МАГАТЭ кому-то там еще, об интригах в научной и околонаучной среде я не знал, не знаю и знать не хочу.

Единственным основанием для привлечения Бандажевского к уголовной ответственности было наличие достаточных доказательств принятия им незаконных материальных вознаграждений от подчиненных ему сотрудников института.



- Вы действительно собрали достаточное количество доказательств по делу о взятках в мед-институте?


- Если бы доказательств было недостаточно, уголовное преследование Бандажевского прекратилось бы еще на стадии предварительного следствия. Вновь хочу отметить: окончательную правовую оценку действиям ректора даст только суд. Военной коллегией, в состав которой входят профессионалы высокого класса, предстоит работа в принципиально новых условиях ведения судопроизводства - в условиях состязательности уголовного процесса. Государственными обвинителями будет предложена система доказательств, изобличающих привлеченных по делу лиц, а защитой - доводы в пользу последних. Суду предстоит кропотливая, подчас рутинная работа, чтобы не просто воспроизвести произошедшие события и выяснить, что происходило в институте. Главное - оценить представленные сторонами доказательства и дать произошедшему окончательную правовую оценку.



- Вы можете пояснить, какая система взяточничества существовала в мединституте и в чем состоит роль лично Равкова в принятии незаконных материальных вознаграждений?


- Система кропотливо выстраивалась годами, а роль Равкова - хорошо им заученная, продуманная и очень активная. Как проректор по воспитательной работе он входил в состав приемной комиссии. Приемная комиссия по результатам работы предметных экзаменационных комиссий окончательно определяла, станет абитуриент студентом или нет. Равков непосредственно контактировал с председателем и членами предметной комиссии из числа преподавателей института. Некоторые из них репетировали старшеклассников средних школ, лицеев и гимназий Гомеля. Они же принимали участие в разработке готовых ответов к экзаменационным билетам, к которым имел доступ и Равков. С этими вариантами накануне вступительных экзаменов знакомились абитуриенты. Вначале Равков через репетиторов узнавал о тех родителях, которые готовы были дать взятку, лишь бы их ребенок был зачислен в институт. За долларами Равков не гнушался приезжать к родителям абитуриентов домой, принимал валюту на квартире репетиторов, в скверике напротив главного корпуса мединститута. Кроме того, деньги передавались в условленном месте ему лично в салоне его иномарки.



- Некоторые СМИ утверждали, что Равков дал признательные показания под воздействием психотропных веществ...


- У цинизма нет предела. Все началось после того, как Равкова посетила в следственном изоляторе его жена Наталья. Эти два кандидата медицинских наук сплели байку о применении к обвиняемому антидепрессантов во время первого допроса, когда он активно клялся, изобличая себя и других сотрудников института во взяточничестве. Оба доктора "предложили" следствию версию: дескать, Равкову подмешали в стакан с водой психотропное вещество и зомбировали. Имея высшее медицинское образование, ученую степень доцента и осведомленную буквально во всех отраслях знания жену, можно было придумать что-нибудь другое. Более изощренное.

Равкова допрашивали неоднократно, в том числе и прокурор области. Подробные показания фиксировались на видеопленку. Равков собственноручно корректировал в протоколах допросов свои же показания, добавляя к ним фамилии взяткодателей, о существовании которых следствие и не подозревало. Проректор сам изобличал себя в совершении тяжких преступлений, за которые законом было предусмотрено лишение свободы от 8 до 15 лет.



- Имеются ли у следствия иные доказательства получения Равковым взяток, кроме тех, что получены в ходе его признательных показаний?


- В изрядном количестве. По делу допрошено свыше полусотни человек. Среди них представители различных профессий и социальных групп: от инженерно-технических работников до священнослужителя. Люди из разных городов, друг с другом не знакомые. По делу проведены очные ставки, опознания. Для проведения судебно-педагогической экспертизы были привлечены лучшие специалисты-предметники по химии, биологии, русскому и белорусскому языкам. В результате многомесячной экспертизы выявлено, что за период, когда Равков был проректором института, имело место массовое завышение оценок абитуриентам на вступительных экзаменах. По всем предметам. Результаты экспертизы повергли в шок самих экспертов.

Сама же Равкова помогала на предварительном этапе следствия изобличать своего мужа. Когда во время обыска у нее изъяли 14 с лишним тысяч долларов, она пояснила, что "деньги мужу предоставляли за услуги". По поводу обнаруженных в пиджаке мужа 1.500 долларов Равкова объяснила следователям, что это "заначка мужа и у каждого нормального мужчины должна быть примерно такая сумма на карманные расходы".

- Допускаете ли вы, что суд вынесет оправдательный приговор?


- Я рассчитываю на законный и обоснованный приговор. Будем относиться к суду как к истине в последней инстанции. А приговор может быть как оправдательным, так и обвинительным. В последнем случае лицам, объявившим в СМИ об отсутствии в действиях Равкова состава преступления, придется доказать в судебном порядке свою правоту. Речь, в частности, идет о недавней выпускнице филфака, не очень хорошо владеющей русским языком, но сотрудничающей с одной из минских газет. За такие перлы как "возня рассыплется", или заявления, что, предъявляя обвинения по делу о взяточничестве, в прокуратуре кто-то пытается "очистить мундир". Объявив еще только о начале судебных слушаний по делу Равкова, она пришла к неутешительному выводу: "Обидно, что спустя полтора года мы так достоверно и не узнаем, кто же брал в вузе взятки". А если узнаем?
Добавить комментарий
Проверочный код