Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№7 (273) 19 февраля 2001 г. Политика

ДОКТРИНА “Х”

19.02.2001
Михаил ПОДОЛЯК

Начало минувшей недели ознаменовалось очередным всплеском истерии со стороны официального Минска. На этот раз с целым рядом одиозных комментариев выступили депутаты обеих палат Национального собрания.

Поводом для истерии послужила информация о том, что в Палату представителей США конгрессменом от штата Джорджия Робертом Барром был внесен законопроект “об уничтожении терроризма”.

Международный терроризм сегодня приобретает все больший размах. Многочисленные экстремистские группировки, отстаивающие свои сепаратистские или этнорадикальные установки, все чаще прибегают к использованию террористических методик воздействия на общественное мнение. Среди них особое место занимают теракты в местах массового скопления людей, похищения общественных деятелей, активная эксплуатация института заложников, авиатерроризм etc.

Именно терроризм представляет сегодня угрозу национальным интересам развитых государств. Наибольшей угрозе подвергаются Соединенные Штаты Америки. В свою очередь, США в силу собственной финансовой и технологической состоятельности пытаются доминировать в большой международной политике, а также выступать в качестве арбитра при разрешении крупных межэтнических конфликтов. Не всегда это получается. Тем не менее, кроме США и Западной Европы, ни Китай, ни тем более Россия - в силу нестойкости или полного отсутствия собственных полноценных демократических систем - не могут играть координационную роль.

Однако, как полагает конгрессмен Барр, правительство США сегодня уже не располагает достаточно эффективными механизмами для адекватной борьбы с международным терроризмом. Поскольку американская государственная доктрина требует законодательного обеспечения любых правительственных шагов, Барр и выступил с законопроектом об ужесточении борьбы с терроризмом.

Не секрет, что государства с тоталитарной формой правления - Ирак, Ливия, Северная Корея и др. - зачастую выступают в качестве естественных (если не сказать, природных) лагерей для мировых террористических организаций. В этой связи достаточно вспомнить ту же Ливию, “революционный отец” которой Муамар Каддафи считает себя другом лидеров самых опасных фундаменталистских террористических организаций - “Исламского джихада”, “Хамаз”, “Хезболлах”. А лидер правительства афганских талибов аятолла Омар узаконил пребывание в своей стране мирового террориста N1 Осамы бен Ладена.

В связи с тем, что международный терроризм и авторитарные государственные концепции поддерживают друг друга в борьбе с нормами проживания в цивилизованном общемировом пространстве, Барр и предложил законопроект под названием “Закон об уничтожении террористов 2001”, предполагающий также уничтожение автократических лидеров отдельных государств наряду с лидерами наднациональных террористических групп. Правда, в США весьма сложная процедура рассмотрения законопроектов, и поэтому вряд ли инициатива Барра получит закрепление в виде полновесного закона.

Что же тогда вызвало гневную реакцию у местных ньюсмейкеров Николая Чергинца и Сергея Костяна, а также белорусского МИДа? (В частности, “сенатор” Чергинец, один из разработчиков небезызвестного проекта закона "Об информационной безопасности" в очередной раз оскорбительно отозвался о внутреннем устройстве США, назвав инициативу Барра “демократией высшей пробы”. По мнению Чергинца, высказанному в интервью Интерфаксу, попытки принять подобный законопроект можно считать “не только потерей политического чутья, но и потерей всех человеческих качеств”. Еще резче высказался депутат нижней палаты Костян, заявивший буквально следующее: “Угроза миру исходит, в первую очередь, от американского сионо-фашизма”.)

Причиной для столь оскорбительных нападок на США послужила информация о том, что к законопроекту Барра приложен т.н. “черный список” с фамилиями тех деятелей, которые подлежат уничтожению в первую очередь. И хотя на самом деле подобного списка нет и в помине, российские СМИ опубликовали собственную “версию” подобного “перечня”, в котором вслед за бен Ладеном, Слободаном Милошевичем, Саддамом Хусейном называется и Александр Лукашенко.

Однако местные ньюсмейкеры посчитали необходимым оскорбить далекие США, но ни словом не обмолвились о том, что, дескать, это Россия провоцирует местный режим.

А если бы подобный “черный список” существовал реально? За какие-то шесть лет Беларусь превращена чуть ли не в страну-изгоя с негативной мировой репутацией. Нарушения прав человека, подавление инакомыслия вряд ли могут добавить симпатий Лукашенко. А его публичные высказывания о “мировых заговорах” с участием США и Западной Европы, а прямые оскорбления западных посольских миссий... Правда, пока мировой политический остракизм в отношении Лукашенко ограничивался статусом невыездного для последнего.

Выгодно ли Беларуси то, что ее президента мировые государства-лидеры отнесли к изгоям? Вопрос риторический. Только одиозность Лукашенко мешает сегодня стране отлаживать перспективные межправительственные связи. С уходом А.Г. Беларусь может сразу получить долгожданный доступ в мировым рынкам, технологиям, инвестиционным ресурсам.

Между прочим, если законопроект Барра носит скорее рекламный характер, то, по нашей информации, в недрах законодательного органа США зреет очень жесткая резолюция, касающаяся проблем протестантов в Беларуси. Очевидно, что если подобная резолюция будет рассмотрена в Конгрессе и получит одобрение (а в этом не приходится сомневаться), то Беларусь окажется в еще более сложной ситуации.

Весьма симптоматично, что в преддверии местных президентских выборов США занимают еще более жесткую и прозрачную позицию по “белорусскому вопросу”. Позиция эта опирается на два постулата. Во-первых, Лукашенко явно не относится к демократическим лидерам и не способен эволюционировать в сторону демократии. Во-вторых, именно Лукашенко дестабилизирует обстановку в регионе и осложняет отношения между США и Россией. Впрочем, американцы всегда занимали достаточно последовательную позицию по отношению к белорусскому лидеру. В этой связи можно припомнить жесткие антидемпинговые санкции, жесткие резолюции Госдепартамента в связи с непрекращающимися в РБ нарушениями прав граждан и независимых газет, весьма активную позицию американского посольства в Беларуси, а также не меньшую активность негосударственных американских фондов, поддерживающих белорусский "третий сектор". При этом США всегда четко обозначали свою политику невмешательства во внутренние дела белорусского государства. Государства, но не общества. Это, кстати, две разные вещи.

Впрочем, Лукашенко сложно понять, что рядовой американец имеет право контактировать с рядовым белорусом в обход его (Лукашенко) государства.

Тем не менее американской “демократической доктрине” всегда сложно противостоять “государственным активистам” на местных политических рынках. Ведь для США приоритетно создание открытых демократических систем в посттоталитарных государствах - именно это является целью внешней политики США. Но никогда ее целью не являлось установление какого-то мифического господства, о чем беспрестанно твердит официальный белорусский агитпроп. Правда, чем ниже уровень технологического, цивилизационного развития региона, чем ниже уровень политической грамотности населения, тем агрессивнее местное общественное мнение воспринимает "импортные" демократические доктрины.

По оценкам “внешних аналитиков”, в Беларуси сегодня складывается катастрофическая ситуация.

Во-первых, фундаментальные ментальные установки населения очень плохо поддаются изменению. Проще говоря, в стране очень сложно прокламировать либеральные демократические ценности. Население более склонно положительно оценивать негативную риторику властей, чем вступать в большой общественный диалог.

Во-вторых, местная номенклатура пока еще не готова использовать современные управленческие методики, основанные на качестве анализа, но не на количестве силовых акций.

В-третьих, в республике практически отсутствует прогрессивная элитная прослойка, которой доверяет общественное мнение и у которой есть шанс занять доминирующее положение в управленческом аппарате.

В-четвертых, правящая администрация окончательно избрала тактику изоляции страны от окружающего демократического мира. Официальный Минск предлагает обществу объединиться под руководством Лукашенко и в одиночку (но молча!) строить православное государство, которое сможет активно противостоять сильным технологическим державам.

В-пятых, весьма сомнительные достоинства оппозиции, которая пока не может противопоставить авторитарным тенденциям государства широкое движение протеста, также настораживают потенциальных внешнеполитических инвесторов.

А вот о возвращении европейской политической двойственности по отношению в официальному Минску мы поговорим в следующий раз.
Добавить комментарий
Проверочный код