Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№7 (273) 19 февраля 2001 г. Экономика

СТОЯНКА ПОЕЗДА - ДВЕ МИНУТЫ

19.02.2001
Ярослав РОМАНЧУК

Экспресс-поезда типа "Интерсити" на малых станциях не останавливаются. В городах побольше, но без особого коммерческого значения, они делают остановку на пару минут. Несмотря на свой транзитный статус, Беларусь превращается в станцию, где инвестиции, финансовые потоки и предпринимательская инициатива задерживаются в лучшем случае на 5 минут.

Магическому превращению страны в провинциальную станицу вовсю способствуют наши налоговые органы, Минфин, Минэкономики, таможня и другие элементы "вертикали" власти. Анализируешь белорусский Налоговый кодекс и ловишь себя на мысли, что эксперты, которые пишут это безумное количество норм и инструкций, не дружат с элементарной арифметикой и здравым смыслом. Что можно ответить на заявление правительства о том, что в Беларуси - "цивилизованная налоговая система"?

ПРОЙДЕМ ПО ЦЕПОЧКЕ

Пройдем весь путь от момента реализации до получения чистой прибыли по существующим сегодня нормативам. Возьмем один рубль валовой выручки, поступивший на счет предприятия. Первым в бой вступает НДС – 16,67% от выручки. И никакой это не налог на добавленную стоимость, а налог с оборота. Кто его платит в конечном итоге? Конечно, потребитель. Этот налог неизменно сидит в цене товара или услуги. Дальше идет уплата сельхозналога, который уплачивается с выручки за минусом НДС. Это также оборотный налог. Потом идет налог такого же оборотного типа – местный (2,5%).

Вслед за оборотными налогами идут собственно затраты предприятия. Начнем с самой социальной статьи – зарплаты. Из фонда зарплаты выплачивается 35% на соцстрах плюс 5% - единый платеж (чрезвычайный + фонд занятости).

Надо заплатить за сырье, за поставленный товар, аренду, телефон... Не дай бог у тебя "висит" кредит, тогда ты вынужден еще отдавать часть на уплату процентов и самого кредита. В итоге с одного рубля остается 5–7 копеек. Из этой суммы платится налог на прибыль (30%) и транспортный сбор (5%). Остается 3–4,5 копейки.

НОРМЫ-ДУШЕГУБЫ

Нормативы по затратам просто душат предприятия. Реальная жизнь диктует одни затраты, а чиновники устанавливают иные. Нормативы по затратам действуют так, чтобы всячески увеличить объем налоговой базы для уплаты налога на доход. Как можно проводить эффективную рекламную кампанию по разрешенным затратам? Если у тебя оборот 225 млн. рублей, то ты имеешь право относить на себестоимость всего 0,5% от валового дохода. Т.е. при месячном обороте $19 тыс. на рекламу можно потратить не более $95. Тот, кто хоть немного знаком с продвижением товаров на рынок, сразу скажет, что это абсурдно мало.

Предприятие не может определять свои нормы командировочных, решать, сколько тратить на представительские расходы. Оно не может принять на хорошем уровне потенциального инвестора и провести эти затраты официально по бухгалтерии, потому что законодатели не позволили ему на весь объем представительских купить даже бутылку хорошего коньяка.

Налоговое законодательство по сути запрещает частной компании и даже госпредприятию самостоятельно отчислять деньги на разработку наукоемких товаров или услуг. Хочешь инвестировать в науку – будь добр, перечисли деньги инновационному фонду при министерстве. Все остальные научные изыски – за счет чистой прибыли. Даже расходы по гарантийному обслуживанию налоговики запретили включать в себестоимость. Чем можно объяснить невключение данных расходов в производственные издержки? Только положениями инструкции 1972г., которая легла в основу аналогичного документа 1994г. Что может быть лучше "старого доброго" совдеповского документа?

ЦЕНА ЗАРПЛАТЫ В $100

Если ты купил гвоздь за $1, то имеешь право продать его максимум за $1,2, вместив в $0,2 все затраты. Не сможешь – не берись. Это сколько гвоздей надо продать, чтобы заплатить всем зарплату, рассчитаться с поставщиками и кредиторами, удовлетворить растущие аппетиты всех фондов да еще о будущем подумать? Как в такой ситуации обеспечить зарплату в $100? Надо либо резко поднимать цены, либо увеличивать торговый оборот за счет снижения издержек, в т.ч. за счет перехода на более дешевое сырье, энергоресурсы и т.д.

Посчитаем от обратного: за сколько должна продаваться в розничной торговле, скажем, бирюлька, импортированная в Беларусь, чтобы, торгуя ею, фирма могла обеспечить рабочим зарплату в $100. На границе бирюлька стоит $1. Таможенная пошлина – 10%, НДС на таможне – 20% таможенный сбор - 0,15%. Добавим сюда затраты по подготовке деклараций, банковские услуги по проводке платежа, транспортные и складские услуги (терминальный сбор). Берем по минимуму и на этом этапе выходим на цену $1,33. Деньги уже потрачены, но еще ничего не продано. От сформированной цены предприятия берем 30% (норма надбавки по максимуму). Ты можешь продать бирюльку максимум за $1,73.

В 40 центов ты должен вместить все. Отнимаем 20% НДС, 4,5% сельскохозяйственный и местный налоги с оборота. Остается 30 центов. После вычитания расходов по фонду заработной платы (как минимум 49%, включая соцстрах) остается $0,15. Отнимаем аренду ($60 за 1 м2 на "Динамо" или $10-20 офисного помещения в Минске), связь, накладные расходы, не забудем про налог 30% на прибыль. В результате уплаты всего имеем рентабельность 2-3%. Развивайся – не хочу.

Теперь определим необходимый объем товарооборота для выплаты зарплаты в $100 "чистыми" при игре по существующим законодательным правилам. К $100 добавляем подоходный налог 13%, пенсионный и соцстрах. Получается, что ему надо насчитать зарплату $160. Посчитаем общезаводские затраты на создание условий для производства рабочими добавленной стоимости. По санитарным нормам на одного рабочего должно быть как минимум 6 м2 (с "коридорными") производственной площади. На одного рабочего по ставке $7 за 1 м2 (частное предприятие, не имеющее льгот) добавим еще $42. Сюда же приплюсуем затраты на оборудование рабочего места и его амортизацию (свет, стол, компьютер и т.д.) в объеме около $15. Выходим на $217. Добавим все вышеперечисленные налоги, которые платит предприятие и которые должны отрабатывать рабочие, принося прибавочный продукт. Получается примерно $400. Такой оборот должен гарантировать каждый рабочий, чтобы получить чистыми $100.

КТО МОЖЕТ ПРОДАВАТЬ ДУХИ БОЧКАМИ?

Почему рентабельность должен определять чиновник? Почему 30, а не 25 или 45%? Просто так, с потолка. Ответственные за Налоговый кодекс чиновники называют это рыночным механизмом.

Захотел человек открыть маленький уютный бутик или семейное кафе. Скопил немного денег после многолетних челночных поездок, потратился на регистрацию, снял помещение, отремонтировал, нанял двух симпатичных девушек, закупил товар, дал рекламу и начал думать о том, на что он первоначально не обращал внимания, – о ценообразовании. И тут он слышит фразу, которая сбивает его с ног: 30% к цене – и не копейки больше. Сколько цистерн в месяц французских духов ты должен продать, чтобы окупить свои капиталовложения? В такой бутик заходит три посетителя в день, и что дальше? А если он, не дай бог, залез в долги? Таким образом, положения Налогового кодекса вкупе с нормативными актами по ценообразованию и прочей административной шелухой практически ликвидируют малый легальный бизнес как таковой. Остается торговать составами цемента, нефтью, строить глобальные объекты или заниматься наркотиками, проституцией. Минимально необходимый для выживания на рынке торговый оборот настолько высок, что справиться с ним могут позволить себе только богатые крупные предприятия. Львиную долю налогов в странах с рыночной экономикой платят малый и средний бизнес. Как, кардинально не меняя Налоговый кодекс, можно добиться расширения налоговой базы, объема собираемых налогов? Нельзя, и это честно и открыто должны были сказать экономисты из Минфина, ГНК, таможни, Минэкономики и других ведомств. Они тратят деньги налогоплательщиков не за то, что поддакивают темным в экономике политикам и администраторам, а за то, что они жестко задают профессиональные рамки дискуссии и принимаемых решений.

ПРЕДЛОЖЕНИЯ В УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС

Экономические преступления не имеют сроков давности. Необходимо рассматривать поведение чиновников через призму национальной безопасности и оценивать объем ущерба, который нанесли своей стране непрофессиональные действия или решения будь то исполнительной, законодательной или судебной власти. Декрет о запрете вывоза с/х продукции сейчас отменили. Почему бы сейчас прокурору Лидского или Осиповичского района не возбудить уголовное дело по факту нанесения ущерба предпринимателям и предприятиям своего района? Совершение преступления налицо: колхоз или фирма могли продать своей продукции в Россию или на Украину на $50 тыс. Чиновники (их фамилии известны) подготовили документ, по сути запрещающий торговлю. Их действия приравниваются к сознательному уничтожению товара на складе или поджогу поля с пшеницей. Приняли чиновники инструкцию о курсовых разницах, о запрете на валютные операции, о многом другом – вогнали предприятия в долги. Почему бы им по месту регистрации не обратиться в суд и не потребовать компенсации ущерба, который исчисляется сотнями миллионов долларов? Непрофессионализм чиновников, на основании экспертизы которых принимаются убийственные для белорусской экономики постановления, представляет наибольшую угрозу для безопасности страны и благосостояния ее граждан. Когда к каждому документу можно будет приложить счет с указанием созданных/разрушенных рабочих мест, привлеченных/изгнанных инвестиций, прибыли/убытков реального сектора, тогда наверняка многие т.н. эксперты будут просто лишены права работать на государственной службе.
Добавить комментарий
Проверочный код