Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
Оптовые и розничные продажи, монтаж, гарантии от официального дилера DORMA
pro-locks.ru
№5 (271) 05 февраля 2001 г. Политика

МЕЧТЫ О "ЖЕЛЕЗНОМ ЗАНАВЕСЕ-2"

05.02.2001
Михаил ПОДОЛЯК

На минувшей неделе официальный Минск предпринял очередную информационную атаку на европейских эмиссаров из КНГ ОБСЕ. На этот раз в роли главного ньюсмейкера выступил сам Лукашенко.

Местный лидер, во-первых, посетовал на то, что КНГ ОБСЕ “работает” на его “личных врагов”, старательно и регулярно финансируя многочисленные проекты по формированию в Беларуси гражданского общества. Во-вторых, А.Г. резко и даже несколько агрессивно указал на недопустимость иностранного финансового присутствия в республике, если это присутствие не будет всесторонне контролироваться местным правительством. По сути, Лукашенко выдвинул Европе в лице ОБСЕ ультиматум: все, что будет делаться европейскими эмиссарами на белорусской земле, должно обязательно получить визу в администрации президента. Отныне белорусский лидер открыто требует контроля за бюджетом КНГ. В противном случае он не видит смысла пребывания в Беларуси любых европейских миссий.



ПРОСТО ВОЖДЬ

Естественно, подобный ультиматум вряд ли мог понравиться руководителю КНГ Хансу-Георгу Вику и ОБСЕ в целом. Однако, являясь дипломатической миссией, КНГ ОБСЕ распространила достаточно мягкое ответное заявление, в котором указывалось, что, с одной стороны, все миссии ОБСЕ в безусловном порядке обеспечивают местные правительства информацией о проектах. С другой стороны, согласно решению Постоянного совета ОБСЕ, миссии этой организации хотя и должны консультироваться с местными правительствами, но не обязаны увязывать реализацию этих проектов с разрешительной или одобряющей визой местных властей. На первый взгляд, ничего удивительного в подобной дихотомии нет. ОБСЕ ведь задумана как наднациональная организация, которая в какой-то степени должна заниматься унификацией политических систем в еврорегионе, а также своего рода консалтинговым бизнесом в посткоммунистических государствах Восточной и Центральной Европы. ОБСЕ через свои миссии активно работает как с правительствами, так и с третьим сектором, пытаясь добиться гармоничного сосуществования гражданских институтов и по возможности ограничить давление государства на права и свободы граждан. Впрочем, с Лукашенко очень сложно вести дискуссию о демократии в ее европейской интерпретации, ведь он трактует это понятие как неизменное подчинение всех и вся воле большинства. Причем подчинение должно быть безусловным и может достигаться за счет репрессивных пропагандистских технологий.

Последние скандальные высказывания белорусского лидера о том, что он-де должен контролировать деятельность КНГ ОБСЕ и лично посла Вика, свидетельствуют только об одном: Лукашенко и в самом деле считает себя хозяином, вождем на местной территории. Понятно, что как “всесильный” chief он пытается не допустить появления в Беларуси любых иных инициативных влиятельных центров. Чтобы не смущали его “паству”, его “электорат”.

ИЗГОЙ В КВАДРАТЕ

В течение последних трех месяцев белорусские власти через государственные СМИ активно обрабатывали общественное мнение, бесконечно прессингуя КНГ ОБСЕ. Однако подобным прессингом занимались преимущественно вторичные ньюсмейкеры: репортеры БТ, некоторые депутаты ПП НС-2, пролукашенковские общественные организации.

Сам же Лукашенко активно подключился к антизападной кампании буквально в последнее время. Для начала он оскорбил политическую и судебную системы США в связи с задержанием Павла Бородина. Причем защищал Пал Палыча белорусский лидер так, что это вызвало гневную реакцию даже в Кремле. Чуть позже А.Г. критически высказался об итогах визита официозной парламентской делегации в Страсбург на слушания политического комитета ПА ОБСЕ “по белорусскому вопросу” - Лукашенко потребовал от своих парламентариев “не ползать на коленях перед Западом”. Наконец, последнее информационное ноу-хау А.Г - обвинение КНГ ОБСЕ в том, что через эту организацию Запад “готовит боевиков и террористов для свержения законной белорусской власти, снабжает оружием и взрывчаткой местную оппозицию”.

Впрочем, для местного общественного мнения, в т.ч. и оппозиционного, подобный антизападный негативизм А.Г. уже стал привычным и не вызвал особого удивления. Ведь нежелание официального Минска признавать принятые в Европе правила политического поведения уже стало необратимым. Вряд ли накануне президентских выборов и сам Лукашенко, и его ближайшее окружение захотят поменять свое отношение к западным демократическим ценностям. Более того, во властных кулуарах настойчиво пытаются разработать государственную “информационную доктрину”, предусматривающую весьма активный отпор “экспансии западных культурных ценностей”.

Как уже мы сказали, официальный Минск категорически не приемлет общепринятые правила демократического общежития. Однако одно дело не принимать узаконенные нормы демократической процедуры в периоды относительной политической стабильности и совсем другое - находиться под пристальным наблюдением во время начавшейся избирательной кампании. А в том, что президентская избирательная кампания в Беларуси уже началась, сомневаться не приходится.

Во-первых, Лукашенко уже сегодня старательно подбирает лозунги, на которых попытается построить свою агитационную кампанию (например, “стодолларовая зарплата”). Во-вторых, официальный Минск старается до минимума свести любое независимое информационное влияние на местное общественное мнение. В-третьих, Лукашенко пытается заручиться поддержкой маргинальных слоев населения и для этого снабжает их специфической информацией. “Информационный прессинг” на КНГ ОБСЕ - из этого разряда.

Для нынешнего президента сейчас очень сложное время. С одной стороны, постепенно усиливается давление Западной Европы, обуславливаемое прежде всего нежеланием самого Лукашенко идти даже на малейшие уступки оппозиции. С другой - очевидное неприятие Лукашенко в российских кулуарах уже стало достоянием публичной политики. По сути, если использовать терминологию официального Минска, то сегодня режим Лукашенко со всех сторон и в самом деле окружают "враги". А проще говоря, политические и общественные группы (в т.ч. иностранного происхождения) явно не видящие в Лукашенко перспективного диалогового политика.

Однако с Россией, или лучше сказать с Кремлем, резко не поговоришь - слишком высока финансово-сырьевая зависимость Беларуси от своего восточного соседа, и поэтому именно Западу приходится выступать у Лукашенко в роли "мальчика для битья". Антизападная истерия буквально захлестнула все без исключения правительственные СМИ. Разумеется, многочисленные материалы, появляющиеся в госСМИ и пытающиеся дискредитировать Запад, рассчитаны сугубо на внутреннего малообразованного пользователя. Впрочем, именно малообразованный избиратель и составляет львиную долю электората Лукашенко, которому нравится "свой парень", способный жестко ответить "всем этим буржуям". Такому избирателю невдомек, что из-за подобной позиции Лукашенко он (т.е. избиратель) теряет возможность существенно повысить собственный уровень жизни.

ВРЕМЕННАЯ УМИРОТВОРЕННОСТЬ

Правда, сам Запад не особенно обращает внимание на агрессивные пассажи Лукашенко и правительственных СМИ, полагая, что в этом нет ничего сверхъестественного. Европа нынче однозначно трактует режим Лукашенко как малоперспективную политическую систему, не имеющую ресурсов для укрепления абсолютной власти и консервации ее на продолжительное время. Отсюда и некоторая недооценка явно антизападных высказываний местного президента, имевшая место ранее. Более того, до белорусских парламентских выборов, которые формально состоялись осенью 2000г., в политических кругах Западной Европы бытовало мнение, что с Лукашенко надо "работать" и убеждать его в нецелесообразности изоляционистской политики. Собственно, для этих целей ОБСЕ и направила в Минск специальную миссию.

На первом этапе приоритетными направлениями деятельности КНГ ОБСЕ являлись поиск информационного доступа к правительству и возможность установления с ним эффективных, доверительных (в т.ч. и кулуарных) коммуникаций, чтобы в дальнейшем оказывать влияние на принятие правительственных решений, регулирующих взаимоотношения государства и общества.

КНГ ОБСЕ и лично посол Вик долгое время пытались найти общий язык с правительством, убеждая последнее, что в демократическом государстве не может быть унифицированного общественного мнения, а потому оппозиция имеет право не только существовать, но и работать с общественным мнением.

Сразу после появления миссии в Минске в 1997г. действительно показалось, что конструктивный диалог между правящей администрацией и влиятельными оппозиционными кругами - дело ближайшего будущего. Однако уже совсем скоро стало очевидно, что все попытки наладить подобный диалог наталкиваются на откровенный саботаж со стороны правительственных топ-менеджеров. И дело не в том, что Вик не умеет устанавливать эффективные коммуникации. Как раз по этой части миссия КНГ ОБСЕ - как, впрочем, и любая прочая дипломатическая миссия - проявила недюжинные способности.

Скорее, проблема заключается в том, что нынешняя администрация не в состоянии идти на политический диалог.

В частности, одно из ключевых обвинений в адрес КНГ ОБСЕ, которое озвучил Лукашенко, касается того, что, дескать, миссия “не помогает правительству установить в Беларуси жесткий порядок”. В этом, кстати, и состоит фундаментальное непонимание Лукашенко демократической процедуры.

ОБСЕ же направила миссию в Беларусь прямо с противоположной целью - КНГ должно было работать с местным правительством, убеждая последнее, что государству не следует вмешиваться в функционирование гражданского общества.

Природа нынешней системы Беларуси предполагает, что только государство имеет право контролировать все местные коммуникации. Тогда как сами граждане должны либо принимать правила общественного поведения, предлагаемые тоталитарным государством, либо не проявлять никакой инициативы. Следовательно, возмущение Лукашенко относительно роли и места КНГ ОБСЕ абсолютно искренне. И эта искренность обусловлена, во-первых, фундаментальным непониманием того, что такое открытое современное общество; во-вторых, незнанием устройства полноценного демократического государства; в-третьих, непониманием роли государства в демократической системе; в-четвертых, склонностью к авторитарному управлению страной.

А.Г. ведь и в самом деле полагает, что он может контролировать методику расходования бюджетных денег минской миссии как части ОБСЕ. Впрочем, КНГ доходчиво пояснила, что все проекты, которые осуществляются миссией на территории Беларуси, уже согласованы с правительством. Равно как подобное согласование было проведено и по бюджету проектов. Но вот контроль за исполнением европейских проектов вряд ли может осуществляться местным правительством. Это прописная истина.

Судя по всему, Лукашенко полагает, что миссия является центром оппозиционной мысли Беларуси. И в этом президента настойчиво убеждают его советники, по-прежнему пребывающие в состоянии “холодной войны” с Западом. Хотя на самом деле европейская миссия всего лишь ведет активную консультационную и диалоговую работу с многочисленными правительственными и неправительственными организациями.

ЗАЧЕМ И ПОЧЕМУ?

Возможно, для Лукашенко присутствие независимых европейских “мониторов” и в самом деле чревато негативными последствиями. Дело в том, что КНГ ОБСЕ абсолютно независима от конъюнктурных политических соображений, а потому для миссии первичным является обеспечение исполнения мандата, но не продление полномочий нынешнего белорусского правительства. Присутствие КНГ во время президентских выборов - это возможность обеспечения независимого наблюдения на избирательных участках. По большому счету, это вопрос легитимности новоиспеченного президента. Официальный Минск не намерен проводить полноценную избирательную кампанию. Следовательно, накануне выборов важно не только ограничить доступ иностранных миссий на местный политический рынок, но и по возможности оградить местное информационное пространство от любого внешнего влияния.

Основной мотив нынешней атаки на КНГ прост, как никогда: Лукашенко пытается спровоцировать западное общественное мнение на ряд резких заявлений, чтобы на основании этого резко сократить любые информационные контакты местного и западного рынков. Очевидно и то, что антизападная риторика необходима только для внутреннего пользования - Запад представляется местному электорату как естественная и единственная помеха на пути процветания Беларуси Лукашенко.

Некоторую умиротворенность Запада по поводу “информационных агрессий” Лукашенко можно объяснить так. ОБСЕ рассматривает Беларусь как посткоммунистическое государство, которое еще не встало на путь развития демократических институтов. Однако, по мнению ведущих европейских аналитических структур, она не угрожает корпоративной безопасности Европы. В отличие от той же Югославии времен Милошевича.

Беларусь находится в родственных (если не сказать больше) отношениях с Москвой, и это также определяет отношение Западной Европы к нынешнему режиму. Отсюда стремление Европы использовать любые диалоговые формы, направленные на убеждение Лукашенко, что только политический компромисс внутри республики позволит Беларуси занять пристойное место среди развивающихся демократий Восточной Европы.

Не стоит забывать, что Европа крайне заинтересована в стабильности российского сырьевого транзита на западные рынки. В связи с чем ОБСЕ и предполагает “право” России контролировать свой транзит на белорусской территории.

Поэтому несомненной представляется роль КНГ ОБСЕ как своего рода посредника межу западными демократиями, белорусским правительством и третьим сектором. Роль КНГ - это коммуникации и диалог. Воспользуйся Лукашенко таким подарком, и можно было бы говорить о каких-то перспективах А.Г. Но Лукашенко позволяет себе активно провоцировать КНГ ОБСЕ. И конфликт между европейскими эмиссарами и белорусским правительством по мере приближения президентских выборов будет только нарастать...
Добавить комментарий
Проверочный код