Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№5 (271) 05 февраля 2001 г. Общество

ПРОВОДЫ ЗИМЫ НА "ЕЛКЕ У"

05.02.2001
Ирина МАТЯС

Год назад в елочном зале ТЮЗа прошла премьера спектакля "Елка У" театра пластического гротеска "Жест". Действо это было странным и притягательным, непохожим на предыдущие работы и в то же время как бы продолжающим философию театра. Связь эта прослеживается хотя бы в том, что на каждой встрече с "Жестом" зрителя ожидает что-то взрывоопасно новое, интригующее и обязательно принимаемое. Даже случайно попавший на спектакль человек не уходит в середине спектакля - любопытство побеждает непонимание. 11 февраля зрителя вновь ожидает встреча с "Елкой У".



Стабильного графика показа этого спектакля не существует, как нет ничего стабильного в самой жизни "Жеста", в мае собирающегося отметить свой 20-летний юбилей. "Жест" - театр, несомненно, уникальный. Два десятилетия он мирно существует в рамках не учтенного Минкультом любительского театра. При том, что профессионализм его актеров потрясает. "Жест" знают и любят за рубежом, и у нас немало его почитателей, хотя его руководитель актер Вячеслав Иноземцев по поводу родины с улыбкой замечает: "Мы широко известны в узких кругах".

По признанию Иноземцева, только однажды в самом начале "Жест" продемонстрировал достаточно традиционный для пантомимы спектакль "Пути и стены" с довольно стандартным набором антуража - черное трико, герой, массы. Дальше начался эксперимент. Разработка сценария, либретто, в какой-то степени и режиссура всегда были в театре коллективным творчеством. Поэтому итог эксперимента доподлинно неизвестен даже самим актерам.

Конечно, в 80-е жизнь театра существенно отличалась от дня сегодняшнего. Было проще с репетиционными помещениями, и дешевле обходилось самовыражение. На постановку нового спектакля тогда шли легче. "Мы сбрасывались по 5, максимум 10 рублей, - вспоминает Иноземцев, - сами делали костюмы, что-то покупали, что-то находили - много всего интересного бесплатно валялось". Их было больше: порядка 10 человек в постоянном составе и до 20 - в студии при театре. А сейчас в театре всего четыре актера - Иноземцев, Галина Еремина, Сергей Масько и Юра Бенько. Все они - из первых: тех, кто начинал "Жест".

Сыграв в середине 80-х спектакль "Веселая душа", жестовцы стали известны за пределами Беларуси и начали выезжать на всякие клоунские тусовки всесоюзного значения. Они влюбились в карнавал в его истинном понимании особого восприятия и отображения мира, с его эстетикой и философией гротеска, с его грустной клоунадой и искренним лицедейством. Тогда и родились удивительно разные спектакли театра: "Д’Эль Арт", "Похождения бравого солдата Швейка", "Игра без правил", "Пластическая импровизация". В этих спектаклях было занято по 15-20 человек. "Впервые в Германию мы заявились таким табором, что немцы схватились за голову", - смеется Иноземцев.

Первая поездка за границу была случайной. В 1990г. через Беларусь проходил караван Next stop New Life "(Следующая остановка - Новая жизнь"), следовавший из Копенгагена в Москву. Во время его остановки в Минске "Жест" принял участие в театрализованном шоу, практически круглосуточно проходившем в выставочном зале на проспекте Машерова. Их игра поразила немецкую актрису, режиссера и арт-менеджера Лотту Райтцнер, которая не замедлила пригласить "Жест" на гастроли в Германию.

Как многие группы в начале 90-х, "Жест" увлекался пародийно-сюрриалистическим соцартом, в стиле которого был поставлен спектакль "В тихом омуте". Запад ждал с Востока чего-нибудь стебного, хулиганского, и "Жест" не обманул их ожиданий - милиционеры в красном трико шли на ура. Но если для Запада пародия на социалистическое искусство ассоциировалась с новым миром экс-СССР, то для наших артистов это было лишь продолжением поиска, еще одним экспериментом.

Следующей остановкой на пути эксперимента стал танец Буто. В 1995г. актеров "Жеста" пригласили в Германию на мастер-класс знаменитой танцовщицы Буто Юмико Йошиоки. Вячеслав Иноземцев, отвечая на вопрос о выборе пантомимы, раньше говорил, что его интересует "голый" актер на "голой" сцене, т.е. самая что ни на есть настоящая актерская суть. Вероятно, в философии Буто Иноземцев нашел подтверждение собственной философии лицедейства. "Буто прежде всего преследует цель внутреннего обоснования движения, исходя от того, что человек двигается не потому, что надо двигаться, а потому, что ощущает внутреннюю связь с миром, событиями, и это побуждает его к движению. Я не воспринимаю Буто как что-то японское. Любой анализ в какой-то степени вреден. Лучше работать, совершенствоваться, чем вычислять свое место в национальной культуре. Не суть важно, как называется то, что мы делаем, - пантомима, клоунада, пластический театр. Дело не в том, умеет человек сидеть на шпагате или стоять на голове, а в том, что побуждает его это делать," - уверен актер.

Буто-акция "Елка-У" - великолепное проявление философии Буто, смешанной с другими направлениями танца. Тема экстремальности, постоянного балансирования человека на грани жизни и смерти звучала и в предыдущем спектакле театра "Реверсия", о котором много писала западная пресса. Смешение фантазии и гротеска, пантомимы, игры цвета и света, экстремальные номера и легкость их исполнения - всем этим заполнена каждая работа жестовцев. На их спектакле нет возможности отдохнуть и расслабиться. Зритель приглашается в соучастники размышления на вечные темы бытия, ему предлагается собственная версия ответов на вечные вопросы, от него ожидается свой вариант, пусть совершенно отличный от того, что происходит на сцене. Да и сама сцена давно не существует для "Жеста". Это лишь пространство, которое изменяется вместе с мыслью и движением актера, являясь одним из действующих лиц спектакля, равно как и музыка.

Сам Иноземцев не считает "Елку У" проявлением Буто в его традиционном понимании: "Мне всегда было сложно оставаться в каких-то жестких рамках. К Буто мы добавляем наше стремление что-то переворачивать, пародировать, задираться, показывать сразу несколько сторон медали. Я не могу сказать конкретно, о чем спектакль. Когда ты начинаешь работу, ты имеешь ответ. Но изначальная идея всегда преодолевает много ступеней развития, сталкиваясь с конфликтом пространства, актеров, зрителя. Только так и получается спектакль".

В настоящее время Вячеслав Иноземцев участвует в международном проекте Юмико Йошиоки и ее постоянного коллеги художника и дизайнера Йоахима Мангера. Этот творческий тандем существует достаточно давно и нынче называет себя арт-лабораторией Тен Пен чи, что переводится с японского как "Природные катастрофы". Их новый проект называется Test Labor ("Лабораторный эксперимент"). Помимо Иноземцева к участию в нем приглашены американец японского происхождения, две австрийские актрисы и актер из Германии. Автором концепции Test Labor выступает Йоахим Мангер, создавший некую конструкцию из металла и стекла, соединенную с водой (аквариумом). В этой "колбе" и проводится странный эксперимент над людьми. В середине июня закончатся репетиции, и премьеру увидит город Броллин. Потом спектакль поедет в Австрию.

В общем, не вписываясь в рамки юридического учреждения под названием театр с постоянным штатом, директором и бухгалтерией, "Жест" легко вписался в современную модель мобильного западного театра, собирающего актеров под конкретный проект. Там подобные проекты - норма. Причем наравне с классическими формами театрального искусства они часто получают поддержку и финансовые субсидии от государства.
Добавить комментарий
Проверочный код