Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№5 (271) 05 февраля 2001 г. Общество

В ДВА РАЗА БОЛЬШЕ КУЛЬТУРЫ станет к президентским выборам

05.02.2001
Ирина МАТЯС

Впервые за многие годы в течение двух дней основной темой в стране на минувшей неделе была культура. Инициатором столь пристального внимания к неизбалованной вниманием сфере на сей раз выступил сам президент. Побудительный мотив понять несложно - настало время избирательной кампании, а значит, и борьбы за интеллигенцию.

По тем выступлениям, которые показало БТ, возникло ощущение, что на совещании царило редкое единодушие. Восхвалениям президента не было счета, в конце концов сам Лукашенко возмутился - хвалите меня хотя бы через два раза на третий.

Обрывки трансляции с совещания навеяли ностальгию по советским временам с многочасовыми заседаниями ради заседаний. Президент напомнил творческой элите, что культура сегодня возрождена практически из пепла. Что к тому времени, когда он стал президентом, реальную власть в этой области захватила кучка национал-радикалов. Что благодаря его политике белорусский язык не стал орудием политических разборок, а культура была вытянута из политических дрязг.

В тон президенту знатная в прошлом поборница белорусизации Ольга Ипатова, нынче исполняющая обязанности председателя Союза писателей, в своей речи оправдательно вспомнила о временах расцвета белорусского национализма, о правильности выбранного тогда президентом пути, сообщив, что теперь интеллигенция в плане развития белорусского языка пойдет другим путем.

Возможно, Ипатова надеется, что в случае покорности писателей президент вернет в собственность Союза его здание, переданное на баланс администрации президента "благодаря" некогда активной позиции Союза в отстаивании права на жизнь белорусского языка и национальной интеллигенции.

Правда, президент не только отбирает здания, но и раздает. Михаил Козинец, ректор академии музыки, которой повезло больше Союза писателей (долго требуемое здание академия наконец получила), в порыве благодарности пообещал организовать концерт в честь Лукашенко. Боясь отстать от коллеги, знаменитый "сябра" Анатолий Ярмоленко и вовсе предложил собравшимся попросить А.Г. ввести на три месяца президентское правление в сфере культуры, дабы решить все ее задачи, а то, мол, чиновники опять все сделают не так.

Но Лукашенко сладкими речами не усыпить. Понимая, что не все присутствующие на совещании столь преданы ему (удрученных происходящим лиц было, к счастью, не так и мало), президент напомнил творцам: "Мы, конечно, за свободу творчества, но государство не будет поддерживать антигосударственные тенденции".

Лукашенко признал главную цель встречи - агитация за него. И денег на это он не пожалеет, чувствуется, что даже из своих личных фондов. Похвалив картину Пташука, А.Г. призвал готовить новые проекты: я, мол, профинансирую еще лучшую картину - не из бюджета, а из запасного фонда. Главное, напомнил президент, чтобы там все "наши" снимались.

В целом финансирование культуры президент пообещал увеличить в два раза, и уж точно к концу года довести зарплату творческой интеллигенции до пресловутых $100.

Много было недомолвок и намеков насчет тех, кто не приемлет критики, считая ее политическим гонением; тех, кто уверен, что белорусский язык у нас загнан в подполье; насчет известного человека, впервые произнесшего "Убей президента!". А.Г. сыпал обидами и по-барски раздавал обещания доведенной до отчаяния творческой интеллигенции, которая не отводила взора от телеэкрана во время репортажа о судьбоносной встрече. Ему вторил новый министр культуры Леонид Гуляко. Обстановку общего благоденствия нарушало одно - пусть и не высказанное, но точное знание того, что настоящую интеллигенцию пытаются подкупить обещаниями, что белорусскому языку в нашей стране ничего не светит, что страх по-прежнему будет одним из побудительных мотивов общения с президентом, что все надежды после выборов разобьются об очередные ледовые дворцы... Но все культурно или базнадежно молчали, отчего прильнувшим к экранам становилось еще тоскливее и безнадежнее.



Рыгор БОРОДУЛИН, писатель:


- Я не наблюдал за этим - не смотрю белорусское телевидение и не слушаю белорусское радио. Знаю заранее, как это выглядит. Такие совещания напоминают советские времена, когда собирались на обкомах и горкомах и говорили, говорили... Это и смешно, и грустно. Ну почему ни Буш, ни Рейган никогда не собирали таких совещаний, а дело шло?

- Вас приглашали на совещание?

- Что вы! Хотя я бы и не пошел. Мне это неинтересно. О каком возрождении белорусского языка можно говорить, когда книги на белорусском языке если и издаются, то мизерными тиражами. Когда в районных книжных магазинах не найти литературы на белорусском языке. Когда корреспондент белорусского телевидения задает президенту Беларуси вопросы на русском языке...



Алексей ДУДАРЕВ, председатель Союза театральных деятелей:


- Результаты будут. Я в этом не сомневаюсь, поскольку президент настроен решительно.

- Вы говорили, что не так нужны деньги, как необходимо внимание зрителя. Вы и правда так думаете?

- Я имел в виду внимание всего общества. Я говорил про статус творческого человека - артиста, художника, писателя. За последние годы все это потерялось, люди стали смотреть в другую сторону. К сожалению, не в ту, где светло.

- Несмотря на то, что случилось с режиссером Валерием Мазынским, запланированный им спектакль по вашей пьесе в исполнении актеров, скажем так, альтернативного театра "На вольной сцене" состоится?

- Обязательно! 27 февраля в помещении Купаловского театра. Я всех приглашаю на премьеру.



Зоя БЕЛОХВОСТИК, засл. арт. РБ, актриса Национального театра им. Я.Купалы:


- Я не выступила, не хватило времени. А результат, если он будет, мы увидим буквально через месяц. Но, в общем-то, ничего такого нам и не обещали.

- А в два раза больше денег на культуру?

- Но эти обещания были с оговорками, что денег нет. Что нужен еще один такой бюджет, чтобы выполнить все наши просьбы.



- О чем вы планировали сказать?


- О том, что у нас все-таки первый драматический театр страны, что у нас ужасная текучка молодых и мы можем остаться без будущего. Ребята, обучаясь четыре года в академии, получали нищенскую стипендию. Но не пошли торговать бананами - они стремились учиться, мечтая быть артистами. Это редкие люди - настоящие, духовные. Но когда они приходят в театр, им полагается 30 тысяч. И с этими деньгами они женятся, рожают детей, живут в общежитиях. Те, у кого нет семьи, живут по трое в комнате. Саша Молчанов, который играет большие, тяжелые роли, не может ни отдохнуть, ни сконцентрироваться, ни поработать над ролью. Мы хотели просить дать нам семейное общежитие, чтобы можно было прописывать людей иногородних и чтобы они оставались в театре. Пока же молодежь уходит. Причем, естественно, уходят самые лучшие. Да, в той же Москве им будет нелегко, но там есть шанс, больший процент выиграть в лотерее. А наши старики? Они умирают в нищете. Мы похоронили Станюту в ноябре на деньги театра. Деньги на похороны этой великой актрисы вроде были выделены государством, но до сих пор на баланс театра они не поступили.

Когда мы получили звание национального, мы стали внекатегорийным театром. Было отличие, что мы все-таки первая площадка, первая сцена, у нас были чуть выше зарплаты. Ведь если всех уравнять, какой смысл в работе? Теперь мы опять получаем, как и все остальные. А сейчас? Может, и будет всплеск внимания к нам, но потом все опять сойдет на нет. Были у нас периоды улучшения. Потом все где-то растворялось, и нас доводили до нищеты.
Добавить комментарий
Проверочный код