Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№3 (269) 22 января 2001 г. Тема недели

СОБИРАТЕЛЬ ЗЕМЕЛЬ

22.01.2001
Михаил ПОДОЛЯК

Когда начинать избирательную кампанию - вопрос не праздный. Ведь любой альтернативный Лукашенко кандидат в президенты заведомо оказывается в гораздо более сложной стартовой ситуации.

Никто, кроме А.Г., до последнего момента не будет знать ни о сроках проведения выборной кампании, ни о допустимом формате агитационных мероприятий. Тем не менее, несмотря на очевидное административное преимущество, нынешний белорусский лидер весьма нервно и торопливо (если не сказать преждевременно) начал собственную избирательную кампанию. Не мудрствуя лукаво, Лукашенко в очередной раз предпочел классический авторитарный набор: жесткий популизм в сочетании с информационной монополией на внутреннем рынке и показная “народность” (соборность, “славянскость”, “социалистичность”) на российских электоральных рынках.

СТАРТ ТЯЖЕЛОВЕСОВ?

Интересно, что Лукашенко, откровенно рекламирующий себя как единственного “независимого и центрист-ского кандидата на выборах-2001”, неоднократно указывает, что заниматься избирательной кампанией ему несподручно. Он, дескать, слишком занят государственными делами. Но все-таки чем же занимается Лукашенко, если во всех публичных выступлениях неизменно он заявляет о себе как о единственно приемлемом кандидате в президенты? По меньшей мере, это нечестно по отношению к доверчивым избирателям.

Куда более предсказуемо и откровенно ведут себя оппоненты Лукашенко. Они абсолютно не скрывают, что именно президентские выборы волнуют сегодня оппозиционный политический ум Беларуси. А потому все, что делается и заявляется сегодня потенциальными кандидатами-оппонентами, вполне естественно рассматривать как раз через призму их потенциальных избирательных кампаний.



На минувшей неделе один из наиболее вероятных и серьезных оппонентов Лукашенко на выборах проявил весьма заметную информационную активность. Экс-губернатор Гродненской области Семен Домаш публично объявил о намерении лично участвовать в президентской кампании. Более того, уже сейчас можно смело говорить о том, что Домаш при любых предвыборных раскладах, а также независимо от количества потенциальных претендентов на президентское кресло выставит свою кандидатуру.

Своим заявлением Домаш направил традиционную дискуссию о важности единого кандидата в несколько иное русло - надо ли сегодня говорить только о едином кандидате от политической оппозиции или важнее думать о реальных кандидатах от разных социальных групп? О соизмеримости влияния чисто политической оппозиции на общественное мнение с возможностью обыграть “административного кандидата”? О степени дифференцированности и подготовленности местного общественного мнения? О желательности активной информационной атаки на различные социальные группировки?

Формальным поводом для представления Домаша широкой общественности уже в статусе реального кандидата послужила инициатива объединения “Региональная Беларусь”, поддержанная затем целым рядом общественных организаций. Правда, пока ни одна из серьезных политических партий официально не поддержала намерения Домаша выставить свою кандидатуру на выборах. Но для этого еще есть время.

Как известно, до минувшей недели о своих президентских амбициях заявляли преимущественно малоперспективные и явно непроходные кандидаты. Среди них можно было встретить Сергея Гайдукевича (ЛДП), Валерия Левоневского (гродненский предприниматель-общественник) и несколько неожиданно - экс-министра обороны Павла Козловского.

И вот вслед за Александром Лукашенко еще один возможный политтяжеловес решился на обнародование своих намерений.

Экс-губернатора Гродненской области Семена Домаша следует рассматривать как вполне состоятельного кандидата в президенты, способного при выполнения ряда условий побороться с Лукашенко за первенство. Даже несмотря на то, что в последние три-четыре года Домаш не слишком активно участвовал в большой политике, хотя и оставался депутатом опального Верховного Совета 13-го созыва.

НЕИЗВЕСТНЫЙ

Существовавшая до последнего времени некоторая удаленность Домаша от столичной политической игры диктовалась вполне понятными причинами. С одной стороны, Домаш, как известно, проживает не в Минске, и это резко уменьшало значимость гродненца как интересного “информационного субъекта”. В Беларуси в силу определенных экономических условий независимый информационный рынок учитывает только столичные информационные поводы. С другой стороны, Домаш никогда и не отличался особой публичной яркостью. По традиционной для советских и постсоветских чиновников склонности к “информационной серости” Домаш не старался активно комментировать ту или иную ситуацию, задавая полезное ему лично направление трансформации общественного мнения. Можно сказать даже, что Домаш, в отличие от тех же Виктора Гончара, Михаила Чигиря, Анатолия Лебедько и др., никогда не выступал полноценным ньюсмейкером в независимых СМИ.

А ведь потенциально публичный лидер в условиях открытых информационных систем и состязательности политики должен “брать” общественное мнение либо качеством (глубиной, интеллектом) своих комментариев, либо количеством информационных поводов, либо откровенной сенсационностью и эпатажностью заявлений. Все это кропотливая работа, требующая специфических навыков, которые пока Домаш не демонстрирует.

Однако очевидная оппозиционная (в т.ч. и в оппозиционных СМИ) “незасвеченность” вполне может оказаться весьма полезной в нынешних выборных условиях. Ведь таким образом у Домаша оказывается еще одно неоспоримое преимущество - массовое провинциальное общественное мнение не ассоциирует экс-губернатора с “националистическими экстремистами” и “буржуями-либералами” (терминология официального агитпропа). Для провинции (в т.ч. для областных центров) Домаш как бы аполитичен, а потому вполне может претендовать на статус “независимого” кандидата. В то же время продвинутое (прежде всего столичное) общественное мнение явно не связывает Домаша с официальным Минском, предполагая за ним явную приверженность либеральным, демократическим ценностям. Т.е. тем ценностям, которых придерживается широкая белорусская оппозиция.

Кстати, тот факт, что с инициативой раскрутки Домаша в качестве оппонента Лукашенко выступили именно региональные общественные организации, а не уже раскрученные политические оппозиционные брэнды, говорит о многом. И, в частности, о том, что каждый свой предвыборный шаг любой альтернативный претендент должен тщательно просчитывать, детально анализируя, как этот шаг аукнется в той или иной социальной группе.

Правда, ряд политических партий в кулуарах уже обозначило Домаша как вполне вероятного единого кандидата от демократических сил. Впрочем, возможно, что публичная поддержка кандидатуры Домаша частью традиционной демократической оппозиции в виде КРДС послужит еще одной знаковой меткой для части потенциальных избирателей, настроенных против Лукашенко. Заметим попутно, что кандидатура Домаша может оказаться компромиссной и знаковой для целого ряда социальных групп.

Семен Домаш, в отличие от того же Лукашенко, прошел через ряд классических для советского чиновника номенклатурных должностей. Имея в биографии опыт работы в структурах КПБ (1982-1990гг.) и исполнительной власти - горисполком и облисполком (1990-1996гг.), Домаш не должен шокировать своими политическими заявлениями и воззрениями местную номенклатуру. Экс-губернатор, депутат Верховного Совета 13-го созыва - знаковая фигура для наиболее влиятельных номенклатурных групп. Очевидно, что, являясь выходцем из местных элит, Домаш вряд ли пойдет на революционную трансформацию управленческого аппарата. Следовательно, номенклатуре в этом случае нечего опасаться, кроме как естественного эволюционного обновления действующего и резервного управленческого аппарата. Впрочем, приход любого альтернативного кандидата к власти неизбежно ударит по интересам ближайшего окружения Лукашенко.

Кстати, ряд местных аналитиков не до конца понимает роль и значение в будущей избирательной кампании таких факторов, как номенклатурный сговор в пользу того или иного альтернативного кандидата и московское влияние на местный избирательный процесс. Непонимание этих действительно ключевых факторов проистекает от недооценки политической ситуации, а также напрямую определяется неискоренимой уверенностью части элиты в то, что обозначение альтернативным кандидатом ряда националистических лозунгов, высказанных на белорусском языке, будет достаточно, чтобы победить ультрапопулиста Лукашенко. Тем не менее роль номенклатуры в достижении того или иного исхода выборов действительно важна. Естественно, ждать, что она выступит в открытую против Лукашенко, не стоит. Впрочем, это и не нужно. Именно чиновники на местах будут контролировать первичный избирательный процесс - от создания избирательных комиссий до сообщения предварительных итогов голосования вверх по инстанциям. Именно номенклатура будет организовывать избирательный процесс, а следовательно, от того, какую позицию будут занимать чиновники, зависит приблизительный общий итог. Более того, чиновники могут как облегчить работу независимых наблюдателей, так и затруднить ее.

Конечно, сфальсифицировать итоги президентской кампании можно и ограниченным количеством людей. Но для этого надо располагать серьезным интеллектуальным ресурсом. Чтобы выборы хотя бы приблизительно выглядели демократичными. Иначе зачем вообще проводить выборы, результат которых изначально не будет признан мировым сообществом?

Иногда скептики замечают, что в свое время кандидата в президенты и действующего премьер-министра Вячеслава Кебича также поддерживала номенклатура, но в результате он проиграл. Однако Кебич как раз и не контролировал полностью мест-ную номенклатуру, а следовательно, не контролировал и выборный процесс так, как это делает и будет делать Лукашенко. Между Лукашенко и Кебичем очень большая разница.

Что касается роли российского и, в частности, кремлевского факторов, то весьма странно выглядит предположение, что эта роль заключается исключительно в обеспечении доступа альтернативного кандидата на российские телеканалы. Гораздо важнее в данном случае возможное кулуарное давление на Лукашенко, которое может обеспечить Кремль. А ряд мощных российских ФПГ вполне могут снабдить любого из кандидатов солидными ресурсами. Но это, что называется, на любителя. Кроме того, кулуарная россий-ская поддержка любого кандидата (но не Лукашенко) может сыграть роль своего рода стигматы для мест-ных элит и местного избирателя.

СИЛЬНОЕ И СЛАБОЕ

Из трех формально заявленных претендентов в кандидаты, которых можно отнести к политическим тяжеловесам, - Гончарика, Чигиря и Домаша, только последний продемонстрировал склонность к команд-ной игре. По крайней мере, Домаш старательно и настойчиво ведет переговоры со всеми потенциально активными общественными и политическими организациями о совместной работе или координации усилий во время президентской кампании. Все это происходит на фоне невнятных публичных действий Михаила Чигиря и Владимира Гончарика. В частности, Чигирь - также весьма перспективный для некоторых социальных групп кандидат в президенты - совершенно неоправданно начал “бомбардировать” независимые СМИ собственными интервью. Это также можно было бы рассматривать как начало избирательной кампании. Однако Чигирь так и не смог показать хоть какой-то план собственной выборной кампании: на кого будет опираться, какие группировки его поддержат, кто составит костяк его избирательной команды.

В свою очередь, Владимир Гончарик и вовсе не проявляет особой активности. Возможно, виной тому - личная неготовность взяться за реальную, но опасную работу. Возможно, негативную роль сыграли многочисленные “угрозы” официального Минска, устами Минюста требующего от ФПБ большей лояльности и меньшей политизированности. Так или иначе, Гончарик пока не готов к серьезной атаке на Лукашенко, и, скорее всего, лидер профсоюзов так и не выставит собственную кандидатуру.

Домаш, по крайней мере, уже заручился поддержкой некоторой части белорусского “третьего сектора”. Кроме того, не стоит забывать, что “первичными” инициаторами появления Домаша в большой игре являлись “Хартия’97”, Ассамблея неправительственных организаций, а также практически все руководители региональных ресурсных центров.

Домаш имел ряд важных встреч с влиятельными российскими политиками. Экс-губернатор, в частности, встречался с Аркадием Вольским, возглавляющим корпоративный союз российских предпринимателей, и Анатолием Чубайсом.

Домаш, в поддержку которого высказывается все большее число общественных и политических институтов, представляется в этой связи едва ли не оптимальной альтернативной фигурой. По крайней мере, на сегодняшний день. Пока еще далеко не все потенциальные тяжеловесы заявили о готовности участвовать в избирательной гонке.

Однако одно дело - декларировать склонность к командной игре и совсем другое - реально располагать вполне дееспособной командой. На сегодняшний день Домаш, судя по всему, подобной командой не располагает. А ведь команда - это не просто избирательный штаб, решающий технические и организационные проблемы. Для обеспечения эффективной избирательной кампании в условиях, когда один из кандидатов будет по максимуму использовать административный и пропагандистско-силовой ресурсы, любой альтернативный кандидат нуждается в публичной (а в некоторых случаях и кулуарной) поддержке знаковых фигур (переговорные вопросы) и в профессиональных пиарменах (технологические вопросы). Но вряд ли Домаш создаст действительно эффективную группу профессиональных технологов, способных просчитать едва ли не каждый шаг потенциального кандидата в президенты и его соперников. Дело в том, что уже сегодня окружение Домаша слишком раздуто и состоит в основном из профессиональных “общественников”, не имеющих к программным избирательным технологиям никакого отношения.

Между прочим, против кандидатуры Домаша выступает ряд влиятельных политических группировок (в частности, социал-демократы обеих партий), полагая, что “проект Домаш” позволит заработать деньги небольшой группе оппозиционных политиков, но вряд ли приведет к серьезному поражению Лукашенко.
Добавить комментарий
Проверочный код