Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№3 (269) 22 января 2001 г. Политика

ПАЛКА В КОЛЕСЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ

22.01.2001
Михаил ПОДОЛЯК

№ 3 [269] от 22.01.01 - За семь лет своего президентства Лукашенко успел испортить отношения со всеми высокоразвитыми государствами Северной Америки и Западной Европы. А ведь это наиболее емкие и перспективные товарные, финансовые, технологические рынки.

Нонсенс, конечно, однако Лукашенко, похоже, гордится своим статусом невыездного президента.



Но даже не это можно поставить в “заслугу” А.Г. Куда более симптоматично, как он отзывается о традиционных демократических государствах. Более оскорбительной риторики придумать невозможно. Так, характеризуя политическую природу США, Лукашенко оперирует дворовым, уличным сленгом. Подобные оскорбления не приносят государству ни доверительности в дипломатических отношениях, ни перспективных торговых контрактов, ни инвестиций.

Сегодня Министерство иностранных дел Беларуси превратилось в маловлиятельный государственный институт - оно существует только благодаря более или менее устойчивым связям республики с Россией и рядом азиатских стран СНГ. Хотя в прочих развитых государствах данная структура активно играет на мировых сырьевых, финансовых, товарных рынках, а также на рынках влияния.

В ряду последних дипломатических казусов, инициированных правящей администрацией, следует назвать стойкое нежелание Лукашенко вопреки всем дипломатическим канонам принять верительные грамоты американского посла Майкла Козака, демонстративный бойкот министром иностранных дел Михаилом Хвостовым дипломатического приема в Минском международном образовательном центре по случаю 25-летия ОБСЕ, “неприглашение” все того же Козака на традиционную рождественскую дипвстречу у президента. Все это дополняется непрекращающейся травлей миссии КНГ ОБСЕ в госСМИ, а также периодическими заявлениями Лукашенко о якобы негативной роли, которую играют в Беларуси западные посольские миссии. Очевидно, что к президентским выборам антизападная риторика официального Минска наберет еще большие обороты. Но в этом нет ничего удивительного.

Нынешнее устройство белорусского государства неизбежно требует реанимации советского мифа о важности противостояния “мира труда и социального равенства” (Беларусь и Лукашенко) “миру капитала и трудового рабства” (США и Западная Европа). Отсюда проистекают и пронафталиненные пропагандистские клише Лукашенко о том, что он не пойдет на поводу у капиталистов США и что Беларуси уготована особая миссия. Ведь это весьма привычные для значительной части местного населения лозунги. А поскольку информационные коммуникации большинства белорусов весьма ограничены, им трудно понять очевидное: нынче никто ни у кого на поводу не ходит, но все развитые государства только торгуют и кооперируются ко взаимной выгоде. Все, кроме Беларуси.

Однако, несмотря на очевидное нагнетание антизападной истерии в Беларуси, сам Запад по-прежнему снисходительно смотрит на все происходящее здесь.

ПРИРОДА ВНУТРЕННЕЙ НЕПОЛНОЦЕННОСТИ

В мировой политике существуют определенные правила поведения, нарушать которые не решаются даже лидеры сверхдержав. В то же время руководители всех государств ранжируются по степени личного влияния на мировые геополитические процессы. Влиятельность того или иного политического деятеля, с одной стороны, определяется цивилизационным (технологическим, экономическим, коммуникационным) развитием его страны, финансовым благополучием этого государства, а с другой - личными характеристиками политика, его соответствием мировым представлениям о роли этой личности на рынках влияния. Все это едва ли не прописные истины для любой демократической страны.

Увы, нам не повезло. Лукашенко, в связи с отсутствием прогрессивного управленческого опыта не желает принимать общепризнанные модели поведения на внешних рынках. И это создает серьезные трудности для всей Беларуси.

Любое заявление А.Г. вызывает только иронию. История с Бородиным лишний раз подчеркивает и без того очевидное: когда речь идет о Лукашенко, самое время говорить о несоответствии амбиций реальным полномочиям и влиянию. В отличие от мнений тех же Саддама Хуссейна и Муамара Каддафи, которые так или иначе учитываются (все-таки Ирак торгует нефтью, а Ливия является центром мирового терроризма).



DANGER!


В том, что Запад (особенно Европа) не совсем правильно оценивает Лукашенко, кроется особая опасность. Дело не столько в личности самого белорусского лидера, сколько в прецеденте создания в постсоциалистической Европе страны-изгоя.

Лукашенко, не приемлющий демократических управленческих методик, преднамеренно идет на строительство в центре Европы весьма специфического государства. В связи с резким ограничением межгосударственных, межпроизводственных и товарных коммуникаций Беларуси с внешним миром население республики стремительно нищает. Снижение уровня жизни среднестатистического белоруса дополняется постепенным дряхлением местной информационной сети. Многие граждане пользуется исключительно государственными информканалами. Все это ведет Беларусь к тотальной маргинализации, добровольному отказу от прогрессивного развития. С другой стороны, ката-строфическое материальное положение граждан провоцирует рост т.н. псевдопатриотических настроений: пусть мы нищие, зато гордые. В итоге, неосознанно руководствуясь комплексом геополитической неполноценности, общество сплачивается вокруг якобы гонимого одиозного руководителя и ополчается против “всех этих зажиревших западных цивилизаций”. По сути, уже сейчас можно говорить о том, что в Беларуси стремительно набирает обороты необольшевизм, и это действительно опасный прецедент. Пример Беларуси, реставрирующей основы коммунистической тоталитарной государственности, может оказать провоцирующее влияние на нестабильные государственные системы России и Украины. Кроме того, стремительная маргинализация страны провоцирует отток из Беларуси наиболее прогрессивной части местной элиты (научной, управленческой, финансовой, предпринимательской), и, следовательно, со временем в государстве может не остаться перспективных социальных группировок, способных превратить страну в демократическую. В конце концов, наличие непредсказуемого маргинального очага весьма опасно для самой объединенной Европы.

ЕВРОПЕЙЦЫ

До последнего времени в ряде государств Западной Европы бытовало несколько упрощенное понимание происходящих в Беларуси процессов. По мнению Станислава Шушкевича, в развитых государствах мало кто с должной серьезностью оценивает методы управления, которые применяет Лукашенко: “Они (западные правительства. - М.П.) считают Лукашенко одиозным, но вполне вменяемым. И это их самое большое заблуждение”. До парламентских выборов осенью 2000г. едва ли не все западные правительства (в силу определенной “бизнес-транзитной” заинтересованности особую принципиальность в этом проявляла Германия) считали Лукашенко вполне договороспособным политиком, даже несмотря на вызывающее поведение официального Минска (напомним, что в свое время Лукашенко насильственно выселил ряд послов из их резиденций в Дроздах), дипломаты, представляющие государства Западной Европы, продолжали настаивать на необходимости “конструктивного диалога с правительством Беларуси”. Достаточно вспомнить усилия все той же миссии КНГ ОБСЕ по налаживанию полноценного круглого стола “с обязательными к исполнению решениями” между ключевыми оппонентами большой белорусской политики. В итоге круглый стол закончился публичной отставкой правительственного эмиссара Михаила Сазонова, а собственно КНГ ОБСЕ чуть позже “удостоилась” жесточайшей критики в официальных СМИ. В том, что именно так и должен был закончиться круглый стол, не стоило сомневаться с самого начала. Официальный Минск не приемлет формулу построения в Беларуси открытого современного государства, не говоря уже о примирении с концепцией существования открытого граждан-ского общества как совокупности массовых межличностных коммуникаций без посредничества государства. Авторитарное государство стремится контролировать все коммуникации и, естественно, не потерпит вмешательства извне. Очевидно, и мы уже об этом говорили, что только присутствие полноценных европейских миссий (не столько посольств, сколько все той же КНГ ОБСЕ под руководством Ханса-Георга Вика) могло гарантировать хоть какую-то прозрачность не только выборных процедур, но и правил поведения на белорусском политическом рынке в целом. С этой точки зрения нападки официального агитпропа на КНГ ОБСЕ абсолютно оправданны: вряд ли имеет смысл оставлять в авторитарной Беларуси чужеземные мониторинговые группы накануне ключевого выборного процесса. Однако, не владея современными информационными технологиями, официальный Минск всего лишь реанимировал советские пропагандистские байки о том, что, дескать, Запад вмешивается в дела суверенной Беларуси.

Впрочем, информационное давление на КНГ ОБСЕ - всего лишь одна составляющая общей политики подчеркнутой конфронтации со странами Запада. Но вот что удивительно. Собственно западные посольские миссии оказались не готовыми к адекватному противодействию агрессивным, недипломатическим потугам официального Минска. К примеру, “неприглашение” того же Майкла Козака на рождественский дипломатический прием Лукашенко наверняка должно было спровоцировать бойкот этого мероприятия со стороны хотя бы ведущих западных посольских миссий. Ведь солидаризация позиций - весьма действенный по нынешним временам дипломатический ход. Однако посольского демарша не последовало. Равно как не последовало ни одного протеста от западных правительств после публичных выступлений Лукашенко (в частности, перед местными парламентариями), в которых белорусский лидер прямо обвинил посольства в пособничестве терроризму и шпионажу.

В чем причина столь миролюбивого поведения львиной доли западных дипломатических миссий (о посольских миссиях "третьих" стран и особенно азиатских республик СНГ - особый разговор)? По нашей информации, причина подобной лояльности кроется в принципиальных установках, которыми руководствуются все миссии, за исключением посольства США. Так, если для американского посольства действительно принципиальны очевидные нарушения прав человека и прочих демократических принципов, то миссии Великобритании, Германии, Франции, Италии etc. считают приоритетным для себя допуск к местному правительству, который якобы может являться залогом полноценной работы той или иной дипломатической миссии. И это так, но только для государств с развитыми демо-кратическими институтами. В Беларуси же подобный принцип явно не работает.

И хотя очевидно, что белорусское правительство не является органом влияния даже на внутреннем рынке, послы тем не менее готовы контактировать только с ним и, как следствие, резко сокращают контакты с неправительственными общественными, а тем более оппозиционными организациями. Все это так или иначе сказывается на объективности информации, которую западные посольства отправляют по дипканалам на родину, а также отражается на концепции межгосударственных отношений Беларуси с прочими странами. Правда, в последнее время в посольском мнении, кажется, начинает доминировать концепция США, однозначно трактующая нынешний белорусский режим как антидемократический и весьма опасный для стабильности региона...

Лукашенко продолжит нагнетать конфронтацию со странами Западной Европы и США. Во-первых, для него это вполне привычная идеологическая ниша. Во-вторых, подобная дипломатическая агрессия импонирует части местного населения - это привычно и узнаваемо. В-третьих, информационная война с Западом дает Лукашенко возможность требовать ограничения западного (вражеского?) наблюдательного присутствия на местных политических рынках. В-четвертых, Лукашенко столь незамысловатым образом пытается столкнуть между собой дипломатические концепции России и Запада.

Очевидно и то, что Западная Европа в преддверии белорусских президентских выборов должна занять более принципиальную позицию по Беларуси. Скажем, окончательно поддержать концепцию США в той части, что Лукашенко в принципе не может считаться демократическим правителем и что его нахождение у власти только тормозит превращение Беларуси в полноценный субъект мировой политики. Ряду европейских государств, в т.ч. и Германии, на время необходимо переосмыслить важность традиционной дихотомической конструкции “стабильность энерго-сырьевого транзита в обмен на стабильность Лукашенко”. Вряд ли Лукашенко сегодня может гарантировать стабильность региона и какого бы то ни было транзита. Но, с другой стороны, игнорирование реального значения Лукашенко может спровоцировать развитие ситуации по югославскому сценарию - доведения белорусского государства до крайне агрессивного противостояния остальному миру. Конечно, Беларусь не Балканы, однако Лукашенко не менее одиозен, нежели Слободан Милошевич. Вопрос в том, насколько серьезным может оказаться влияние Западной Европы на белорусскую ситуацию. А это проблема дипломатических отношений с Россией...
Добавить комментарий
Проверочный код