Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Обеспечит ли работой 500 тыс. граждан, официально зарегистрированных как безработные, обновленная версия декрета N3 «о тунеядцах»?
нет, скрытая безработица гораздо выше
нет, пока не будут проведены структурные реформы в экономике
нет, все закончится очередными акциями протеста
да, если президент приказал
нет, пятая колонна в Совмине преднамеренно дезинформирует президента
№3 (269) 22 января 2001 г. Общество

ПОЛЕТЫ НАД ДЖУНГЛЯМИ

22.01.2001
Елена ЛИСОГОР

В цивилизованных странах белорусская авиация не котируется. Это факт. Единственная возможность заработать для "Гомельавиа" есть сегодня только в афро-азиатском регионе. Правда, недавно вместо $450 командировочных гомельские авиаторы заработали в Экваториальной Гвинее малярию.

По причине этого бизнеса с работниками гомельского аэропорта время от времени случаются крупные и мелкие неприятности. К примеру, до сих пор неизвестна судьба четырех членов экипажа АН-24, который пропал в небе над Шри-Ланкой более двух лет назад.

От комментариев последнего ЧП директор аэропорта "Гомельавиа" Юрий Кулаковский отказывается. Нет желания общаться с журналистами и у сотрудников московской фирмы "Орсай-Трейд", которая посредничала при заключении контракта между "Гомельавиа" и правительством Экваториальной Гвинеи. Кстати, в качестве гаранта расчета с авиаторами выступил бывший посол этой южноафриканской республики Антонио Хавьер Гуэмо Чамо.

На контакт с прессой идут только летчики. Их пятеро. Возможность работать по такому контракту для них была сродни манны небесной. За полгода работы (а заработок планировался из расчета $30 командировочных в сутки) набегала приличная сумма, тем более что в Гомеле перспективы получать зарплату никакой. Гомельский экипаж возил сына гвинейского президента принца Теодория. Он же в правительстве выполняет функции министра лесной промышленности. Со временем летчики поняли, что работают исключительно из личных интересов африканского чиновника. По их мнению, полеты на 200-250 километров были нецелесообразными и экономически невыгодными, что, в принципе, дела не портило, лишь бы работа оплачивалась. Но не тут-то было. Впрочем, подозрения, что все может окончиться не так, как предполагалось, закрались в самом начале, когда вместо отдельного дома с кухней (а питаться летчики должны были своими продуктами) гомельчанам предоставили в отеле номер с пятью кроватями на семерых и без кухни. Правда, кормили при ресторане. На вексель. А поскольку обед там стоил половину командировочных, летчики на всякий случай питались в ресторане один раз в день. На завтраки и ужины пошел полугодовой запас макарон, тушенки и сала, привезенных из Гомеля. Хуже было с сигаретами и водой, которую из водопроводного крана пить нельзя, а очищенная стоила полдоллара литр.

По словам летчиков, со временем заказчик захотел снизить стоимость аренды самолета, но не нашел понимания у московских посредников. С этого момента у белорусских граждан началась совсем другая жизнь. Во-первых, перестали кормить в ресторане. Во-вторых, администрация стала отключать свет, когда они пытались приготовить себе что-то в номере. Так что в Гомель авиаторы вернулись загорелыми и стройными, сбросив по 8-10 кг веса. Под конец срока контракта в Бату прилетел представитель московской фирмы, месяца два кормил, поил летчиков, но урегулировать проблему на месте так и не смог.

Гомельский самолет и четверо членов экипажа вернулись домой только после вмешательства белорусского МИДа. Правительству Гвинеи была отправлена нота, в которой содержалось требование вернуть Беларуси ее имущество и граждан. Сами летчики говорят, что за появление решающего документа они должны благодарить своих родственников и отчасти посредника. Хотя считают, что стиль работы "Орсай-Трейд" смахивает на "Рога и копыта". В том смысле, что перед заключением сделки представитель фирмы не выехал на место для изучения обстановки, условий работы и гарантий оплаты труда.

Летчики до сих пор надеются, что деньги им все-таки заплатят. Двое говорят, что рады вернуться домой живыми, а двое - что лучше было остаться там: здесь нет работы, а там хоть периодически кормили. В противном случае они намерены через суд истребовать командировочные с "Гомельавиа". Говорят, что прецеденты судебных разборок по аналогичным поводам между администрацией и сотрудниками гомельского аэропорта уже были. Правда, счета за лекарства от малярии, которой в тяжелой форме переболели все, кроме одного, так и останутся неоплаченными. Хотя это предполагалось по медицинской страховке.
Добавить комментарий
Проверочный код