Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№1 (267) 08 января 2001 г. Политика

"ПЕРВЫЙ" ПРОТИВНИК ЛУКАШЕНКО

08.01.2001
Михаил ПОДОЛЯК

Этот потенциальный кандидат однажды уже участвовал в президентской избирательной кампании. Тогда многим это показалось если не сенсационным, то, по крайней мере, странным. Однако со временем стало ясно, что это был не просто эмоциональный всплеск бывшего высокопоставленного чиновника.



Ныне именно Чигирь пока больше других понимает всю нелепость, непредсказуемость и неустойчивость сложившегося внутриполитического пасьянса. В частности, ему известно, что для победы над Лукашенко, который по-прежнему располагает весьма серьезными ресурсами силового и административного характера, необходимо обладать мощной командой политических менеджеров экстра-класса, реальными деньгами, российской и западной поддержкой, солидной опорой в местной номенклатуре и хотя бы немного нравиться собственно электорату.

Пока сложно сказать, насколько реальными шансами будет обладать тот или иной кандидат перед выходом на финишную прямую. Наверняка главной сложностью для всех "альтернативных" кандидатов окажется необходимость получения стабильной поддержки в напуганных местных элитах. Кроме того, нелишним будет добиться от номенклатуры хотя бы определенного политического саботажа выборных инициатив Лукашенко, а также доказать Кремлю важность именно в этом году сменить Лукашенко на более договороспособного политика.

ДЕНЬГИ И ПОДПИСИ

Как и следовало ожидать, первым о серьезности своих президент-ских амбиций заявил Михаил Чигирь. Экс-премьер пытается вести полноценные переговоры сразу с несколькими представителями московской политической элиты, а также занялся реальной работой по поиску денег на организационные мероприятия.

По косвенной информации М.Н. вроде как уже получил первый реальный взнос в свою избирательную копилку и намерен в ближайшее время приступить к формированию команды по сбору подписей. Правда, говорить о серьезности финансирования избирательной кампании Чигиря пока не приходится. Ведь одно дело получить деньги под организацию сбора подписей за выдвижение кандидата и совсем другое - обеспечить бесперебойное и продолжительное финансирование полноценной работы своего избирательного штаба.

Как мы уже неоднократно говорили, для любого из альтернативных кандидатов нынешняя избирательная кампания станет весьма затратной, если, конечно, кандидат попытается составить реальную конкуренцию Лукашенко. Прежде всего это связано с необходимостью нейтрализовать пролукашенковскую настроенность большой части местной номенклатуры, а также ликвидировать информационный дефицит среди подавляющей массы потенциальных избирателей. В первом случае речь можно вести едва ли не о прямой торговле за представителей т.н. административного сектора, на плечах которого попытается выстроить свою победу действующий президент. Альтернативный кандидат должен не только гарантировать номенклатуре отсутствие революционных разборок "постфактум", но и продемонстрировать собственную финансовую состоятельность в плане ведения крупномасштабной кампании. Задача и в самом деле весьма специфическая. В Беларуси никогда еще не было столь явного авторитарного правителя, коим является Лукашенко. И никогда еще реальная власть не была сосредоточена исключительно в одних руках. А это означает, что номенклатуре необходимо будет решиться выступить против весьма сильного "хозяина".

Ведь даже летом 1994г., во время первой президентской кампании, административный ресурс не проявлялся столь откровенно. Кебич не мог рассчитывать на беспрекословное подчинение всей номенклатуры. Большое число чиновников сделало тогда ставку на альтернативного кандидата. Между прочим, Михаил Чигирь, имевший самое непосредственное отношение к избирательной кампании Лукашенко, наверняка понимает, насколько существенно по степени равноправия кандидатов, свободы СМИ и демократичности нынешние президентские выборы будут отличаться от выборов-94. Отношения центральной власти и номенклатуры (отраслевой, региональной) кардинально изменились. Если раньше номенклатура имела возможность выбирать или, по крайней мере, спокойно консультироваться по поводу того или иного кандидата, то сегодня она работает строго по приказу официального Минска.

Не стоит забывать и еще об одной особенности нынешней президентской кампании. Любое не санкционированное сверху поведение региональной номенклатуры тут же получит соответствующую оценку контролирующих структур (не стоит сомневаться, что за всеми регионами будут закреплены весьма одиозные "смотрящие", в т.ч. из спецслужб), а следовательно, можно предполагать, с одной стороны, парализующий страх номенклатуры и нежелание идти на корпоративный сговор, а с другой - активную кадровую ротацию в преддверии собственно президентских выборов при возникновении даже малейших подозрений.

Как бы там ни было, но именно Чигирь проявляет сегодня недюжинную политическую активность. Так, кроме денег, которые Чигирь якобы уже получил для организации сбора подписей, после ряда интенсивных встреч с российскими политиками М.Н. прямо заявил, что только при активной работе в московском направлении можно добиться определенных успехов на внутрибелорусском политическом рынке. Неплохое заявление. По крайней мере, оно свидетельствует о понимании данным кандидатом важности российского фактора, а также об отсутствии у Чигиря боязни поиграть на традиционно лукашенковском интеграционном поле. Экс-премьер еще раз обратил внимание местных заинтересованных группировок на то, что, во-первых, в России очень мало знают о реальной ситуации в Беларуси; во-вторых, там полагают, что в Беларуси нет и в ближайшее время не будет реальных альтернативных сценариев сценарию "Лукашенко"; в-третьих, нет понимания того, что очередной проект небезызвестного российского кулуарного игрока Сергея Караганова под названием "Лукашенко-2" невыгоден прежде всего самой России; в-четвертых, в силу отсутствия полноценного и подробного информирования российские влиятельные финансово-промышленные группировки (в т.ч. и транзитно-сырьевого профиля) не готовы вкладывать серьезные ресурсы в политические игры в Беларуси; и, наконец, в-пятых, в России пока не твердо уверены, что смена власти у нас не приведет тут же к резкому охлаждению белорусско-российских отношений. Естественно, что в этом случае Россия рисковать не намерена. Все-таки Беларусь для России - это своего рода не очень дорогой (по части ресурсного содержания) и относительно стабильный геополитический коридор в Европу.

Чигирь детально проанализировал слишком запутанные российско-белорусские отношения и сумел сделать вполне определенные и продвинутые (а значит, явно несвойственные белорусской оппозиционной мысли) выводы: необходимо старательно искать ресурсы и политическую поддержку прежде всего на российском направлении, выставляя потенциальным партнерам, может быть, чуть более жесткие требования. Но означает ли это, что Чигирь автоматически устроит (или уже устроил?) себе первоклассные коммуникации в Москве, а также заручится поддержкой влиятельных игроков? Конечно, нет. По крайней мере, сегодня Чигирь не может назвать фамилии действительно стоящих московских собеседников, поддерживающих его планы.

От себя, правда, добавим, что Лукашенко, как одиозный политический лидер, вызывает серьезное раздражение у правящей российской элиты. Пытаясь построить авторитарное государство, используя при этом элементы прокоммунистической идеологии, Лукашенко провоцирует международное общественное мнение на негативные реакции. Тем самым Россия вынуждена на внешних рынках не только решать свои локальные проблемы, связанные с европейской реакцией на нарушения прав человека в Чечне или с попыткой возобновить торговлю оружием с Ираном, но и принимать слишком деятельное (а значит, идущее вразрез с собственными интересами) участие в попытке отстоять права Лукашенко на политически агрессивное поведение.

С другой стороны, А.Г. уже не является стопроцентным гарантом стабильности российского сырьевого транзита - слишком очевидно неприятие со стороны весьма серьезной части белорусской элиты тех управленческих концепций, которыми руководствуется Лукашенко. И рано или поздно политический нарыв должен лопнуть, что неизбежно ударит по экономическим интересам российских ФПГ.

ИНФОРМАЦИОННЫЙ ДЕФИЦИТ

Впрочем, как мы уже не раз замечали и как нынче верно подметил Михаил Чигирь, внешние рынки уже давно нуждаются в полноценной информационной накачке, касающейся внутрибелорусских политических реалий. Кстати, по этой же причине - в связи с отсутствием стабильных потоков достоверной (но не ангажированной той или иной местной политической группировкой) информации - многие западные посольства также формируют не совсем объективные картины политической жизни в Беларуси. Затем эти не соответствующие действительности картины направляются собственным правительствам, после чего западные правительства предлагают той же России плохие "переговорные модели по Беларуси". Скажем, в посольстве США в России, до сих пор реально рассматривают Зенона Позняка в качестве влиятельного белорусского политика. Понятно, что России ни при каких условиях не интересно будет разговаривать о возможности появления Позняка на белорусской сцене. С другой стороны, нужно ли вообще говорить о "мертвых" персонажах? Но что делать, если обе стороны не располагают реальной информацией...

"ЗА" и "ПРОТИВ"

И все-таки в том, что именно Чигирь первым приступил к активным действиям, нет ничего удивительного. Он имеет опыт участия в президентской избирательной кампании. Причем в условиях тотального преследования со стороны исполнительной власти.

Весной 1999г. по инициативе Виктора Гончара Верховный Совет попытался организовать альтернативные президентские выборы. Независимо от итогов эта кампания обнаружила ряд важных вещей.

Во-первых, уже тогда было понятно, насколько жестким будет поведение правящей администрации по отношению к своим оппонентам на любых выборах. Во-вторых, кампания обнажила несостоятельность ряда управленческих оппозиционных структур. В-третьих, в очередной раз проявила себя странная белорусская ментальность - вместо того, чтобы хотя бы формально (из чувства антилукашенковской солидарности) поддержать проект Гончара и участвовавшего в нем Чигиря, оппозиционная общественность активно выступила против "альтернативы".

Между прочим, кроме Чигиря, опыт участия в президентской кампании имеют только шесть человек: Василий Новиков, Александр Дубко, Станислав Шушкевич, Вячеслав Кебич, Зенон Позняк и, естественно, Александр Лукашенко. Из них только Лукашенко и Шушкевич остались в политике, а Кебич - где-то поблизости. Остальные ушли в политическое небытие. И только Чигирь имеет представление о том, как именно официальный Минск организует нынешнюю избирательную кампанию. Отсюда и желание экс-премьера создать действительно боеспособную команду, а также заручиться поддержкой как можно большего числа "лидеров мнений" в разных социальных группах.

Тем не менее даже несмотря на очевидный "избирательный" опыт Чигиря, вряд ли можно утверждать, что именно М.Н. составит реальную конкуренцию Лукашенко.

Фигура Чигиря - и это необходимо признать уже сейчас - неоднозначно воспринимается не только в номенклатурной среде, но даже в оппозиционных группировках, зачастую вызывая немотивированное раздражение. Раздражение это обусловлено, с одной стороны, тем, что Чигирю, несмотря на активность, так и не удалось сформировать внятный образ для внутреннего пользователя, а с другой - тем, что Чигиря в большую политическую игру привел Виктор Гончар.

Неудачное участие М.Н. в парламентской избирательной кампании только добавило скептицизма в оценку "выборной" и "объединительной" потенции экс-премьера.

Что же касается публичного образа, то в силу ряда личных качеств (нехаризматичность, отсутствие склонности к громким сенсационным заявлениям etc.) Чигирь пока не занимает устойчивого положения в общественном мнении. Впрочем, это и неудивительно. Чигирь не умеет работать с информацией имиджевого толка - как говорится, информацией "о себе" - на внутренних рынках. А потому имиджевая кампания Чигиря в независимых СМИ до сих пор вызывает разве что улыбку. Ведь суть этой кампании очень проста: некий журналист Т. беспрестанно через собственную газету сообщает читателю, что при Чигире курс доллара равнялся 11 тыс. старых белорусских рублей. И все! Само по себе это, может, и интересно, но только очень узкому кругу специалистов-историков (экономических). На имидже Чигиря эти публикации совсем не сказываются, а потенциальный избиратель вряд ли имеет настолько "длинную" и "продвинутую" память, чтобы помнить события 1994-1996гг. и связывать все положительное только с Чигирем. Ведь его и в бытность премьер-министром мало кто знал.

Однако не приходится сомневаться, что кардинальных изменений информационная кампания Чигиря не претерпит, а значит, образ экс-премьера останется на весьма невнятном уровне.

В то же время уже сейчас очевидно, что Чигирь не сумеет собрать оптимальную "избирательную" команду. Даже его бывшие соратники все чаще изъявляют желание поработать в командах тех же Домаша и Гончарика. Кроме того, пока не ясно, кого именно поддержит Россия...
Добавить комментарий
Проверочный код