Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№1 (267) 08 января 2001 г. Общество

ГДЕ ГОНЧАР? ГДЕ КРАСОВСКИЙ? Власть не дает ответа

08.01.2001
Ася ТРЕТЮК

Несмотря на то, что с момента исчезновения заместителя председателя Верховного Совета 13-го созыва Виктора Гончара и бизнесмена Анатолия Красовского прошло более года, никакой информацией об их судьбе родственники не располагают. Более того, считают, что власть лишь делает вид, будто занимается расследованием, тем самым всячески подталкивая их семьи к тому, чтобы они уехали из страны. Таким образом с этой проблемой можно было бы покончить раз и навсегда. По мнению Зинаиды Гончар и Ирины Красовской, следствие по делу о похищении их мужей тормозится по политическим мотивам.

Ирина Красовская не может смириться с тем, что следствие до сих пор ничего не смогло сообщить о ее муже. Ситуация тяжела не только своей неопределенностью, но и абсурдностью. "Эффективность любого расследования - его результативность, а результата - никакого, - говорит она, - хотя расследованием исчезновений кто только ни занимался: спецслужбы, МВД, КГБ, прокуратура". Причины отсутствия результата Ирина видит в том, что "следствию позволяют дойти лишь до определенного предела". Почему-то молчат и должностные лица, которые заявляли, что считают своим долгом разыскать пропавших.

Несмотря на подбрасываемые "доброжелателями" разного рода "страшилки" Зинаида Гончар верит, что муж и другие исчезнувшие живы: "Если их похитили, то не нет никакого смысла их убивать". Неоднократные встречи со следователями прокуратуры, среди которых, по мнению Зинаиды, немало профессионалов, к сожалению, дают ей повод думать, что "ввиду сильной зависимости правоохранительных структур от одного человека они не могут делать то, что им положено". Как только сменится режим, считает она, все преступления, связанные с похищением людей в стране, будут раскрыты.

Пока же назначения Наумова министром внутренних дел, а Шеймана - генеральным прокурором восприняты Зинаидой Гончар как "желание власти похоронить уголовные дела об исчезнувших". Такая ситуация на руку и оппозиции, считает она. Возможно, накануне президентских выборов оппозиционеры зашевелятся, а пока молчат.

Зинаида Александровна также поделилась своими впечатлениями о людях, которые за ней следят: "Когда я вижу, как ходят за мной по пятам молодые ребята с шальными глазами, как они суетятся, боясь потерять меня из виду, сразу узнаю - свой парень. Одного из них как-то сама в автобус втолкнула". Таким образом, полагает она, на нее пытаются оказать психологическое давление и всячески дают понять, чтобы не напоминала о том, о чем власть предпочитает не вспоминать. Однако Зинаида Гончар далека от мысли, что эти люди следят за ней по собственной инициативе.

Ничего не известно жене Гончара о бывшем водителе Виктора Иосифовича. Напомним, что в тот злополучный день, за 15 минут до выхода из бани Гончара и Красовского, Евгений Лычев по просьбе последнего выехал в Березу за деньгами. Потом Зинаида две недели уговаривала водителя пойти вместе с ней к следователю и рассказать все, что ему было известно о той последней встрече с Гончаром и Красовским. Вначале он дал одни показания , а потом, по словам жены Гончара, "пошел в прокуратуру один и изменил свои прежние показания, сказав, что я ему надоела". О том, что Лычев выехал за пределы Беларуси, жена Гончара узнала из прессы, и это было для нее полной неожиданностью.

Председатель общественного объединения "Правовая помощь населению" Олег Волчек рассказал, что еще летом он встречался в Минске с членами делегации ПАСЕ во главе с председателем комитета по политическим вопросам Ассамблеи Терри Дэвисом и руководителем "тройки" Адрианом Северином. Обсуждали исчезновение Захаренко, Гончара и Красовского, а также возможности стимулирования их поиска. Юридическая закавыка, считает Волчек, кроется в том, что, согласно 34 статье Конституции, гражданам гарантируется право на получение полной и своевременной информации о деятельности государственных органов, к коим также относятся и органы предварительного расследования. Однако эта конституционная норма входит в противоречие с уголовно-процессуальным законодательством, на основании которого следствие предпочитает никакой информации до окончания расследования не озвучивать (напоминать о том, что Основной закон имеет приоритетное значение, по меньшей мере, наивно).

Как бывший следователь районной прокуратуры Олег Волчек знает, что по нераскрытым преступлениям каждые полгода работники правоохранительных органов пишут начальству спецдонесения о проделанной ими работе. Без ущерба делу с этими спецдонесениями вполне можно было бы ознакомить хотя бы родственников, чтобы не держать их в полном неведении. Но до сих пор на просьбы родных пролить хоть какой-то свет на судьбу исчезнувших приходят отказы со ссылкой на тайну следствия.

Еще в годовщину исчезновения Виктора Иосифовича родственники Гончара направили в адрес Лукашенко и руководителей правоохранительных органов письма. В них - крик души, отчаяние, надежда: "Если вы еще помните ласковые руки своих матерей, их глаза, если у вас осталась хоть искорка человеческой совести... если вы верите в Бога и в вечное царство справедливости, не молчите, хоть словечко черкнит е, дайте хоть маленькую надежду... Пожалейте мою седину, мое материнское сердце, не дайте мне умереть, не повидав сына..."
Добавить комментарий
Проверочный код