Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№1 (267) 08 января 2001 г. Общество

СНАЧАЛА - В МОРДУ, ПОТОМ - АДВОКАТА

08.01.2001
Ася ТРЕТЮК

За считанные часы до наступления Нового года Александр Лукашенко вспомнил о многотысячной армии белорусских зеков и посвятил их дальнейшей судьбе экстренное совещание с участием высшего руководства страны. Там, наконец, и была поставлена последняя точка в вопросе о дате введения в действие Уголовного, Уголовно-процессуального и Уголовно-исправительного кодексов: 1 января 2001г. А это значит, что из мест заключения выйдут на свободу около 25 тыс. человек.



Глядя с предновогоднего телеэкрана в глаза электората, президент говорил о важности введения этих кодексов, которые с нескрываемой гордостью назвал "лучшим, что есть в мире". От этого становилось еще более непонятным, почему четырьмя днями раньше Лукашенко поддержал внесенный ему на рассмотрение проект декрета о приостановлении действия закона о введении в действие Уголовного, Уголовно-процессуального и Уголовно-исправительных кодексов. Заинтересованные министерства и ведомства просили главу государства отложить введение новых кодексов еще на год, мотивируя это тем, что органы предварительного следствия не готовы работать в новых условиях и это, естественно, скажется на реализации конституционного принципа состязательности в уголовном процессе.

Об этом же на экстренном совещании с участием руководства администрации президента, силовых ведомств, судов и прокуратуры говорил уже 31 декабря и сам глава государства, признавшись, что введение столь необходимых кодексов откладывалось, "чтоб подготовить систему и кадры". Кроме того, это потребует не только кардинальной перестройки работы всей судебной системы и органов прокуратуры, но также и больших финансовых затрат.

Что побудило Лукашенко изменить свое решение в канун Нового года, можно лишь догадываться (помнится, Борис Ельцин тоже сделал важный в своей жизни шаг на фоне новогодней елки). Тем не менее как минимум 25 тыс. зеков, не считая их родных и близких, припав к голубым экранам, с благодарностью смотрели на А.Г., который преподнес им поистине царский подарок. Опять же злые языки поговаривают, будто Лукашенко задолго до озвучивания по БТ подписал закон о введении в действие новых кодексов с 1 января 2001г., но "какой-то умник" надоумил его не делать этого, и поэтому рассылка документа по инстанциям была приостановлена.

Между тем проволочки с решением жизненно важных для обитателей тюремных нар вопросов грозило бунтами. Что до органов предварительного следствия, которые "не готовы" к введению новых кодексов, то их, следователей, тоже понять можно. Например, если по старому УПК гражданина можно было задерживать не более чем на 72 часа, то сейчас это время сокращено до 12 часов, не более. Тут хочешь не хочешь, а придется кардинально менять стиль работы. Ведь ни для кого не секрет, что задержанного, как выразился один судья, "вначале били в морду, а потом уже приглашали адвоката". Да и практика показала: трое суток - срок достаточный, чтобы выбить из задержанного признания даже в том, чего он на самом деле не совершал.

Между прочим, процесс реализации на практике трех новых кодексов контролировать намерен лично президент. А у него сегодня на контроле и без того более 40 уголовных дел, в их числе все больше "громкие": по исчезновениям Захаренко, Гончара, Красовского, Завадского. Так что все идет к тому, что скоро все мы заживем по-новому...

А вот для депутата Верховного Совета 13-го созыва Владимира Кудинова, который "пересиживает" тюремный срок с лихвой, уже начался новый отсчет времени. С момента введения нового УК, смягчившего меру наказания по инкриминированной ему уголовной статье до трех лет лишения свободы, он, отмотав на зоне без малого четыре года, де-юре должен быть на воле, а де-факто все еще находится в колонии усиленного режима. Правда, теперь в ожидании рассмотрения надзорной жалобы на изменение приговора, которая была направлена адвокатом Татьяной Станкевич в суд Минской области.
Добавить комментарий
Проверочный код