Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№50 (266) 26 декабря 2000 г. Политика

КРАСНОГО ЦВЕТА СТАЛО БОЛЬШЕ. Ясности - меньше

26.12.2000
Михаил ПОДОЛЯК

№ 50 [266] от 26.12.00 - Поскольку в Беларуси так и не укоренились демократические ценности, подводить итоги очередного политического года одновременно сложно и просто. В нашем случае все зависит только от того, чью линию поведения (представителей оппозиции или официального Минска) наблюдатель считает приемлемой.

СЕМЬ ЛЕТ ОДИНОЧЕСТВА

За без малого семь лет президентства Лукашенко республика сдала позиции в большинстве международных "номинаций". Беларусь сегодня относится к разряду государств-изгоев, что, в свою очередь, порождает крайнюю степень недоверия к республике на внешних политических, финансово-инвестиционных и промышленно-товарных рынках. Беларусь надолго ушла с рынка мирового hi-tech. Она не располагает серьезной научно-промышленной базой для генерации перспективных проектов, а потенциальные партнеры не хотят работать с неустойчивым политическим режимом.

За время правления Лукашенко уровень жизни и степень свободы общества катастрофически упали. Впрочем, А.Г. - всего лишь персонифицированное отражение местной (рабской?) ментальности.

Лукашенко удалось воссоздать в фарсовом виде просоветскую политическую систему. Неполноценность нынешнего политического устройства страны заключается в том, что наряду с явно авторитаристскими тенденциями в республике частично сохраняются некоторые свободы и практически отсутствует серьезная понятная большинству идеология. За семь лет Лукашенко так и не сумел сменить свои популистские предвыборные лозунги - “я запущу заводы”, “я не допущу войны” - на внятную созидательную концепцию, которая смогла бы объединить нацию и спровоцировать массовый “строительный” психоз.

Несмотря на внешнюю пассивность основных социальных группировок, нынешняя Беларусь весьма нестабильна. Государство Лукашенко не имеет шансов выжить - оно вынужденно будет либо инкорпорироваться в состав более мощного образования (в частности, России), либо кардинально изменить ориентиры.

ТОТАЛИТАРНАЯ НЕЗРЕЛОСТЬ

Система, построенная Лукашенко, будет существовать ровно столько, сколько у власти будет находиться он сам. Система не преемственна и провоцирует раскол в обществе. Власть Лукашенко опирается на ряд примитивных силовых факторов. А.Г. играет на незрелости общества, которое не настаивает на соблюдении прав и свобод и ностальгирует по лагерному типу общежития (все живут плохо, но одинаково, а о том, как живет партноменклатура, и не догадываются).

Не стоит сбрасывать со счетов и такой немаловажный факт, как неумение номенклатуры управлять процессами в рыночных рамках - исключительно жесткое администрирование. Однако - и таков неизбежный парадокс нынешнего времени - номенклатура, пользуясь рядом привилегий, не может не видеть, что ситуация в республике становится все менее управляемой.

И все-таки, несмотря на неистребимое желание правящей администрации узурпировать все мыслимые права и свободы, кое-какие события этого года серьезно будоражили общественное мнение.

Всю “большую белорусскую политику”-2000 при желании можно уместить в три базисных направления. Первое: инициативы и методы управления Лукашенко и его ближайшего окружения. Второе: объединительно-разъединительные процессы в оппозиции. Третье: стремительный рост внешнего интереса к событиям в Беларуси.

Общий фон политического года оказался традиционным для последних пяти-шести лет - очевидная политическая нестабильность, определенная устойчивость официального Минска благодаря поддержке России, усиление авторитарных тенденций во власти и окончательное вытеснение на “обочину” любых гражданских инициатив.

НЕПАРЛАМЕНТСКИЕ ВЫБОРЫ

Прошедшие в октябре парламентские выборы
(при всей условности Национального собрания), следует считать едва ли не важнейшим политическим событием уходящего года. И сама организация выборной кампании, и последующие результаты “народного волеизъявления” окончательно закрепили за официальным Минском имидж классической автаркии.

Несмотря на то, что команде Лукашенко так и не удалось договориться с влиятельными международными институтами и внутренней оппозицией относительно правил проведения выборов-2000 (в частности, ни одно из известных четырех требований ОБСЕ так и не было выполнено), голосование состоялось. В итоге Беларусь имеет второй состав Национального собрания, который не признает международная общественность. Стоило ли вкладывать деньги в столь малозначительный проект?

Вряд ли следовало ожидать, что Лукашенко пойдет на существенные уступки и позволит попасть в парламент хотя бы части своих политических оппонентов. Автаркия не предполагает полноценного распределения полномочий между исполнительной, законодательной и судебной властями.

Так или иначе, выборы состоялись. Лукашенко получил “на выходе” тот состав парламента, который его больше всего устраивает. С другой стороны, на этих выборах официальный Минск со всей откровенностью продемонстрировал механизм сохранения нынешнего властного статус-кво после президентской кампании. Правящая администрация еще раз подчеркнула и без того очевидное: она располагает единственным реальным механизмом продления своих полномочий, который выражается в повсеместном использовании административного ресурса.

Между прочим, под административным ресурсом не стоит понимать лишь “прямой приказ” Лукашенко региональной элите. Это явление многослойно и включает в себя манипулирование экономическими стимулами в промышленном и бюджетном секторах, давление “воспитательного характера” в школах и ВУЗах, ужесточение официальной пропаганды в правительственных СМИ, включение ресурсов политинформационного воздействия по месту работы и учебы, усиление роли силовых ведомств (создание атмосферы страха) etc. Если рассматривать парламентские выборы как прообраз президентских, то уже сегодня можно сказать, что выборы-2001 тоже пройдут с беспрецедентным отсечением всех “неугодных” и “неконтролируемых” кандидатов. Можно говорить и о том, что Лукашенко намерен провести выборы “для своих” и среди “своих” с активной пропагандистской кампанией в местных СМИ. Нечто подобное имело место в СССР.

Однако парламентские выборы обнаружили уязвимые места и в тактике официального Минска. Несмотря на административный ресурс, выборы продемонстрировали, что нынешняя номенклатура далека от единства. В отдельных округах доходило до откровенного столкновения интересов разных придворных кланов. Еще чаще возникал конфликт интересов республиканской и региональных элит, желавших “протащить” в парламент своих кандидатов.

ВНЕШНИЕ РЫНКИ НЕ ТЕРПЯТ ГЛУПОСТИ

Но, как говорится, нет худа без добра. Именно потому, что правящая администрация пошла на вопиющие нарушения при проведении парламентских выборов, позиции Западной Европы и США по “белорусскому вопросу” наконец-то существенно сблизились. Как известно, до осени 2000г. международное сообщество имело несколько концепций развития отношений с Беларусью. Так, Западная Европа (и особенно Германия) рассматривали ее как вполне стабильную транзитную зону. По тогдашнему мнению немецкой дипломатии получалось, что, возможно, Лукашенко и не во всем следует демократическим процедурам, но, во-первых, у Беларуси не такой уж большой опыт жизни в демократическом обществе; во-вторых, кроме Лукашенко в республике нет компромиссных политиков, которые бы столь же активно и действенно влияли на внутреннее политическое пространство; в-третьих, с Лукашенко можно договариваться, а следовательно, эволюционным путем устанавливать более демократические правила поведения на местном политическом рынке. В то же время позиция США отличалась определенным радикализмом и однозначно трактовала Лукашенко как недоговороспособного и абсолютно недемократического лидера, с которым в принципе нельзя вести переговоры.

Подобная двойственность не позволяла раньше Западу занять более адекватную позицию “по Лукашенко”.

Вряд ли сегодня следует говорить о том, что только Лукашенко готов гарантировать стабильность российского газового транзита в Западную Европу. Именно Лукашенко, который провоцирует дальнейшую маргинализацию республики и усугубляет раскол в обществе, рано или поздно не сможет контролировать ситуацию на транзитном рынке, и тогда появится опасность сродни украинской: много субъектов, много воровства, отсутствие мощной демократической государственности.

Концепция Западной Европы существенно изменилась, поэтому в последнее время существенно возросла роль мониторинговой миссии КНГ ОБСЕ в Беларуси. Появившись еще в 1997г., миссия довольно долго рассматривала официальный Минск как вполне приемлемого агента на многосторонних переговорах. Достаточно напомнить, что в течение 1999г. КНГ пыталась наладить переговоры по линии "власть-оппозиция". Со временем сотрудники миссии поняли ряд важных моментов. Во-первых, официальный Минск не готов сегодня менять свои позиции. Во-вторых, белорусская оппозиция представляет собой хаотичное нагромождение разных группировок, которые не имеют твердых идеологических и политических установок и не претендуют на серьезную электоральную репрезентацию в обществе. В-третьих, Беларуси крайне важно иметь своего рода объединительный политический центр, где представители различных политических группировок могли бы обсуждать возможные компромиссы.

Неудивительно, что в ноябре-декабре 2000г., за несколько месяцев до президентских выборов, официальный Минск предпринял жесткую, но примитивную информационную атаку на миссию. Оно и понятно, ведь только КНГ ОБСЕ под силу обеспечить протоколирование подготовки и хода президентской кампании. А от этого зависит итоговая оценка легитимности нового (или нового старого?) президента Беларуси на внешних политических рынках.

СОЮЗНИК СЕРДИТСЯ...

Ровно год назад первый президент России Борис Ельцин выступил с сенсационным заявлением о добровольной отставке. Его наследником стал выходец из ФСБ Владимир Путин. Годичное президентство Путина нельзя оценить однозначно. С одной стороны, он наводит порядок в России и вроде бы продолжает либеральные экономические реформы, предпочитая программу преобразований Германа Грефа программам, скажем, академика Леонида Абалкина. С другой стороны, Путин активно “прессует” наиболее влиятельные независимые масс-медиа. Поведение же Путина во время катастрофы АПЛ “Курск”, а также превращение музыки Александрова в гимн России (гимн СССР, но только без слов) явно возвращают общественное мнение в эпоху совет-ского имперского тоталитаризма.

Тем не менее приход Путина к власти заметно осложнил кулуарные отношения Беларуси и России. Уже нет былой беззаботности и лихого объединительного веселья на неписаных условиях Лукашенко. Сегодня Кремль весьма жестко ставит вопрос перед белорусским “батькой”: или объединяйтесь на наших условиях, или делайте что хотите, но в одиночку. Очевидно, что в России также зреет понимание непригодности Лукашенко в среднесрочной перспективе. Для Кремля Лукашенко уже малоинтересный партнер: слишком одиозен, слишком прямолинеен. Лукашенко провоцирует Запад на жесткую риторику, и это происходит тогда, когда Россия пытается и договориться о реструктуризации долгов с западными кредиторами, и вернуть себе статус сверхдержавы. Оно, конечно, малореально - не тот нынче у нее экономический и политический потенциал, - но все же. Да и как гарант стабильного сырьевого транзита Лукашенко оставляет желать лучшего.

“ЛОШАДЕЙ” НА ПЕРЕПРАВЕ МЕНЯЮТ?

Как известно, команда Лукашенко никогда не отличалась особой стабильностью. Раз за разом ее покидали “топовые” личности, а им на смену приходили временщики-маргиналы. В итоге нынешнюю команду А.Г. составляют весьма далекие от прогрессивного управления персонажи. Ее отличает одно весьма показательное качество: она настолько же малопрофессиональна, насколько предана своему патрону. Работать в команде непрофессионалов тяжело вдвойне. Это требует определенного склада характера, готовности полностью раствориться в системе. Тем более что Лукашенко не очень жалует собственную номенклатуру.

Нынешний чиновник не может позволить себе легализовать свой зажиточный статус, да и за границу выехать ему, бедолаге, как-то несподручно. Интересно получается: чем выше статус чиновника, тем меньше у него свободы перемещения (на тюремные нары - не в счет). Таков парадокс Лукашенко. И он сам, и его ближайшее окружение могут наслаждаться властью только в пределах Беларуси, тогда как внешние политические рынки не признают статусность белорусских чиновников.

Но даже на столь плачевном кадровом фоне 2000г. выдался революционным в плане перестановок и увольнений.

Месяц назад Лукашенко уволил сразу нескольких ключевых силовых министров. Со своими должностями “за проявленную нелояльность” расстались председатель КГБ Владимир Мацкевич и генеральный прокурор Олег Божелко.

Действительно ли был заговор? Это не столь важно. Куда более симп-томатично, что отныне республиканскую прокуратуру возглавил преданнейший Виктор Шейман, ранее курировавший все местные силовые структуры через аппарат Совета безопасности. КГБ “достался” варягу Леониду Ерину. Наконец, осиротевший Совбез возглавил экс-министр иностранных дел Урал Латыпов, который вроде бы уже закончил “роман” со спецслужбами.

Несколько ранее МВД возглавил экс-руководитель службы безопасности президента Владимир Наумов, которого злые языки пытаются назвать в числе причастных к громким исчезновениям.

Ротации и увольнения сотрясали и саму президентскую администрацию. Сначала нешуточный бой за право властвовать над думами разгорелся между Иваном Пашкевичем и Владимиром Заметалиным, в результате чего последний стал заместителем главы администрации, курирующим вопросы идеологии, а Пашкевич перебазировался в парламент.

Чуть ранее администрацию со скандалом покинул руководитель главного государственного правового управления Александр Пласковицкий. Его считают “отцом” наиболее одиозных президентских декретов и указов, касавшихся установления новых правил поведения на отраслевых рынках. Правда, сам Пласковицкий утверждает, что он был “хорошим”, просто его инициативы неправильно трактовали исполнители.

После “воспитательного отпуска” новое назначение получил и экс-глава МВД Юрий Сиваков. Нынче этот славный генерал в краповом берете курирует кадровые вопросы в администрации президента и тем самым несколько ущемляет “законные права” известного “кадровика” Михаила Мясниковича.

Впрочем, не стоит забывать, что начался 2000г. также весьма сенсационно: номенклатурный долгожитель и безынициативный премьер Сергей Линг получил-таки отставку, и с февраля председателем правительства стал Владимир Ермошин. Как и следовало ожидать, от перемены мест “номенклатурных слагаемых” ситуация не улучшилась. Ермошин оказался не лучше и не хуже Линга.

Лукашенко продолжил традиционную “чистку” регионов. В этом году президент обратил взор на Брестскую область (назначив губернатором Долголева) и дважды - на Могилевскую. В последнем случае фамилии председателей облисполкомов не имеет смысла запоминать - они все равно слишком быстро меняются.

И все-таки самое важное кадровое решение Лукашенко - назначение коммуниста-радикала Виктора Чикина главой единственного национального телеканала. Этим решением Лукашенко окончательно убедил общественность в том, какой именно расцветки идеология ему особенно по душе.

БРАТЬЯ-РАСКОЛЬНИКИ

Между прочим, несмотря на обилие телодвижений в 2000г., чего-то особенного оппозиция за минувший год не совершила. Все те же классические “болезни”: идеологическая слабость, структурная и идейная неразбериха, многочисленные партийные расколы, сложность финансовых взаимоотношений, незначительный рост электоральной популярности...

Единственное, что действительно заслуживает внимания, так это серьезный раскол в оппозиции по поводу участия/неучастия в парламентских выборах. Самое парадоксальное, что в результате проиграли как те, кто пошел на выборы (из всех “демократов” в парламенте оказались только Новосяд и Абрамова), так и те, кто выборы бойкотировал.

На фоне ухудшения внутриоппозиционных отношений партии провели конгресс демократических сил, а также бесчисленное количество заседаний Координационной рады демсил. Но от этого единства в рядах оппозиции не прибавилось. Год заканчивается на том, что оппозиция пока не имеет реального сценария выигрыша у Лукашенко.

В 2000г. было много разговоров о создании БТ-2, на свободу вышел экс-министр сельского хозяйства Василий Леонов, публично выставили из большой политики Леонида Синицына. Климов по-прежнему сидит, а Гончара до сих пор не нашли...
Добавить комментарий
Проверочный код