Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№50 (266) 26 декабря 2000 г. Общество

РОЖДЕСТВЕНСКАЯ СКАЗКА. Без особых чудес и счастливого конца

26.12.2000
Марина ГУЛЯЕВА

Если верить сюжету, показанному недавно в новостях БТ, Дед Мороз уже готовится пересечь белорусскую границу. Он приветственно махал рукой с экрана телевизора и совершал головокружительные прыжки, катаясь по каким-то очень красивым и далеким от нас горам. Его мешок уже полон подарков, и совсем скоро, сообщал радостный голос с экрана, Дед Мороз придет и в белорусские дома.



Мы решили опередить лапландского гостя и, купив тортов и конфет, отправились поздравлять многодетные семьи Стародорожского района.

...В окне показались две светлые головки и тут же исчезли. Дверь была открыта. В комнате, кроме трех железных кроватей, ничего не было. На одной из них, прижавшись к стене, стояли два малыша лет двух от роду, не больше. Протянув ручонку, один мальчишка взял мешок с конфетами, но, испугавшись фотокамеры, заплакал. Мы хотели забрать мешок, чтобы достать конфеты, но малыш вцепился в него и не отпускал. Вслед за первым всхлипнул второй. Как потом выяснилось, детей еще ни разу не фотографировали, и они испугались.

Всего в семье Стромниных из деревни Щитковичи семеро детей. Двое уже живут своими семьями, остальные - с родителями. Дом чужой - свой сгорел еще весной. Неизвестно, как случился пожар, но дети чудом остались живы. Старший мальчик вынес двух малышей из пылающей хаты. Сегодня Стромнины живут в доме, куда их пустила родня. В нем нет ничего своего, одеяла, кровати собирали по людям. Мужики-механизаторы подсобили Михаилу Стромнину тарелками и ложками. В колхозе обещают построить дом, но это будет только весной, а осенью они должны были съезжать. Теперь, может, останутся до весны. Старенькой печкой дом не протопишь, но, к счастью, зима в этом году пока не холодная. Дети в общем обуты и одеты и никогда не голодают, говорят родители. Хотя в ноябре за 21 выход на работу Михаил получил всего 17 тыс. К этим деньгам добавятся еще "детские" - по 4,5 тыс. на каждого ребенка. Вот и весь доход. Стромнины не могут даже корову завести - нет сарая.

Однако Михаил не жалуется, говорит, что со всем справится, и какое бы горе ни пришло, никогда не возьмет подачек. Он стоит в драном ватнике, старых сапогах. У него, главы семейства, ничего нет, даже своей крыши над головой. Есть только гордость, жена и пятеро детей, которых надо кормить.

Отец семейства гладит по головке Павлика и говорит, что просить стыдно. Ни он, ни его дети просить никогда не будут. Только Павлик не унимается, все спрашивает, когда же наступит Новый год и придет Дед Мороз. Когда тебе всего 8 лет, ты безоговорочно веришь в Деда Мороза и чудо, которое обязательно произойдет в новогоднюю ночь. А чудо, оно ведь бывает разным. Иногда нужно так мало, чтобы стать счастливым... Одна многодетная мама, например, была бы просто счастлива, если бы мы согласились с ней выпить по 50 граммов самогона. Дергая меня за рукав и опасливо косясь на рядом стоящего мужа, она шептала: "Ну пошли! Я скажу, что ты воды попросила! А мы с тобой нашей, стародорожской!.."

А девочка из еще одной многодетной семьи Стародорожского района была бы счастлива, если бы ей на Новый год подарили куклу. Девочке уже 11, но как говорит ее мама, в том возрасте, когда девочки обычно играют в куклы, у ее дочери их почти не было. Мать пообещала купить куклу, но зарплату в колхозе (35 тыс.) выплатили только за октябрь, хотя на днях обещали дать ноябрьскую. Может, и дадут... Но обещание свое Галя обязательно выполнит.

Когда-то всей семьей они жили в двухкомнатном, как она говорит, "бараке". Две барачные комнаты - это кухня и жилая комната. До 9 лет Леша с Таней спали на одной кровати. Сегодня у них дом, в котором три комнаты и почти нет мебели. "За "обстановками" я никогда не гонялась, - говорит Галя, - да и не за что было их покупать..." Зато у них есть телевизор, и соседские дети из еще одной многодетной семьи иногда прибегают посмотреть. У Васильевых телевизор сломан уже года два, но им, говорит Лидия Васильева, он не очень-то и нужен: работа в колхозе, хозяйство, дети... У нее их девять. Самому младшему, Димочке, - четыре с половиной года. В 1982г. Лидия Васильева за подвиг материнства получила от государства орден. И все.

Галине Кулевец из деревни Положевичи повезло больше: она получила свой орден в 1997г., а к нему еще и премию - аж 500 тыс. неденоминированных рублей ($16 по тем временам). На что были потрачены эти деньги, в семье Кулевец не помнят. Орден Галина, наверное, ни разу не надевала: "А куда его, к коровам что ли одевать?.." Да и вообще, похоже, свой подвиг матерей-героинь эти женщины не воспринимают как нечто из ряда вон выходящее.

Одна из женщин приехала в Беларусь из России. Детей у ее родителей больше не было, и потому она не хотела на "чужине" оставаться одна. Вторая ответила прямо: "А... мозгов не было! Аборты я не делала, рожала детей, пока рожались... А сейчас не рожаются, и слава Богу! Я свой долг уже выполнила! Пусть молодежь рожает!" Еще одна мать-героиня, поджав губы, деловито сказала: "Ну не выбрасывать же их было, как собак, на свалку!.." Тем более что тогда, при советской власти, детей, по ее выражению, было "дарма" растить. Одежда и обувь переходила от старших к младшим, хлеб был дешевым, к зиме забивали поросенка, чего еще?.. Сегодня времена другие. Хотя в принципе ничего не изменилось: дети "рожаются", потому что "рожаются", одежда и обувь передается по наследству, и по-прежнему спасают от голода корова и поросенок. Только зарплаты уже не хватает даже на хлеб.



"Многодетный" папа Леонид Калач из деревни Положевичи держал две коровы, а потом одну продал - тяжело управляться. За вырученные деньги собирался купить холодильник. Телевизора в семье, правда, тоже нет, но Леонид говорит, что он много времени отнимает, и холодильник нужнее. Но деньги за корову возвращали частями, и семья их просто проела, так и не купив холодильник... Калачи вначале хотели девочку, а получился мальчик, и в итоге у них сегодня четверо детей. Диане всего два года, но ее часто оставляют одну. Мать мотается с детьми по больницам, отец работает и занимается хозяйством, в общем, оставить девочку не с кем. Отец говорит, что она уже привыкла.

Этот год для семьи был сложным. Дети часто болели. Недавно все сразу заболели ветрянкой, вдобавок на головке у Дианы появился лишай. Получилось, что если раньше хотя бы двое детей ходили в сад, то теперь все сидят дома. И все они, удивляется Леонид, "так много едят..." Когда ходили в садик, было проще. А сейчас пришлось выменять едва ли не последнюю картошку на муку. В деревню часто приезжают россияне на машине с мукой и меняют 250 кг картофеля на 50 кг муки. Калачи сложились с соседкой и купили полмешка.

Зарабатывает в семье только Леонид. Работая грузчиком на спиртзаводе, он получает 13 тыс. Из этих денег и еще "детских" мать откладывала какие-то рубли, чтобы купить детворе конфет к Новому году. Отправляя старшего сына на школьную елку, она даст ему эти конфеты, мальчик отдаст их учительнице, и на празднике ему их уже "официально" подарят.

...Мы побывали в шести из 21 многодетной семьи Стародорожского района. Нас благодарили за конфеты и торты, хотя вместо сладостей одной семье нужна была обувь, другой - холодильник и телевизор, третьей - дом... Но ведь уже спешит к белорусской границе Дед Мороз! Может быть, он, как пока еще верит восьмилетний Павлик из деревни Щитковичи, и выполнит его самое заветное желание...
Добавить комментарий
Проверочный код