Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Обеспечит ли работой 500 тыс. граждан, официально зарегистрированных как безработные, обновленная версия декрета N3 «о тунеядцах»?
нет, скрытая безработица гораздо выше
нет, пока не будут проведены структурные реформы в экономике
нет, все закончится очередными акциями протеста
да, если президент приказал
нет, пятая колонна в Совмине преднамеренно дезинформирует президента
№50 (266) 26 декабря 2000 г. Общество

РОЖДЕСТВЕНСКАЯ СКАЗКА. Без особых чудес и счастливого конца

26.12.2000
Марина ГУЛЯЕВА

Если верить сюжету, показанному недавно в новостях БТ, Дед Мороз уже готовится пересечь белорусскую границу. Он приветственно махал рукой с экрана телевизора и совершал головокружительные прыжки, катаясь по каким-то очень красивым и далеким от нас горам. Его мешок уже полон подарков, и совсем скоро, сообщал радостный голос с экрана, Дед Мороз придет и в белорусские дома.



Мы решили опередить лапландского гостя и, купив тортов и конфет, отправились поздравлять многодетные семьи Стародорожского района.

...В окне показались две светлые головки и тут же исчезли. Дверь была открыта. В комнате, кроме трех железных кроватей, ничего не было. На одной из них, прижавшись к стене, стояли два малыша лет двух от роду, не больше. Протянув ручонку, один мальчишка взял мешок с конфетами, но, испугавшись фотокамеры, заплакал. Мы хотели забрать мешок, чтобы достать конфеты, но малыш вцепился в него и не отпускал. Вслед за первым всхлипнул второй. Как потом выяснилось, детей еще ни разу не фотографировали, и они испугались.

Всего в семье Стромниных из деревни Щитковичи семеро детей. Двое уже живут своими семьями, остальные - с родителями. Дом чужой - свой сгорел еще весной. Неизвестно, как случился пожар, но дети чудом остались живы. Старший мальчик вынес двух малышей из пылающей хаты. Сегодня Стромнины живут в доме, куда их пустила родня. В нем нет ничего своего, одеяла, кровати собирали по людям. Мужики-механизаторы подсобили Михаилу Стромнину тарелками и ложками. В колхозе обещают построить дом, но это будет только весной, а осенью они должны были съезжать. Теперь, может, останутся до весны. Старенькой печкой дом не протопишь, но, к счастью, зима в этом году пока не холодная. Дети в общем обуты и одеты и никогда не голодают, говорят родители. Хотя в ноябре за 21 выход на работу Михаил получил всего 17 тыс. К этим деньгам добавятся еще "детские" - по 4,5 тыс. на каждого ребенка. Вот и весь доход. Стромнины не могут даже корову завести - нет сарая.

Однако Михаил не жалуется, говорит, что со всем справится, и какое бы горе ни пришло, никогда не возьмет подачек. Он стоит в драном ватнике, старых сапогах. У него, главы семейства, ничего нет, даже своей крыши над головой. Есть только гордость, жена и пятеро детей, которых надо кормить.

Отец семейства гладит по головке Павлика и говорит, что просить стыдно. Ни он, ни его дети просить никогда не будут. Только Павлик не унимается, все спрашивает, когда же наступит Новый год и придет Дед Мороз. Когда тебе всего 8 лет, ты безоговорочно веришь в Деда Мороза и чудо, которое обязательно произойдет в новогоднюю ночь. А чудо, оно ведь бывает разным. Иногда нужно так мало, чтобы стать счастливым... Одна многодетная мама, например, была бы просто счастлива, если бы мы согласились с ней выпить по 50 граммов самогона. Дергая меня за рукав и опасливо косясь на рядом стоящего мужа, она шептала: "Ну пошли! Я скажу, что ты воды попросила! А мы с тобой нашей, стародорожской!.."

А девочка из еще одной многодетной семьи Стародорожского района была бы счастлива, если бы ей на Новый год подарили куклу. Девочке уже 11, но как говорит ее мама, в том возрасте, когда девочки обычно играют в куклы, у ее дочери их почти не было. Мать пообещала купить куклу, но зарплату в колхозе (35 тыс.) выплатили только за октябрь, хотя на днях обещали дать ноябрьскую. Может, и дадут... Но обещание свое Галя обязательно выполнит.

Когда-то всей семьей они жили в двухкомнатном, как она говорит, "бараке". Две барачные комнаты - это кухня и жилая комната. До 9 лет Леша с Таней спали на одной кровати. Сегодня у них дом, в котором три комнаты и почти нет мебели. "За "обстановками" я никогда не гонялась, - говорит Галя, - да и не за что было их покупать..." Зато у них есть телевизор, и соседские дети из еще одной многодетной семьи иногда прибегают посмотреть. У Васильевых телевизор сломан уже года два, но им, говорит Лидия Васильева, он не очень-то и нужен: работа в колхозе, хозяйство, дети... У нее их девять. Самому младшему, Димочке, - четыре с половиной года. В 1982г. Лидия Васильева за подвиг материнства получила от государства орден. И все.

Галине Кулевец из деревни Положевичи повезло больше: она получила свой орден в 1997г., а к нему еще и премию - аж 500 тыс. неденоминированных рублей ($16 по тем временам). На что были потрачены эти деньги, в семье Кулевец не помнят. Орден Галина, наверное, ни разу не надевала: "А куда его, к коровам что ли одевать?.." Да и вообще, похоже, свой подвиг матерей-героинь эти женщины не воспринимают как нечто из ряда вон выходящее.

Одна из женщин приехала в Беларусь из России. Детей у ее родителей больше не было, и потому она не хотела на "чужине" оставаться одна. Вторая ответила прямо: "А... мозгов не было! Аборты я не делала, рожала детей, пока рожались... А сейчас не рожаются, и слава Богу! Я свой долг уже выполнила! Пусть молодежь рожает!" Еще одна мать-героиня, поджав губы, деловито сказала: "Ну не выбрасывать же их было, как собак, на свалку!.." Тем более что тогда, при советской власти, детей, по ее выражению, было "дарма" растить. Одежда и обувь переходила от старших к младшим, хлеб был дешевым, к зиме забивали поросенка, чего еще?.. Сегодня времена другие. Хотя в принципе ничего не изменилось: дети "рожаются", потому что "рожаются", одежда и обувь передается по наследству, и по-прежнему спасают от голода корова и поросенок. Только зарплаты уже не хватает даже на хлеб.



"Многодетный" папа Леонид Калач из деревни Положевичи держал две коровы, а потом одну продал - тяжело управляться. За вырученные деньги собирался купить холодильник. Телевизора в семье, правда, тоже нет, но Леонид говорит, что он много времени отнимает, и холодильник нужнее. Но деньги за корову возвращали частями, и семья их просто проела, так и не купив холодильник... Калачи вначале хотели девочку, а получился мальчик, и в итоге у них сегодня четверо детей. Диане всего два года, но ее часто оставляют одну. Мать мотается с детьми по больницам, отец работает и занимается хозяйством, в общем, оставить девочку не с кем. Отец говорит, что она уже привыкла.

Этот год для семьи был сложным. Дети часто болели. Недавно все сразу заболели ветрянкой, вдобавок на головке у Дианы появился лишай. Получилось, что если раньше хотя бы двое детей ходили в сад, то теперь все сидят дома. И все они, удивляется Леонид, "так много едят..." Когда ходили в садик, было проще. А сейчас пришлось выменять едва ли не последнюю картошку на муку. В деревню часто приезжают россияне на машине с мукой и меняют 250 кг картофеля на 50 кг муки. Калачи сложились с соседкой и купили полмешка.

Зарабатывает в семье только Леонид. Работая грузчиком на спиртзаводе, он получает 13 тыс. Из этих денег и еще "детских" мать откладывала какие-то рубли, чтобы купить детворе конфет к Новому году. Отправляя старшего сына на школьную елку, она даст ему эти конфеты, мальчик отдаст их учительнице, и на празднике ему их уже "официально" подарят.

...Мы побывали в шести из 21 многодетной семьи Стародорожского района. Нас благодарили за конфеты и торты, хотя вместо сладостей одной семье нужна была обувь, другой - холодильник и телевизор, третьей - дом... Но ведь уже спешит к белорусской границе Дед Мороз! Может быть, он, как пока еще верит восьмилетний Павлик из деревни Щитковичи, и выполнит его самое заветное желание...
Добавить комментарий
Проверочный код