Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№50 (266) 26 декабря 2000 г. Экономика

БЕЛОРУССКИЙ ТУПИК

26.12.2000
Отдел экономики

Искусство управлять финансовыми и денежно-кредитными системами страны - своеобразный показатель экономического профессионализма действующей власти в любом государстве. Эти системы не могут быть приватизированы и остаются в ведении власти до тех пор, пока существует государство. И именно через них государство в лице своих политических институтов осуществляет регулирующие функции в экономике. И, разумеется, несет ответственность перед бизнесом и населением за созданные для них условия жизнедеятельности.

За 8 лет своего фактического существования белорусский рубль по воле ответственных за его "здоровье" испытал как минимум три модели взаимоотношений с реальным сектором экономики и населением. Сначала, с конца 1994г., попытался быть жестким, использовав для этого чрезвычайно высокие процентные ставки. В течение 1995г. он девальвировался всего на 8%. Реальный сектор оказался в сложном положении, взаимные неплатежи стали нормой, зато инфляция была снижена в десятки раз.

Затем наступил период стимулирования производства, когда рублю была отведена второстепенная, обслуживающая роль. Его "печатали" исходя не из идеи стабильности денег, а, скорее всего, из обеспечения занятости населения и увеличения показателя роста ВВП. Причем независимо от качества этого ВВП. Денег стало почти достаточно, но их покупательная способность, как оказалось, падала еще быстрее. Очередная вспышка инфляции, многократное падение обменного курса в 1998-99гг. несколько остудили горячие головы, и начался поиск неких эклектичных моделей денежной политики - и чтобы кредитной эмиссией и прорехи в бюджете затыкать, и чтобы обменный курс и цены были более или менее стабильными. Все это было объявлено в 2000г. новой денежной политикой со "скользящей фиксацией" обменного курса белорусского рубля.

За год обменный курс "скользнул" по отношению к доллару США в 3,7 раза и готов скользить дальше. Куда и как - ключевой вопрос для белорусской финансово-денежной системы в 2001г. И второй: насколько представляют себе белорусские власти ожидаемое поведение рубля в 2001г. в свете принятых на себя союзных обязательств? Ответ на первый вопрос во многом зависит от ответа на второй.

Как известно, первый этап "единения" белорусского и российского рублей заключался в преодолении первым множественности своих обменных курсов. Эта процедура была в основном проделана к сентябрю 2000г. Причем проделана довольно примитивным, но единственно возможным способом - официальный обменный курс рубля был понижен до рыночного, а рыночный сдерживался путем частичной стерилизации денежной массы (в т.ч. за счет ее принудительного перераспределения) и выходом на положительные ставки процента по рублям в краткосрочном периоде. В целом этот маневр оказался удачным, но не следует забывать, что он мог быть таковым только при одновременном резком понижении официального курса до рыночных котировок. Больше этого "запаса прочности" нет.

На следующем этапе - в первом квартале 2001г. - предстоит процедура либерализации внутреннего валютного рынка и придание ему российского облика. А это означает прежде всего восстановление внебиржевого рынка и свободную покупку-продажу белорусских рублей на российском валютном рынке. Белрубли, кстати, уже восстановлены в качестве валюты платежа по внешнеэкономическим сделкам в ближнем зарубежье. И все это - на фоне президентского требования довести среднемесячную зарплату в Беларуси до $100 в валютном эквиваленте.

Фактически это означает, что белорусские денежно-финансовые власти должны решать две взаимоисключающие задачи. Первая - повысить к августу 2001г. среднемесячную заработную плату примерно до 140 тыс. рублей (т.е. в 2 раза) и одновременно во столько же раз потребительские цены и тарифы, чтобы не допустить избытка наличности у населения. Вторая - обеспечить обменный курс белорусского рубля на всех (подчеркиваем - на всех!) сегментах валютного рынка на уровне примерно 1.400 рублей за доллар к той же дате. Т.е. при двукратном росте цен обеспечить всего лишь 16-18% понижения обменного курса рубля, включая внутренний и внешний внебиржевой валютный рынок, а также обменные пункты наличных денег.

Власти, конечно, могут попытаться уменьшить потенциальное рублевое давление на валютный рынок за счет достаточно привлекательной положительной ставки процента по рублевым финансовым инструментам и тем самым допустить их некоторый избыток. В этом случае повышение цен возможно на более низком уровне относительно роста зарплаты. Тем более что поставлена задача иметь не более 2,5% среднемесячного прироста потребительских цен. Но высоких положительных ставок не выдержит реальный сектор. Если сегодня Беларусь имеет примерно 22% убыточных предприятий по официальной статистике, то к тому же августу 2001г. их будет не менее 50%. Избежать этого можно, только повысив производительность труда, а проще говоря, сократив занятость. Но на это власть накануне президентских выборов пойти не может.

Остается последнее: увеличивать зарплату, "держать" цены, отпуская их только по отдельным секторам, например, коммунальному, и стерилизовать избыточное предложение рублей на рынке продажей валюты. Но для этого нужны приличные валютные резервы. То, что обещала Россия, скорее всего, использовано на эти цели быть не может. Кредит российского правительства в $100 млн. откровенно предназначен для погашения долгов перед российскими предприятиями, т.е. на поддержку российского импорта в Беларусь. Кредит Банка России, скорее всего, будет носить характер моральной поддержки, показывая величину номинальных валютных резервов Нацбанка РБ.

К тому же следует ожидать ухудшения позиций белорусских экспортеров по причине опережающего темпа роста внутренних цен над понижением обменного курса белорусского рубля, а следовательно, относительного сокращения экспорта и экспортной выручки.

По аналогии предыдущих лет подобная ситуация должна была бы решаться через ограничения на внутреннем валютном рынке и восстановление фактической множественности обменных курсов. Но тогда будет поставлена под угрозу программа "единения" денежных систем со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Учитывая же, что очевидное решение проблемы, предполагающее продажу за валюту приличных белорусских предприятий, внутреннюю приватизацию, а также либерализацию ценообразования и изменение отношения к малому и среднему бизнесу, всерьез рассматриваться не может, то удовлетворительного выхода из "белорусского тупика" просто-напросто не существует. Если же добавить к этому проблемы источников доходов для бюджета, которому тоже надо повышать зарплату в бюджетных отраслях, то ситуация становится уже комичной.

Как власть будет решать все эти проблемы, спрогнозировать трудно. Но родному белорусскому рублю придется очень худо. И если сегодня 1 рубль стоит 0,08 цента США, то к концу 2001г., дай Бог, чтобы он реально стоил хотя бы 0,05 цента (2.000 рублей за 1 доллар). Ведь независимо от того, к чему его "привязывают" - то ли к российскому рублю, то ли к евро, - он все равно к доллару тянется. Кстати, российский рубль и евро в будущем году будут двигаться тоже в противоположных направлениях. Российский рубль - падать, евро - расти. А вообще, честнее было бы "привязать" белорусский рубль к календарю в Красном доме по улице Маркса.

Конечный вывод: невозможность реальных реформ институционального характера в экономике в 2001г. не оставляет белорусскому рублю никаких шансов на серьезное и экономически обеспеченное оздоровление. Следовательно, любая финансово-денежная политика властей не будет пользоваться доверием бизнеса и наиболее сообразительного населения, а без этого рассчитывать на финансовую стабильность в экономике могут только либо глупцы, либо авантюристы.

С Новым годом и со старыми проблемами, господа!
Добавить комментарий
Проверочный код