Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№48 (264) 11 декабря 2000 г. Тема недели

ХВАТИТ, БРАТЦЫ, ВОДКУ ПИТЬ - БУДЕМ ДЕНЕЖКИ КОПИТЬ!

11.12.2000
Сергей ЖБАНОВ

Ключ к адекватному восприятию государственной экономической политики 2000г. и задач на 2001г. - инвестиции. Потеряв всякую надежду на инвестиционную подпитку со стороны индустриально развитых западных стран, руководство Беларуси сделало акцент на демпинговом стимулировании экспорта, укреплении отношений с некоторыми нефтедобывающими странами и поощрении внутренних источников инвестиций.



Последний фактор стал особенно важным не только как реальный источник расчетов по внешнему госдолгу, но и как финансовый кладезь для проведения сельскохозяйственных работ в 2000г. Поэтому и в 2001г. решение задачи по повышению зарплаты населения до стодолларового эквивалента становится не только гарантией избираемости главного кандидата в президенты, но и одним из основных условий бесперебойного функционирования национальной экономики в рамках заданных темпов роста.

Сами с усами!

В соответствии с ОНДКП, в 2000г. Нацбанк активно скупал иностранную валюту, заставляя коммерческие банки инвестировать вырученные белорусские рубли в приоритетную колхозно-совхозную отрасль экономики и другие государственные целевые программы. Параллельно, обеспечивая положительное значение процентных ставок по банковским рублевым депозитам, удавалось постоянно наращивать объемы привлеченных средств от предприятий и населения. В течение года официальный курс рубля сначала сравнялся с его значениями на других сегментах валютного рынка, а затем плавно девальвировался в соответствии с установками главного банка страны. В конце года можно утверждать, что с основными тактическими задачами Нацбанк успешно справился.

Благодаря административному занижению курса рубля была отчасти решена задача повышения конкурентоспособности белорусской продукции на внешних рынках. И хотя объемы ее реализации в России сократились, а запасы готовой продукции на складах резко возросли (водки - почти в 11 раз), но при иной валютной политике (при прочих равных условиях) белорусские товары перестали бы покупать вообще, что означало бы утрату смысла в дальнейшем развитии концепции количественного "экономического роста" на имеющейся технической базе. Удешевление белорусского рубля в 2000г. сыграло роль универсального средства для поддержания национальной экономики в оживленном состоянии. Слабеющий рубль позволил государству хоть как-то замедлить потребление импортных товаров и нести сбережения в государственные банки, называемые по перестроечной традиции "коммерческими". Как говорится, "примите наши поздравления!" Но ведь жизнь в текущем году не заканчивается, и приходится задумываться о том, как будем жить дальше, наращивая производство товаров широкого (и не очень) потребления.

В условиях потери белорусскими банками остатков ликвидности ответ на этот вопрос государство решило найти в повышении покупательной способности проживающего на его территории населения до среднемесячного уровня - $100, чтобы в 2001г. денег в банки несли больше. Нам дают понять, что нежелающие употреблять свежие и высокопитательные продукты в будущем году, как и в отчетном периоде, могут принести денежные излишки в банк, предоставив государству возможность самому решать, куда и в каких объемах инвестировать средства. Страна задыхается без инвестиций, средства населения и предприятий становятся их стратегическим источником. Чем больше получает население, тем больше привлечено сбережений и больший объем инвестиций может быть направлен для решения текущих задач. Для долгосрочных - технологии и новое оборудование - эти средства не годятся ввиду краткосрочности их привлечения в депозиты. Но выбирать не приходится, а потому вырисовывается конкретный базис экономического благополучия в 2001г. - поднять зарплату до $100.

Куда деть?

Инвестиции инвестициям рознь. Тревожные опасения базируются на том, что государство собирается и дальше инвестировать сбереженные населением и предприятиями деньги не в новое оборудование и передовые технологии, а в продовольственную безопасность страны и некоторые целевые программы, обеспечивающие гармонию между властью и некоторой частью электората на отдельно взятом отрезке времени. Власть собирается решать живо-трепещущие своей сиюминутностью задачи, а не заниматься повышением производительности и конкурентоспособности белорусских товаров.

Но государство по определению решить их не в состоянии, а лишь может способствовать (или мешать) этому сформированной экономической средой. Например, используя все тот же грубый инструмент - девальвацию курса национальной валюты. И хотя ее параметры на будущий год извест-ны (2% по отношению к российскому рублю и 2,5% - по отношению к американскому доллару), до сих пор усилий правительства и Нацбанка не хватало, чтобы выдерживать заданные на год параметры инфляции и девальвации. Постоянно побеждала необходимость максимального удовлетворения возрастающих потребностей не трудящихся, а агонизирующих отраслей экономики, поддерживаемых в состоянии комы заботливым государством. В свою очередь, трудящихся государство стремилось увлечь возможностью участия в захватывающем дух производственном процессе, а не объемом материального вознаграждения. Таким образом, производство было постепенно подчинено решению не экономических, а социальных задач, незаметно превращаясь в грандиозную богадельню.

До тех пор, пока зарплата имела чисто символическое значение, предприятия и государство справлялись с поставленной задачей - занять население. В течение 1999г., т.е. как только государство озаботилось повышением минимальной оплаты труда, доля расходов только на оплату труда возросла в среднем в 1,5 раза без учета расходов на соцстрах и фонды, формирующиеся в зависимости от величины расходов на зарплату.

Трехкратная девальвация официального курса национальной валюты в 2000г., изменив масштаб цен, еще больше увеличила долю расходов на зарплату, особенно на госпредприятиях. Например, на предприятиях торговли доля совокупных расходов, связанных с оплатой труда, уже сегодня составляет в среднем 60%. На втором месте - амортизационные расходы (10%), на третьем - "аренда и содержание зданий" (7%). Пресловутые расходы на топливо составляют лишь 0,4% от общей величины и никак не могут служить оправданием инфляции в свете роста мировых цен на энергоносители. Предприятия торговли, зажатые между предельными размерами наценок и скидок, с одной стороны, а с другой - необходимостью повышения зарплаты, еле сводят концы с концами. Не лучше ситуация и на производстве. Очевидно, что дальнейшее повышение зарплаты конкурентоспособности белорусским товарам не прибавит.

Поэтому судьба социально-экономического эксперимента, организованного государством в национальном масштабе, напрямую зависит от наличия твердых денег, которых катастрофически не хватает несмотря на относительно жесткую денежно-кредитную политику текущего года. На БВФБ уже начинают, как и прежде, грубо сокращать представленные банками заявки на покупку, чтобы не превысить размеров санкционированной начальством валютной интервенции. Ограничения пока не касаются объемов валюты, закупаемой банками для обменных пунк-тов, из-за боязни вызвать ажиотажный спрос на наличную валюту и панический отток вкладов из коммерческих банков со всеми вытекающими отсюда последствиями.

А где возьмешь?

Поддерживая на плаву сельское хозяйство и другие избранные отрасли экономики, власть с завидным постоянством наращивало денежную массу, борясь при этом с инфляцией путем административного сдерживания цен не только в государственном, но и в частном секторе. Побеждала обычно инфляция. За январь-октябрь текущего года Беларусь - опять чемпион по инфляции среди стран СНГ, оставив позади даже Таджикистан. Но накануне выборов главный кандидат в президенты возжелал сломать эту порочную тенденцию, поставив перед аппаратом тупиковую задачу: поднять среднюю зарплату до 100 тыс. рублей, т.е. до $100, избежав повышения индекса потребительских цен.

На дворе декабрь, и с первой частью поставленной задачи чиновники уже не справились, потому что $100 нынче равны уже 118.700 рублям. Достижение намеченной цели назначено, по словам первого вице-премьера Андрея Кобякова, на 1 августа 2001г. К этому моменту уровень зарплаты в целом по народному хозяйству должен составить 142,3 тыс. рублей, естественно, в 100-долларовом эквиваленте. Но бюджетники не смогут насладиться этим счастьем в полном объеме - на их долю выпадает $80 эквивалента.

Это удовольствие (по самым скромным подсчетам) стоит 526 млрд. рублей (или чуть более $400 млн. в эквиваленте) для покрытия бюджетного дефицита. Источники покрытия уже определены: повышение оплаты проезда в городском транспорте, в пригородных автобусах и повышение тарифов на жилищно-коммунальные услуги. В частности, ставка квартирной платы возрастет в 3 раза, канализация и лифт - в 2 раза, вывоз твердых бытовых отходов - в 2,7 раза, газоснабжение - в 1,4 раза. Это раз. Праздник будущего материального благополучия вынудит правительство увеличить цены на мясо свинины, птицы и говядины. Это два. По этой же причине подорожала водочка на 5% и газ сжиженный - на 40%. Это три. Но этого мало.

Дополнительно дефицит будет покрываться за счет повышения ставки налога на топливо в 2 раза, а также изъятия 50% поступлений из дорожного фонда; сокращения фонда занятости на 5 млрд. рублей; сокращения финансирования государственных целевых программ - на 60 млрд. рублей и сокращения таможенных льгот на 10 млрд. рублей; возврат просроченной задолженности по иностранным кредитам даст еще 10 млрд. рублей. Но самым весомым источником должно стать перевыполнение прогнозной величины ВВП на 725 млрд. рублей, или на 1,1%. Сразу следует отметить, что, по оценкам экспертов МВФ, эта величина занижена. Они считают, что для решения "стодолларовой проблемы" понадобятся дополнительные расходы в размере около 2,5% ВВП Беларуси.

Нежелающие употреблять свежие и высокопитательные продукты в будущем году, как и в отчетном периоде, могут принести денежные излишки в банк, предоставив государству возможность самому решать, куда и в каких объемах инвестировать средства.

И все было бы ничего - решали и не такие задачи, но президент категорически против любого повышения цен. И такая позиция главы государства делает задачу практически невыполнимой. Сегодня уже действует масса ограничений по предельному уровню цен и рентабельности, а по социально-значимым товарам просто установлены твердые цены, но инфляцию утихомирить посредством этих приемов никогда не удавалось. Предприятия продолжали терять оборотные средства, не имея возможности технически перевооружиться. В 2000г. по финансовому состоянию предприятий (особенно государственных) был нанесен очередной сокрушительный удар - они пережили трехкратную девальвацию официального курса рубля, а осенью президент заставил всех руководителей под угрозой увольнения рассчитаться с долгами по зарплате, вынудив их не только взять краткосрочные рублевые кредиты под кабальные проценты, но и израсходовать накопленные средства амортизационных фондов. В итоге теперь предприятия не в состоянии купить ни новое оборудование, ни отремонтировать старое. А долги по зарплате между тем вновь выросли, составив по республике на 1 ноября более 8 млрд. рублей. Руководители предприятий опять метнулись в банки в поисках кредитов на зарплату. Надо полагать, не в последний раз.

И хотя кредит как источник процветания не был упомянут на совещании у президента на минувшей неделе, новые рубежи зарплаты, бесспорно, делают его основным фактором ускорения закономерного финала социально-ориентированной белорусской экономики - полное разорение белорусских предприятий. А ведь в следующем году часть из них еще надо продать за $200 млн. Нужно снизить цену: или белорусского прогресса или предприятий...
Добавить комментарий
Проверочный код