Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№48 (264) 11 декабря 2000 г. Политика

ДРОЗДЫ-2?

11.12.2000
Михаил ПОДОЛЯК

Вначале было слово. Слово оскорбительное, но не официальное. Потом свое слово добавил депутат Национального собрания двух созывов Шпилевский. Еще позже к этой травле активно подключилось Белорусское телевидение, весьма остро чувствующее политическую конъюнктуру, хотя и слабо исполняющее "заказы".

Наконец, сам Лукашенко, выступая в КГБ с объяснениями своих последних кадровых решений, не только счел нужным "раскрыть" попутно несколько потенциальных заговоров в белорусском обществе, но и категорически высказаться относительно позиций западных демократий.



Президент заявил, что "пора пересмотреть роль и место миссии ОБСЕ в Беларуси". Практически сразу же после этого в официальных СМИ началась жесткая, но от этого не менее примитивная травля КНГ ОБСЕ.

Запад должен "умереть"

Телезаказ в исполнении "аналитических программ студии АТН" оказался чрезвычайного низкого качества. С одной стороны, официальные телевизионщики обвинили КНГ ОБСЕ в чрезмерном вмешательстве во внутреннюю составляющую белорусской политики. Экс-шеф белорусского МИДа Латыпов, традиционно испытывающий антипатию к миссии ОБСЕ, в свою очередь прямо указал на то, что, дескать, "действия миссии выходят за рамки мандата". Резонно спросить Урала Рамдраковича, а что он знает о мандате КНГ ОБСЕ? Разве понятие "контроль за соблюдением принципов демократичности во время проведения выборных кампаний" предполагает обязательное одобрение явно сфальсифицированных белорусских выборов в ПП НС-2? Разве мониторинг фактов нарушений во время этой самой избирательной кампании - не суть деятельности любой мониторинговой группы? И, между прочим, именно для того, чтобы контролировать соответствие заявляемым принципам демократии их соблюдение, прежде всего со стороны официального Минска, миссия и была сюда направлена.

С другой стороны, активную информационную позицию КНГ ОБСЕ официоз пытается представить как неизбежного предвестника... будущих милитаристских действий НАТО в отношении Беларуси. По версии официального агитпропа, КНГ ОБСЕ намеренно снабжает западные демократии недостоверной информацией о состоянии дел в Беларуси, чтобы спровоцировать Запад на применение военной силы. Нелепость подобной трактовки роли и места КНГ ОБС настолько очевидна, что не требует сколько-нибудь серьезных опровержений. Но ведь БТ, равно как Латыпов со Шпилевским, пытается влиять не на думающих людей...

Нынешнюю (одну из бесчисленного множества) атаку на европейскую мониторинговую миссию вполне можно было бы списать на начало нового этапа информационной борьбы за доминантное влияние на местное общественное мнение. Но, увы, на этот раз все обстоит неизмеримо хуже.

Призрак "внешней" нелегитимности

Очевидно, что перед Лукашенко до сих пор неразрешимой остается самая главная проблема - внешнеполитической легитимности как президента, попытавшегося избраться на второй срок без соблюдения некоторых (или всех?) демократических процедур.

Лукашенко сделает все для того, чтобы его президентство продлилось еще минимум пять лет. Наверное, поэтому, выступая перед офицерами КГБ, он откровенно признался, что его отстранение от власти неизбежно будет означать начало судебного процесса над гражданином Лукашенко. А раз так, разве может А.Г. отказаться от борьбы за собственную свободу в 2001, 2006, 2011 и т.д. годах?

Понимая, что подобное вряд ли будет приветствоваться на внешних политических рынках, все нынешние действия А.Г., в частности, касающиеся административного и силового ресурсов, имеют значение и символическое звучание только для внутреннего рынка. На любых цивилизованных внешних рынках очевидное пренебрежение принципами демократии неизбежно вытеснит Лукашенко даже с того минимума политических рынков, на которых он сегодня еще присутствует. Более того, окончательная внешнеполитическая маргинализация Лукашенко больнее всего ударит по перспективам местных хозяйственников пробить собственное участие на мировых рынках технологий, продаж, инвестиций.

Уже сейчас понятно, что Лукашенко не сумеет провести президентские выборы по приемлемым выборным стандартам. Последние кадровые решения президента, а также его публичные выступления только подчеркивают, что первичной проблемой, которую старается решить Лукашенко, является не определение способов постфактумного признания его новых президентских полномочий, а обеспечение максимальной электоральной поддержки внутри Беларуси.

Именно через призму практически осознанного отказа от обеспечения внешней легитимности и нужно рассматривать атаку на КНГ ОБСЕ.

Без лозунгов

Очевидно, что игра по тем правилам, которые определил для себя Лукашенко, не предусматривает присутствия в опасной близости к белорусским избирательным участкам серьезных контролирующих групп. Оно и понятно. Лукашенко просто не может выиграть внутренние соревнования даже при частичном соблюдении общемировых процедурных правил. Ведь в подобном случае он должен по сути пустить на самотек местный избирательный процесс, сконцентрировав усилия на рекламе личных семилетних успехов. Ну а если подобных успехов нет?

Впрочем, на каких именно лозунгах Лукашенко будет специализироваться в 2001г., не суть важно. Его нынешние действия только укрепляют в мысли, что он постарается провести безальтернативные выборы. А раз так, то и пресловутая внешнеполитическая легитимность для Лукашенко не значит ровным счетом ничего. По крайней мере пока.

Между прочим, А.Г. не откажешь в прозорливости. Он прекрасно понимает, что сразу за двумя зайцами не угнаться. Вряд ли официальному Минску удастся замирить внешнее общественное мнение, создав более или менее приличный избирательный фон, а параллельно обеспечить гарантированную победу "кандидату от власти" с использованием всего самого недозволенного.

А.Г., видимо, понял, что ни он сам, ни его дипломаты, ни тем более ближайшее окружение не в состоянии разговаривать с потенциальными европейскими наблюдателями и посредниками на дипломатическом языке, договариваться на политических рынках.

Но чтобы получить президентский бонус в 2001г. даже несмотря на последующую внешнеполитическую нелигитимность, Лукашенко все-таки должен кое-что решить уже сегодня. Прежде всего - добиться хотя бы символической лояльности нынешних "обитателей" Кремля.

По опыту минувших парламентских выборов можно прогнозировать, что при лояльности к Лукашенко Россия на белорусских президентских выборах ограничится присутствием небольшой делегации "левых" думских парламентариев, которые с удовольствием в очередной раз зафиксируют "расцвет демократии в Белоруссии". Для Лукашенко в этой связи главное, чтобы Кремль не начал собственную "игру" в Беларуси, ведь в этом случае у него практически не будет шансов победить.

С другой стороны, Лукашенко необходимо до минимума свести влияние местных демократических группировок, что, собственно, и можно сделать посредством активной эксплуатации все того же административного ресурса.

Путем некоторого устрашения, а также задабривания льготами и карьерными посулами А.Г. надеется если не ублажить местную номенклатуру, то по крайней мере на некоторое время выключить еe из "оборота".

Без КНГ ОБСЕ

Наконец, самое главное, на что Лукашенко должен решиться - исключение из белорусской интриги любого западного присутствия. Несомненно, что нынешний "наезд" на КНГ ОБСЕ - только начало широкомасштабной кампании.

При тех центробежных тенденциях, которые наблюдаются сегодня в стане белорусской оппозиции, а также при некоторой неопределенности возможных кремлевских фигурантов именно Ханс-Георг Вик (в качестве руководителя миссии) является самой существенной персонифицированной преградой, которая может помешать Лукашенко использовать на все 100% пресловутый административный ресурс.

Во-первых, при всех частных интересах немецкой "транзитной" дипломатии Вик все-таки представляет общий интерес Западной Европы в Беларуси. А этот интерес состоит прежде всего в том, что Беларусь рано или поздно должна пойти по демократическому пути развития. Следовательно, только через Вика, через КНГ ОБСЕ может быть обеспечен полноценный европейский контроль за процедурной правильностью местных президентских выборов. Очевидно также, что даже минимальные отступления официального Минска от стандартной выборной процедуры Запад может использовать не только в качестве материала, позволяющего не признавать Лукашенко полноценным президентом, но и в качестве основы, обеспечивающей наступательную позицию в политическом диалоге с Москвой.

Во-вторых, надо признать, что только посол Вик в состоянии обеспечить сегодня технологию и ресурсы для организации эффективного наблюдения на избирательных участках. В противном случае независимого наблюдения не будет в принципе.

В-третьих, Вик выступает своего рода цементирующим звеном в формировании белорусского демократического общества. Подобный парадокс можно объяснить рядом политических метаморфоз. Так, в частности, у самого Вика, судя по всему, несколько изменились оценочные критерии Лукашенко. Сегодня вряд ли кто-то в Европе продолжает считать, что Лукашенко - договороспособный политик, умеющий держать слово. С другой стороны, надо признать, что местное демократическое движение так и не смогло перерасти фазу инициативного становления, а потому остается на уровне несистематизированного, хаотического набора разрозненных политических и общественных движений. Увы, оппозиция по-прежнему не только не собирает весомый процент электоральной поддержки, но даже не знает, как это сделать.

Интересно, что официальный Минск не проявил особой изобретательности, пытаясь начать антивиковскую кампанию. По сути, миссию КНГ ОБСЕ абсолютно безосновательно обвинили в том, что она якобы осуществляет финансирование оппозиции и оппозиционных мероприятий. Впрочем, "финансовые обвинения" - традиционный для официозного агитпропа обвинительный инструментарий.

В отличие от ситуации в других постсоциалистических государствах Восточной Европы, нынешний официальный Минск вряд ли заинтересован в существовании и развитии в Беларуси полноценного гражданского общества. Ведь в этом случае невозможно существование авторитарной, неподконтрольной обществу власти Лукашенко. В этом и состоит конфликт интересов КНГ ОБСЕ и окружения А.Г. С одной стороны, КНГ ОБСЕ пытается развивать белорусское гражданское общество и вкладывает в образовательные, просветительные программы определенные финансовые ресурсы, с другой - правящий режим, старательно пытающийся избавить Беларусь от общеевропейских избирательных принципов, начал кампанию примитивной публичной дискредитации. А ведь единственное, что можно поставить в упрек КНГ ОБСЕ, так это некоторую неразборчивость в контактах: далеко не все, кто заявляет о своей политической "продвинутости" и на основании этих деклараций требует особого к себе отношения со стороны Вика, на самом деле принимают активное участие в совершенствовании белорусского общества.

Как бы там ни было, официальный Минск категорически не заинтересован в совершенствовании местной наблюдательной практики, когда речь заходит о сколько-нибудь значимых выборах. Во-первых, у Беларуси нет и никогда не было опыта т.н. естественного контроля за механизмом и ходом выборной процедуры. Наше общество всегда было в стороне от этого процесса, а выборы проводила только власть в собственных интересах. Во-вторых, именно сегодня официальный Минск не заинтересован в том, чтобы кто-нибудь, кроме "избранных" и специально приглашенных наблюдателей, сумел организовать и провести мониторинг президентских выборов. Именно это и является причиной атаки на КНГ ОБСЕ.

Конечно, часть местной оппозиции злоупотребляет своими контактами с Виком. Вокруг последнего собралась весьма пестрая компания. В частности, возле КНГ ОБСЕ разместилась еще одна условная инициативная команда "по обсуждению условий участия оппозиции в президентских выборах", среди членов которой Мечеслав Гриб и его "Белорусская инициатива", Николай Статкевич с частью БСДП (НГ), Татьяна Протько и БХК, Оршанская инициатива, состоящая из кандидатов в депутаты, не прошедших в ПП НС-2 , но все это - игры локального значения.

Ключевой вопрос сегодня: насколько далеко может зайти Лукашенко и его агитпроп в попытках избавиться от присутствия в Минске Вика и его группы? У А.Г., судя по всему, на сей счет есть несколько "перспективных" сценариев.

Первый: официальный Минск может развязать мощную информационную травлю миссии, провоцируя примитивные публичные сценарии. В т.ч. и с привлечением не очень продвинутых политических группировок. Дальше неизбежно последует традиционный дипломатический ультиматум о невмешательстве во внутренние дела.

Второй: через структуры МИДа, соблюдая все процедуры, миссию КНГ ОБСЕ попросят "выйти вон" в течение строго определенного времени. Тем более что мандат мониторинговой группы истекает в мае 2001г.

По большому счету, Лукашенко необходимо заручиться хотя бы относительной поддержкой России на внешних рынках, и Запад в этом случае может быть "послан" со всей славянской прямотой. В свое время местный президент уже пошел на демонстративный конфликт с западным общественным мнением, когда дело коснулось дипломатических жилищ в Дроздах. Сегодня же цена демонстративного конфликта с Западом неизмеримо выше: на кону - пять лет президентства. До дипломатических ли изысков здесь...
Добавить комментарий
Проверочный код