Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№48 (264) 11 декабря 2000 г. Политика

ПОСТ СДАЛ! ПОСТ ПРИНЯЛ!

11.12.2000
Виктор МАРТИНОВИЧ

5 декабря состоялось последнее пленарное заседание одиннадцатой сессии Совета республики. Под занавес работы верхней палаты произошел самый настоящий курьез: депутаты верхней палаты первого созыва рассмотрели законопроект, принятый депутатами нижней палаты второго созыва. И все это - только для того, чтобы нынешний председатель Мингорисполкома Михаил Павлов получил возможность быть назначенным в Совет республики второго созыва.



То, что произошло на заключительном заседании Совета республики так же дико и нелогично, как если бы верхняя палата занялась утверждением законопроектов и резолюций, принимаемых Верховным Советом 13-го созыва. Или, скажем, Конгресса США. Конституция 1996г. предполагает единство верхней и нижней палаты белорусского парламента. По большому счету, друг без друга они не существуют. И в сложившихся условиях уместно говорить не о Палате представителей 2-го созыва или Совете республики 1-го, а о Национальном собрании в целом. До 29 октября (дата второго тура выборов в Палату представителей) Национальное собрание у нас было первого созыва. После 19 декабря (дата открытия первой сессии Совета республики) Национальное собрание станет парламентом второго созыва. Состав, который рассмотрел поправку в закон о статусе белорусской столицы, можно было бы окрестить созывом "номер 1,5". То есть верхняя палата старая, а нижняя - уже новая.

Виновата в сложившейся курьезной ситуации дикая спешка, с которой нужно было принять поправку в закон о статусе города Минска. Напомним, что существовавшая ранее редакция "Закона о статусе столицы Республики Беларусь - города Минска" предполагала, в виду высокого звания этого города, дополнительные привилегии для его мэра. Председатель Минского исполкома приравнивался в статусе к министру и автоматически входил в Совет Министров. Все бы ничего, только в этот раз Лукашенко решил заполнить верхнюю палату губернаторами и мэрами. Возник правовой казус: согласно действующей редакции Конституции, член правительства не может быть выдвинут (либо назначен) в депутаты Совета республики. Между тем, все сегодня говорит о том, что президент серьезно вознамерился сделать нынешнего минского мэра сенатором. Словом, депутатам надо было спасать положение.

В сущности, экстренное вынесение "поправки Павлова" на рассмотрение первой сессии Палаты представителей (а в ходе первой сессии, как правило, решаются организационные вопросы), а также последующее ее утверждение старым сенатом делалось лишь с одной целью: обеспечить "зеленый свет" Павлову. Впрочем, председатель Центризбиркома Лидия Ермошина никакого нарушения в том, что законопроект рассматривался фактически разными Национальными собраниями не усмотрела. Несмотря на то, что Нацсобрание действительно должно быть "единым органом", по мнению Ермошиной, принятие документа разными составами парламента "не повлияло на качество документа". Касаясь самого законопроекта, Ермошина охарактеризовала его как своевременный, так как "нелогично было статус города Минска с самого начала повышать".

В ходе прошедшей 5 декабря пресс-конференции Ермошина рассказала об обстоятельстве, заставившем несколько по иному взглянуть на фигуры сенаторов, назначаемых президентом. Большинство СМИ, комментируя назначение Бориса Батуры и Василия Долголева депутатами Совета республики второго созыва, охарактеризовали это как проявление доверия со стороны президента. Однако, как оказалось, быть избранным местными советами и исполкомами значительно спокойнее. Чтобы прекратить полномочия депутата Совета республики, пришедшего в сенат путем выборов (если это можно назвать выборами), необходимо инициировать сложную процедуру отзыва. Президент же всех своих назначенцев может отозвать также, как и назначил, то есть росчерком пера. Одним словом, если кто из будущих назначенцев, к числу которых относят и Михаила Павлов, и рассчитывал на депутатскую неприкосновенность, им придется жестоко разочароваться. При малейшей провинности президент может лишить их неприкосновенного статуса вместе со статусом депутата Совета республики. Получается, что и губернатор стратегически важной для президента области Батура, и соратник президента Долголев, оказались в жесткой зависимости от воли всенародноизбранного.

Что касается остальных трех губернаторов, попавших в сенат путем выборов, то на их членство в Совете республики президент не сможет оказать решительно никакого влияния. Даже в том случае, если кто-то из них будет отправлен в отставку, кресло сенатора за собой он сохранит. "Конституцией не предусмотрено связывание места в парламенте с занимаемой должностью", - отметила по этому поводу Ермошина. И добавила, что некоторые из нынешних депутатов верхней палаты попали в сенат в том числе из-за занимаемой должности, а потому покинуть пост сенатора после отставки будет для них вопросом морального выбора.

Говоря о профессиональной принадлежности депутатов Совета республики, Ермошина сформулировала нечто новенькое: Совет республики, оказывается, сейчас будет органом не только территориального, но и профессионального представительства. Кадровый ералаш, творящийся в верхней палате, она пояснила необходимостью присутствия в ней представителей разных видов деятельности. Впрочем, "разнарядки по профессиям не было", - отметила Ермошина. Безальтернативность завершившихся выборов ничуть не смутила председателя ЦИК. По мнению Ермошиной, альтернатива была, но на стадии выдвижения кандидатов в сенаторы. Отсутствие альтернативы на стадии голосования объясняется тем, что депутатам местных советов и работникам исполкомов просто вовремя удалось найти компромисс.
Добавить комментарий
Проверочный код