Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№46 (262) 27 ноября 2000 г. Тема недели

ДОСТУП К КИСЛОРОДУ ПРИОТКРЫТ

27.11.2000
Александр СТУДЕНЦОВ

Следует признать очевидное: все решения последних лет по ужесточению, приостановлению и даже возобновлению госрегистрации субъектов хозяйствования направлены на сдавливание предпринимательской среды.

Декрет N22 не является исключением. Он появился под воздействием инертности субъектов хозяйствования и куда более печальной неплатежеспособности собственников большинства из них, а также некоторых других факторов. Его либерализм - это ослабление на одну дырочку тугого ошейника, но не поясного ремня. Период полураспада его предшественника (утверждена новая редакция "Положения о государственной регистрации и ликвидации (прекращении деятельности) субъектов хозяйствования", далее - "Положение") длился 20 месяцев. Только последние полгода наблюдалась заметная реакция на него со стороны субъектов права. Сейчас все лишний раз убедились, что поспешность и наивная исполнительность хуже, чем упорное выжидание благоприятного момента для выполнения нормативных предписаний.

Но законопослушность все-таки не осталась без награды. В п/п. 2.1-2.3 декрета N22 содержится перечень организаций, которые обязаны привести свои учредительные документы в соответствие с ним до 01.07.2001г., а иные гораздо позже. Из перечня выпадают те, кто смог отреагировать на 11-й декрет. Таким образом, большинство из них освобождено от обязанности подстраиваться под 22-й и могут ограничиться внесением только им необходимых изменений в учредительные документы в любой удобный для себя срок. Они теперь наберутся терпения, чтобы не корректировать в уставах, например, условия ликвидации юридического лица. Тем более что они могут снова измениться. А каких-либо принципиальных норм, требующих изменения и дополнения учредительных документов в течение одного месяца и предоставления их на регистрацию (п. 9 положения), не появилось. Это понадобится только в том случае, если субъект хозяйствования претерпит фактические изменения (появятся филиалы, изменится состав участников и т.д.).

Разочарование может постигнуть участников коммерческих организаций, которые нашли для себя предпочтительным броситься на амбразуру субсидиарной ответственности ОДО. Сохранности семейных доходов и имущества они предпочли возможность формировать наиболее незначительный уставный фонд по сравнению с первоначальными капиталами других юридических лиц.

В соответствии с обеими редакциями Положения и ст. 94 Гражданского кодекса (далее – "ГК") на них возложена дополнительная ответственность по обязательствам общества перед кредиторами. В ООО подобная ответственность просматривается в соответствии с законодательством (п. 3 ст. 52 и п. 1 ст. 86 ГК) только при недостаточности имущества для удовлетворения претензий кредиторов в случае признания его экономически несостоятельным (банкротом). А участники ОДО солидарно несут субсидиарную ответственность по его обязательствам безотносительно к его ликвидации или банкротству. То есть кредиторы могут предъявить к ним требования по текущим обязательствам в рамках отдельной хозяйственной операции. Да к тому же при экономической несостоятельности (банкротстве) одного из участников ОДО его мера ответственности по обязательствам общества распределяется между другими участниками (п. 1 ст. 94 ГК).

Кто-то из них смог ранее определить в учредительных документах разумный уровень дополнительной ответственности; ответственность других по настоянию регистрирующих органов простирается на тысячи минимальных зарплат. Все они теперь уравниваются по планке не ниже 1.200 евро в белорусских рублях по курсу Нацбанка.

Но беда не приходит одна. ОДО, которые приводят размер дополнительной ответственности в соответствие с новыми требованиями (как в сторону увеличения, так и уменьшения), для государственной регистрации даже одного этого изменения обязаны предоставить по два экземпляра нотариально засвидетельствованных копий учредительных документов (п. 24 Положения). С учетом того, что недавно им зарегистрировали новые редакции данных документов (регистрирующие органы требовали указывать это на титульных листах, то есть в названии документа), теперь появится "новая редакция новой редакции устава". Причем другие организации в подобной ситуации предоставляют лишь копии изменений и дополнений в виде приложений к учредительным документам.

Вероятно, следует ожидать обратного исхода ОДО в ООО. Благо, если кто-то не распространит в пику Пласковицкому мнение о том, что эти организационно-правовые формы юридических лиц не тождественны между собой, сославшись на действительно имеющиеся признаки различия между ними. Ведь тогда придется производить реорганизацию, что сложнее изменения наименования организации.

Из Положения убрана норма о первоочередной субсидиарной ответственности участников (учредителей, собственников, руководителей) юридических лиц по долгам перед бюджетом. Регистрирующие органы оперировали ею, требуя отражать эту ответственность в учредительных документах обязательно в контексте ликвидации организации. А указание на применение этой ответственности при признании юридического лица экономически несостоятельным (банкротом) необоснованно расценивали как смешивание понятий "ликвидация" и "банкротство".

При этом ими не принимался во внимание п. 4 ст. 57 ГК, согласно которому при недостаточности у коммерческой организации, потребительского кооператива, благотворительного или иного фонда средств для удовлетворения претензий кредиторов их ликвидация производится только в соответствии со ст. 61 ГК, то есть в порядке признания экономически несостоятельным (банкротом). Таким образом, при неплатежеспособности организации и невозможности или отсутствии оснований продолжения ее деятельности банкротство неразрывно связано с ликвидацией. Но учредительные документы все-таки приходилось подправлять.

Сохранилась проблема определения размера уставного фонда некоторых организаций, подлежащего формированию на момент регистрации изменений и дополнений учредительных документов. Так, в ст. 89 ГК речь идет о формировании УФ не менее чем наполовину на момент государственной регистрации ООО. В п. 40 новой редакции Положения это требование также увязано с госрегистрацией создаваемых (реорганизуемых) организаций.

Таким образом, законодательство содержит противоречие в части того, что при изменении и дополнении учредительных документов момент формирования УФ не менее чем на 50% не может определяться датой создания или реорганизации юридического лица (оно создано ранее и не реорганизуется). К тому же Положение четко проводит границу между регистрацией юрлица при его создании или реорганизации и регистрацией изменений и дополнений, вносимых в учредительные документы, а также перерегистрацией субъектов хозяйствования (п/п. 2.1, 2.3 и п. 3 соответственно).

При буквальном толковании этих норм уставные фонды обществ с ограниченной и дополнительной ответственностью, производственных кооперативов и крестьянских (фермерских) хозяйств должны в случае изменения учредительных документов по причине их несоответствия действующему законодательству формироваться в размере 100% на момент регистрации.

Однако, учитывая принципы равноправия, интересы участников (членов) создаваемых и действующих организаций должны быть уравнены. Это можно осуществить по аналогии закона (на эту тему см. N25 "БГ" за 2000г.). Немаловажным фактором является также сложившаяся практика первой фазы "перерегистрации", которой широко известны примеры регистрации учредительных документов, предусматривающих поэтапное формирование УФ.

Коммерческие организации, воспользовавшиеся этой схемой внесения вкладов в УФ, могут теперь зафиксировать его размер на уровне фактически сформированного. Для этого потребуется внести изменения в учредительные документы. Те, кто не использовал такую возможность (впрочем, так же, как и их более удачливые собратья), могут уменьшить УФ в пределах ныне допустимой суммы в евро после уведомления всех кредиторов. В противном случае придется скрупулезно отслеживать его соотношение с чистыми активами организации.

Еще большие послабления по формированию УФ получили "производственники". До этого организация относилась к непроизводственной сфере, если в ее учредительные документы было включено равное количество производственных и непроизводственных видов деятельности. Теперь этот вульгарный арифметический способ классификации юридических лиц отменен. Коммерческая организация, указавшая в учредительных документах хотя бы один из видов производственной деятельности, вправе сформировать УФ в размере не менее 50% от минимального уставного фонда, установленного для коммерческой организации соответствующей организационно-правовой формы.

Правда, доверие нужно будет оправдывать своим трудом, осуществляя эту деятельность и обеспечивая необходимый "объем реализованных этой организацией товаров (выполненных работ, оказанных услуг) собственного производства". Заметим, что о "выпущенной продукции" нет ни слова. Так что заполнение складских помещений товарными запасами не приветствуется. А что касается "объема", то здесь могут быть вопросы: это количественная характеристика геометрических тел или все-таки экономическая категория?

Однако не стоит злоупотреблять вопросительными знаками, если Положение - кладезь противоречий. Именно поэтому, наверное, в соответствии с ч. 2 п. 14 Положения не только МИД, Нацбанк и Госкомстрах, но и горисполкомы областных центров (кроме Минска) "должны согласовывать государственную регистрацию субъектов хозяйствования с соответствующими облисполкомами (Минским горисполкомом)". При такой конструкции данной нормы только здравый смысл подсказывает, что Мингорисполком будет взаимодействовать с первыми тремя из названных выше регистрирующих органов, но не со всеми сразу. Однако предмет согласования остается покрытым мраком тайны.

Можно предположить, что оно коснется фигурантов "учредительской" деятельности (по смыслу Положения (см., например, п. 40.6) участие в учреждении организации равнозначно осуществлению вида предпринимательской деятельности). Они по-прежнему находятся под пристальным вниманием и не должны стать собственниками имущества (учредителями, участниками, членами) коммерческой или некоммерческой организации по целому ряду причин.

Если в отношении такого лица установлен по суду запрет на право осуществления предпринимательских видов деятельности, если он имеет непогашенную или неснятую судимость за некоторые виды преступлений, то ему будет закрыт путь в сферу организованного хозяйственного оборота. Регистрация учреждаемой с его участием организации не допускается, даже если он твердо встал на путь исправления.

Следовательно, по декрету таким лицам назначается к основному уголовному дополнительное наказание, не предусмотренное приговором суда. А заодно пострадают и его компаньоны. Но удивляться этому не пристало на фоне того, что такая же участь постигнет и тех, в отношении которых "не исполнено судебное решение об обращении взыскания на имущество". То есть физическое лицо при наличии у него обязательств хотя бы в рамках гражданских правоотношений ограничено в праве распоряжаться даже остающимися в его распоряжении средствами.

Не меньшей строгостью характеризуется отношение к действующим учредителям (собственникам) и руководителям cубъектов хозяйствования, подлежащих ликвидации по решению регистрирующего органа. При неявке по его уведомлению они как злостные правонарушители будут подвергнуты ограничению свободы в виде принудительного привода органами внутренних дел.

Но зато по отношению к содержанию учредительных документов регистрирующий орган не обязан быть столь щепетильным. Согласно п. 41 Положения, он "может отказать" в регистрации вносимых в учредительные документы изменений и дополнений в случае их несоответствия требованиям законодательства, но может и зарегистрировать. К тому же снят запрет на учреждение одним лицом трех и более коммерческих организаций. Так что доступ кислороду действительно приоткрыт.

Лицензия МЮ N896 от 22.12.99 на 5 лет. Исследования и разработки в области права, тел. (017) 216-86-82.
Добавить комментарий
Проверочный код