Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№46 (262) 27 ноября 2000 г. Общество

ОДИССЕЯ "СТАРОГО КОЗЛА". Конца не видно

27.11.2000
Ася ТРЕТЮК

№ 46 [262] от 27.11.00 - Вселяясь в дом N6 по улице Осипенко, минчанин Петр Клюев и не подозревал, какие испытания уготовила ему судьба. После долгих 16 лет оскорблений и угроз от соседей он был в конце концов избит и попал в больницу. Обращения в различные государственные органы, в т.ч. и в правоохранительные, неизменно заканчивались отписками. Как до избиения, так и после.



На беспокойную жизнь Петр Петрович и его семья были обречены изначально, поселившись между соседями-родственниками. И когда в квартире на верхнем этаже начался евроремонт с перепланировкой и переоборудованием помещений, окольцевавшие Клюева с трех сторон (сверху, снизу и сбоку) хозяева квартир выступили против недовольного соседа единым фронтом. Так сказать, по-родственному. Постоянное заливание потолка, бесконечный грохот и топот сверху стали для семьи Клюева нормой бытия: давали о себе знать снесенные перегородки, сорванные вместе со звукопоглощающей изоляцией полы. К шумовым эффектам примешивался некий зловонный запах - позже комиссия КЭЧ (раньше этот жилой дом принадлежал военному ведомству) установит неисправность вентиляции (при замене ее на новую) в туалете квартиры сверху, "что вызывает невыносимые условия для проживания" семьи Клюева. Оно и понятно: ведь ремонт, длившийся свыше двух лет, как выяснилось, был затеян без разрешения на внутриквартирную перепланировку.

Согласно предписанию руководства ЖЭС N13, Найденкову, хозяйку квартиры N8, где производился евроремонт, обязали приостановить самовольно начатые работы по реконструкции квартиры до получения соответствующего разрешения. Кроме того, она должна была в соответствии с составленными актами и сметой возместить материальные затраты или выполнить ремонтные работы по устранению следов неоднократного заливания квартиры Клюева.

Разрешение ГП "Стройнадзор" УКС Минского горисполкома впоследствии удалось-таки получить, однако легче Петру Петровичу от этого не стало: любое передвижение в квартире сверху по-прежнему отдавало звонким эхом и днем, и ночью.

Когда "старому козлу" стали угрожать физической расправой, Клюев официально уведомил об этом руководство Центрального РУВД. Получив кучу унизительных отписок со ссылкой на то, что с соседями проведена профилактическая беседа, а материалы проверки направлены либо в товарищеский суд по месту жительства, либо в КОС ЖЭС N13 "для принятия мер общественного воздействия", Клюев начал добиваться аудиенций у местного начальства. Однако попытки оградить себя и семью от посягательств соседей оказались тщетными.

Видя лояльное отношение правоохранительных органов к вызревавшему годами конфликту, соседи перешли от угроз к делу. И 3 января 2000г. Клюев с черепно-мозговой травмой был доставлен во 2-ю клиническую больницу Минска. Как явствует из его жалобы в органы прокуратуры, сосед по фамилии Серов (зять Найденковой) вместе со своим знакомым Темичевым "стащили" его с лестничной площадки на улицу и стали избивать. На помощь выбежал сын-студент и стал просить, чтобы отца оставили в покое. Видя, как парня уже избивают ногами, Петр Петрович, будучи человеком преклонного возраста, взмолился, чтобы пощадили сына, а ему самому дали возможность принять таблетку от болей в сердце. В ответ на это со словами "все равно подохнешь" его, лежащего на земле с окровавленным лицом и разбитыми очками, ударили по лицу.

После этого Серов и Темичев побежали в опорный пункт и написали заявление о том, что якобы Клюев с сыном их избили.

Жалобу в прокуратуру с просьбой возбудить по данному факту уголовное дело Петр Петрович написал, находясь на больничной койке. На третий день после избиения. Так и не дождавшись, пока кто-нибудь из работников милиции придет к нему и, как положено по закону в таких случаях, не допросит по поводу случившегося. И это при том, что врачи сообщили по "02" о поступлении в клинику больного с черепно-мозговой травмой. Не отреагировали должным образом стражи порядка и на сигнал жены Клюева в Центральный РУВД сразу же после инцидента. Лишь двумя часами позже, когда избитого везли в больницу, явился участковый инспектор Гринкевич, тот самый, который принял от Серова и Темичева заявление. Пришел просто посмотреть, и только. Потому как до осмотра места происшествия и составления протокола руки у блюстителей закона почему-то не дошли. Похоже, они больше преуспевают в "эпистолярном" жанре, когда имеют дело с участниками митингов и пикетов.

Уголовное дело в отношении Серова и Темичева по статье 201 ч.2 Уголовного кодекса "Хулиганство" было возбуждено РУВД Центрального района лишь без малого два месяца спустя. Однако стараниями инспектора отделения дознания лейтенанта милиции Толстяка было прекращено за отсутствием в действиях мучителей Клюева состава преступления. Примечательно, что сам пострадавший узнал об этом окольными путями по прошествии аж трех месяцев. И вновь между законопослушным гражданином и правоохранительными органами завязалась, с позволения сказать, переписка.

Трижды инспектор Центрального РУВД Толстяк выносил постановление об отказе в возбуждении против обидчиков Клюева уголовного дела. Столько же раз (!) начальник отдела по надзору за следствием в органах внутренних дел младший советник юстиции столичной прокуратуры Дюрбейко отменял эти постановления как незаконные с указанием "направить дело в суд с обвинительным заключением". Увы, воз и ныне там. Как это ни оскорбительно звучит, но сам собой напрашивается вывод, что официальное мнение органа, надзирающего за соблюдением законности, для Толстяка и его начальства не является авторитетным. Откуда такая смелость и уверенность в собственной безнаказанности за принятие своих решений у лейтенанта районного отдела милиции - вопрос из разряда риторических. Потому как без поддержки "со стороны" вряд ли милиционер смог пойти на такой серьезный и вместе с тем безответственный шаг. Дошло до того, что, отказывая в возбуждении уголовного дела, он даже не удосужился провести очную ставку Клюева с Серовым.

Ничего вразумительного Толстяк не ответил и корр. "БГ", а лишь посоветовал "не ввязываться в это дело, иначе замарают как с одной, так и с другой стороны". Надо же, какая забота...

К тому времени рядовое по сути дело - о конфликте между соседями -перекочевало из Центрального РУВД в Управление следственного комитета (УСК) при МВД по Минску. Должно быть, почувствовав свою беспомощность перед милиционером районного звена, прокурорскому ведомству столичного масштаба и в самом деле не оставалось ничего другого, как распорядиться о "передаче дела для объективного расследования в следственное подразделение другого района".

Лишь десять месяцев спустя после избиения, 3 ноября, у Клюева и Серова состоялась очная ставка, где последний пояснил, что, оказывается, это Петр Петрович с сыном избивали его приятеля Темичева. Он же, Серов только встал на его защиту.

Озадачив по телефону следователя УСК при МВД по Минску Василюка вопросами относительно этого дела, к своему немалому удивлению автор этих строк услышала следующее: "А вы бы походили у дома и поговорили с соседями Клюева". Так просто и по-домашнему ответил юрист, словно жители дома N6 по улице Осипенко и в самом деле смогли бы ответить на вопросы журналиста: почему милиция не выехала сразу же по вызову на место происшествия и не запротоколировала случившееся? почему таким же образом отреагировали на факт поступлении в больницу гражданина с черепно-мозговой травмой? Ведь там, на больничной кровати, провели освидетельствование на предмет наличия алкоголя в крови у Клюева. В то время как потревожить по столь "ничтожному" поводу того же Серова и Темичева работники Центрального РУВД не отважились. Хотя пострадавшие отец и сын Клюевы (молодому человеку, когда он закрывал свою голову от ударов ногами, сломали фалангу пальца левой руки) заявили следователю, что хулиганы были в нетрезвом состоянии. Только попробуй теперь доказать это, как, впрочем, и то, что работники Центрального РУВД руководствовались при этом какими-то своими, известными только им, мотивами. И сегодня у следствия есть основания считать, что виновные в избиении 3 января отца и сына не установлены. Следствие все больше склоняется к тому, что это Клюевы нанесли телесные повреждения Серову и Темичеву. Что, собственно, и прозвучало в телефонном разговоре со следователем Василюком. Все может быть, в конце концов, кто виноват, что, будучи в прошлом боксером, Клюев мог за себя постоять. Неизвестно, чем бы вся эта потасовка закончилась вообще, если бы Петр Петрович был несколько моложе своих 62 лет и не страдал букетом серьезных заболеваний.

...Наличие телесных (в т.ч. и тяжких) повреждений у участников массовых шествий и отсутствие виновных стало в нашем государстве прозой жизни. Хотя мы-то с вами знаем, кто у нас имеет право дубасить "простых" граждан, включая беззащитных женщин и подростков. Ладно с митингами, там, в толпе, можно порой и в самом деле "заблудиться". Но чтобы на ровном месте, где все, казалось бы, лежит на поверхности, - истоки и мотивы конфликта, его главные действующие лица - и при этом не установить виновных?..

При том, что существуют известные трудности с обменом жилья, Петр Петрович недоумевает: почему именно он должен искать себе другое место жительства, как того добиваются от него соседи-родственники? В этом доме он с семьей живет уже 16 лет. С ним у него связаны пусть и трагичные, но воспоминания о детстве: в шестилетнем возрасте, при отступлении фашистов в 44-м, он был ранен. И сегодня пенсионер, инвалид-чернобылец Клюев не требует от жизни многого. Хочется лишь одного - спокойно жить. Чтобы соседи делали "свои евроремонты" в соответствии с требованиями строительных норм и правил, чтобы не сбрасывали сверху мусор на его балкон, где сохнет свежевыстиранное белье, чтобы в конце концов прекратили обзывать его "старым козлом" и угрожать семье физической расправой.

С самого начала конфликта Петр Петрович стучал во все двери, добиваясь разрешения спора мирным путем. Это по его настойчивым просьбам была проведена не одна комиссия, по результатам которой любое уважающее себя ведомство, а тем более органы исполнительной власти, обязано было незамедлительно принять меры. Не сам ли создатель разного рода "вертикалей" обещал, что эти самые "вертикали" для того и создаются, чтобы служить народу? И для администрации Центрального района как будто никаких исключений в контексте сказанного не делалось. Тем не менее семья Клюева продолжает жить под грохот "канонады" сверху. По-другому быть и не может: комиссия из лаборатории гигиенических исследований шума и вибрации установила, что разного рода шумовые эффекты "проникают из смежных квартир... в результате жизнедеятельности людей (ходьба, закрывание и открывание дверей, стуки и т.д.)". Их бы, чиновников районной администрации, да в такие же экстремальные условия, где нет покоя ни днем, ни ночью. Интересно, стали бы они свои жалобы направлять в КОСы да ЖЭСы для "принятия мер общественного реагирования"? Вопрос возник не на пустом месте: именно в руководителях "вертикали", чьи пороги долгие годы обивал Клюев, видит он источник своих бед. А милиция? Что с нее возьмешь, коли она является всего послушным орудием в руках районной администрации. Неудивительно, что при подобной расстановке сил в недрах исполнительной власти такие понятия, как "честь милицейского мундира", отходят на задний план и становятся едва ли не анахронизмом.

Впрочем, дело это в стадии расследования, сроки которого продлены. И уж коли направлено оно в столь представительный правоохранительный орган, как городское управление следственного комитета при МВД, "для объективного расследования", есть резон с окончательными выводами повременить. Однако при любом исходе дела ясно, что тяжба между соседями из бытовых переросла в разряд социально-политических, где на авансцену выходят две противоборствующие стороны: совершенно бесправный гражданин и всесильный монстр в лице государства, воевать с которым сегодня отважится разве что самый "отмороженный" романтик. Уж слишком разные весовые категории...
Добавить комментарий
Проверочный код