Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№44 (260) 13 ноября 2000 г. Тема недели

АМЕРИКАНСКИЕ ГОРКИ. В США выбирают способ давления на Беларусь

13.11.2000
Виктор МАРТИНОВИЧ

Рядовые американцы любят называть Вашингтон столицей земного шара. И внимание, с каким телеканалы мира следили на прошлой неделе за президент-скими выборами в США, лишний раз подтверждает этот статус. США прочно заняли трон Третьего Рима. От того, кто станет Цезарем этой империи, зависит баланс геополитических сил в мире, будущее Восточной Европы и Беларуси как ее части. Выбирая между Бушем и Гором, американцы неосознанно выбирали и способ давления американской администрации на “последнего диктатора в Европе”.



Непременным атрибутом внешней политики любой “сверхдержавы” является экспансивность. Во времена двухполюсного мира СССР поддерживал свои сателлиты поставками вооружения и неумными, с точки зрения национальных интересов контрактами. США же реализовывали свои геополитические интересы экспортом демократии и развитием структур гражданского общества в странах, которые входили в сферу стратегических интересов. Предполагалось, что демократически ориентированное общество a priori будет партнером демократически же ориентированной Америки, а не тоталитарной “империи зла”. Теперь двухполюсного мира больше не существует. Россияне реализуют то, что осталось от амбиций, точечными операциями в Чечне, американцы же от глобального мышления не избавились и не избавятся никогда. Если для России широкие геополитические интересы были обусловлены огромной военно-политической мощью и канули в Лету вместе с ней, то для американцев стремление знать и контролировать все – одна из национальных черт.

Для того чтобы понять эту исключительную черту американского характера, необходимо иметь представление о том, что такое общество США. Более открытой системы не существует и не существовало никогда. Американцы – это смесь сотен наций и народностей, географий и культур. Только в отличие от СССР, где народностей было тоже более чем достаточно, каждый американец имеет по меньшей мере две родины – США и ту страну, из которой он родом. В СССР и ингуш, и “друг степей калмык” мыслил себя советским человеком, и баста. В США же самобытность национального самосознания всех этих наций не разрушается, а укрепляется за счет проживания в однородной социальной среде. Люди одной географии оседают в одном районе города, строят свой быт, стилизуя его под быт покинутой ими страны (можно вспомнить “Чайна-Таун” в Сан-Франциско, где даже в “МакДональдсе” все написано по-китайски”). Естественно, эти люди будут интересоваться и болеть за то, что происходит в их родной (по рождению или происхождению, а не прописке) стране. А поскольку наций и народностей в США собрано огромное множество, получается, что это государство просто не может оставаться в стороне от происходящего, пусть даже самых далеких уголках мира. В этом мотиве, кстати, и заключается основное отличие внешней политики США от внешней политики других стран. Все это плюс огромная военно-политическая мощь государства, привело к возникновению в последние двадцать лет целого культурологического феномена, который можно было бы назвать “манией спасения мира”. Проявления этого феномена можно обнаружить буквально во всех объектах американской культуры. Их книги, фильмы, музыка и даже компьютерные игры свидетельствуют о том, что массовое сознание США отождествляет себя с нацией, обладающей мандатом на спасение мира, имеющей право и даже долг вмешиваться во все катаклизмы, особенно находящиеся в сфере геополитических интересов. Как мог мир не замереть, когда ТАКАЯ НАЦИЯ выбирает себе президента!

КТО УДОБЕН НАМ?

За последние шесть лет Соединенные Штаты проводили наиболее последовательную политику в отношении правящего в Беларуси режима. Ни одна страна Западной Европы не может похвастаться столь своевременным и жестким реагированием на наши внутриполитические скандалы. Ни одна страна не сделала столько для освобождения политических заключенных, развития демократических институтов и структур граждан-ского общества в Беларуси, как США. К сожалению, Государственный департамент обладал слишком малым набором механизмов воздействия на происходящее здесь. Все экономические и политические санкции, которые могла применить администрация, были применены в первые годы правления Лукашенко. От того, кто станет президентом США, зависит новая стратегия Штатов в отношении Беларуси. То, что многое изменится, понятно всем. Вопрос: как и что? В отличие от российских обозревателей, пытавшихся найти ответ на вопрос о будущей политике Штатов в отношении России, анализируя карьеры, родственные связи и многие другие второстепенные вещи, мы решили обратиться к самому главному – программам кандидатов в президенты. В отличие от Беларуси, России и Украины, где программы ничего не значат, а электорат забывает об обещаниях кандидата уже через месяц после его инаугурации, избиратели США как страны с устоявшейся демократией выбирают себе главу государства по предложенной программе действий. И не дай бог этому кандидату ее потом не исполнить! За всю историю США лишь одно обещание кандидата в президенты было не исполнено - обещание предоставить право сексуальным меньшинствам проходить службу в американской армии. Во всем остальном и партии, и их выдвиженцы принципиально следовали обещанному.

Два американских кандидата отличаются в своих программах точно также, как отличаются и религии, ими исповедуемые. Кстати, конфессиональная принадлежность играет очень важную роль в Штатах, детерминируя мышление и поведение человека. Альберт Гор, наследник Клинтона, исповедует баптизм — конфессию, которая за последние 50 лет распространилась практически во все страны мира. Даже в Юго-Восточной Азии можно встретить баптистские общины. Предвыборную платформу Альберта Гора в той части, которая касается внешней политики, можно назвать традиционалистской. Гор как соратник Клинтона по партии выступает за распространение американ-ских идеалов и образа жизни в тех же темпах, что и предыдущие 8 лет. Джордж Уолкер Буш является методистом по вероисповеданию. Методизм, религия значительно менее известная в наших краях, является, пожалуй, самым нераспространенным направлением протестантизма. Основанная в 1720г. Чарльзом Весли и братом Джоном в Оксфорде, Методист-ская церковь долгое время существовала лишь в Великобритании. В 1784г. первые методисты появились в Балтиморе, США. С тех пор миссионеры церкви занимались развитием приходов внутри Америки и Великобритании, не стремясь расширять свою географию. Эта часть устава методистов - прототип внешнеполитической позиции Буша-младшего. Его доктрина - развитие Америки, а не ее сателлитов, направление доходной части национального бюджета не на расширение сфер влияния, а на нужды рядовых американцев. Об этом свидетельствует даже лозунг, вынесенный в шапку его избирательной кампании: “Help bring America together!” А вот заявление, которое можно было бы назвать программным для Буша: “Моя политика открывает двери возможностей. Для каждого мужчины и для каждой женщины - шанс преуспеть. Для каждого ребенка - шанс получить образование. Для каждой семьи - шанс жить с достоинством и надеждой” (здесь и далее – перевод автора).

Есть два пути реализации внешнеполитической политики - военно-политический и финансово-экономический. Что касается первого блока, то кандидаты рознятся, как милитарист и пацифист. Оба, подчеркнем, служили в армии. Причем Буш даже в более элитных войсках, - пилотом техасской воздушной гвардии (1968-73гг.). Однако Гор и в программных установках, и в выступлениях перед общественностью любит эдак по-гусарски бравировать своей службой, а Буш - нет. Скажем, взять выступление Альберта Гора 12 сентября 2000г. в National Guard Association : “Многие из вас знают, как это только что упомянул генерал Видс, что я был армейским репортером во Вьетнаме. Я не претендую на то, что моя служба была также значима, как ваша, но я был горд носить униформу моей страны” . Выступая перед аудиторией, даже военной, Буш ни разу не рассказывал о прелестях службы в ВВС (хотя для имиджа это наверняка подействовало бы сильнее, чем вьетнамские реминисценции Гора). Единственное “харизматическое” высказывание Буша об армии - стандартная для тамошних политиков фраза о гордости за униформу США.

Гор считает, что администрация Клинтона создала правильную структуру военных расходов. Он уверен в том, что сокращать вооружения нецелесообразно и опасно. “Вам лучше поверить, что наша армия и вооружения - самые сильные и лучшие во всем мире”, - вот как он видит себе вооруженные силы США. Выступая в октябре этого года в International Press Institute , он обронил фразу о том, что “даже теперь, после завершения холодной войны, мы слышим эхо старых аргументов. Некоторые, кажется, поверили, в то, что после падения старой Советской империи нам больше нечего бояться в этом мире и нам следует очень резко обрезать военный бюджет” . Догадайтесь, кто эти “некоторые” ? Правильно, именно республиканцы.

Буш-младший убежден в том, что финансирование американской армии необходимо полностью менять в рамках реализации военной реформы. Вот фраза, которая характеризует его полностью, а вместе с ним и военно-политическую доктрину, которую он собирается реализовать: “Russia is not a great enemy” (Россия не великий враг). Относительно построения системы обороны в своей программе “Platform 2000” он пишет: “Время защищаться от угрозы сегодняшнего дня и будущего, но не от угрозы из прошлого”, подтверждая мысль, что “Russia is not a great enemy”. Буш выступает как за сокращение обычных вооружений, так и за резкое уменьшение стратегических ядерных ракет межконтинентального назначения. А вот еще одно программное заявление Буша о внешнеполитической стратегии США: “Давайте же не доминировать над другими нашей мощью или обманывать их своим равнодушием. Позвольте нам иметь такую внешнюю политику, которая бы отражала национальный характер. Скромность настоящей силы. Гуманизм настоящего величия. Вот это - реальное сердце Америки. И это будет духом моей администрации” (“Platform 2000”) . Нельзя не заметить, как сильно это отличается от установок Гора и политики, реализованной демократом Клинтоном (одни Балканы чего стоят).

Что касается финансово-экономических рычагов реализации внешнеполитической политики США, Гор и Буш рознятся, пожалуй, еще больше. Гор - не только за сохранение существующих дотаций на “экспорт демократии” в другие страны мира, но даже за их увеличение. “Америка - мощный двигатель глобальной экономики потому, что мы добились сбалансированного бюджета (…) и готовы к тому, чтобы осуществить нашу роль в поддержке свободных рынков и экономического роста для всех наций”, - заявил он в октябре этого года. А вот позиция Буша-младшего куда менее экспансивна. “Наш ежедневный долг меняется, ценности же нашей нации не меняются никогда. Давайте же отвергнем предрассудки изоляционизма, так как мы отказываемся от имперской короны!” США должны заботиться не о благополучии других стран, а о своих налогоплательщиках - вот философия Буша. Исходя из этого принципа он выступает за сворачивание программ по финансированию развития структур гражданского общества в странах Восточной Европы и России.

Во всем, что касается России, позиция Буша весьма реалистичная и здравая. Он не питает чисто американских иллюзий, что в этой стране можно построить демократию путем финансовых инвестиций. “В отношениях с Россией мы нуждаемся в терпении”, - говорит он о бывшей “сверхдержаве”. “Основной причиной бизнеса с Россией, - подчеркивается в программе республиканцев, - должны быть соображения национальной безопасности США. Развитие демократической и стабильной России - в интересах США и всей Европы. Но борьба за демократию должна быть выиграна САМИМИ РОССИЯНАМИ. Мы должны предотвратить попытки перестроить Россию извне. Усилия действующей администрации привели к коррумпированию элит (…) подхлестыванию антиамериканизма”.

ИТОГО

Таким образом, победа Альберта Гора была бы очень удобна для белорусской оппозиции. Демократические партии и структуры гражданского общества по-прежнему чувствовали бы серьезную поддержку из-за океана. Пресса, защита прав человека, акции протеста - все это находилось бы под опекой США. С другой стороны, Гор продолжил бы реализовывать политику Клинтона в отношении официального Минска. То есть сила прессинга на Лукашенко осталась бы прежней. Неверные действия белорусского президента встречали бы реакцию в виде более или менее жестких заявлений Госдепа. Победа Джорджа Буша-младшего может означать резкое снижение расходов на развитие демократических институтов в Восточной Европе в целом и в Беларуси в частности. Госпрограммы, направленные на поддержание структур гражданского общества, будут резко сокращены. С другой стороны, Буш должен будет предложить что-то взамен. Этим противовесом может стать еще более жесткая политическая реакция на происходящее в Беларуси. То есть в международной дипломатии иных форм “прессования” власти другой страны, кроме петиций, не предусмотрено, но тональность этих петиций может еще более жесткой.

США - страна, где от персоны президента зависит меньшее, чем, скажем, в Беларуси или России. Из-за многовекового опыта американской демократии президент там просто не волен производить коренные, революционные изменения в политике страны. Все как в заявлении Буша относительно разных задач и единых ценностей. По большому счету, действия американского президента продиктованы не столько его личной волей, сколько интересами нации. А потому, даже если к власти там придет республиканец, процесс сокращения программ не произойдет в тот же день. В отличие от истории российской политики, которая представляет из себя зигзагообразные метания слева направо и справа налево, в Америке все плавно и спокойно. В идеале никто ни там, ни здесь не заметит, что Третьим Римом управляет уже другой Цезарь.
Добавить комментарий
Проверочный код