Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№44 (260) 13 ноября 2000 г. Общество

ТРАГЕДИЯ? ФАРС?

13.11.2000
Ася ТРЕТЮК

Чем больший ореол таинственности стараются придать делу об убийстве настоятеля Свято-Николаевской церкви в Бресте Михаила Сацюка, тем острее негодование и интерес общественности к этой трагедии. А вместе с ними - неуемное желание узнать правду. Какой бы горькой она ни была. Масла в огонь людских эмоций подлили, как ни странно, служители Фемиды высшей судебной инстанции.

Убитый отец Михаил был найден в лесопарке под Брестом 13 октября 1998г., на следующий день после совершения преступления. Впоследствии судебно-медицинская экспертиза обнаружила на его теле 14 колото-резаных ран. У следственной группы под руководством начальника следственного отдела по особо важным делам прокуратуры Брестской области Виктора Волоско было как минимум восемь версий убийства. На протяжении полугода все они отрабатывались, лица, имевшие алиби отсеивались. Лишь дьякон Свято-Николаевской церкви Геннадий Колесников, подозреваемый в убийстве отца Михаила, не исчезал из поля зрения следствия. Даже тогда, когда он переехал к своей семье в Гомель. Поговаривают, будто церковная верхушка, чувствуя, что убийство настоятеля храма - его рук дело, не смогла помочь Колесникову с трудоустройством в Бресте. Вынужденный вернуться к себе на родину, он нашел-таки себя в дьяконском служении в церкви Святой Иверской иконы Божией Матери. Там, в Гомеле, его и взяли.

Сказать, что задержание и арест Колесникова дались следователям Брестской областной прокуратуры нелегко, значит ничего не сказать. По прошествии полугода после убийства отца Михаила расследование было приостановлено - никак не удавалось найти убийцу. Однако оперативные мероприятия не прекращались. Поиск тех, кто что-то видел или знает о трагедии, в конце концов увенчался успехом. Ушли без малого год и два месяца, когда появилась информация, подтверждающая ранее выдвинутую следствием версию о причастности церковного старосты к убийству священника.

После задержания Колесникова доставили в Брест. Для следователей снова начались "адский труд, недоедание и бессонные ночи, от которых голова становилась квадратной". В итоге подозреваемый "раскололся".

Он рассказал, как убил настоятеля православного храма, указал место преступления и даже сообщил такие нюансы, о которых могли знать только он сам и убитый. В распоряжении следствия имелись письма, где Колесников просил у своих детей и жены прощения. Преступление он оправдывал так: "Этот сука меня довел ". Под словом "сука " автор писем имел в виду отца Михаила, который, как показал cледствию обвиняемый, якобы приставал к нему с сексуальными домогательствами. Нетрезвому дьякону, мол, ничего не оставалось, как порешить приставалу...

Какая муха укусила арестованного, неизвестно, но через некоторое время он изменил показания и стал отрицать свою причастность к убийству. Это случилось сразу после того, как к нему в СИЗО из Гомеля приехал адвокат.

Коллегия по уголовным делам Брестского областного суда под председательством судьи Ивана Борисова признала 38-летнего Колесникова виновным в умышленном убийстве, совершенном при отягчающих обстоятельствах, и определила меру наказания в виде лишения свободы сроком на 20 лет.

Стало быть, следователи прокуратуры и помогавшие им сотрудники УВД Брестского облисполкома не просто проедали деньги налогоплательщиков, а, по словам следователей, "выстрадали " это уголовное дело, которое в конечном итоге вылилось в обвинительный приговор убийце. Да и могло ли быть иначе, если имеются неопровержимые доказательства вины дьякона, которые подтвердились в суде.

Так думали в Бресте, в столице же рассудили иначе. Коллегия по уголовным делам Верховного суда под председательством судьи Федора Чубковца рассмотрела кассационную жалобу Колесникова и вынесла определение об отмене обвинительного приговора за недоказанностью вины подсудимого и направлении дела на доследование.

Прокуратура Брестской области, которая расследовала дело об убийстве отца Михаила, не согласна с вердиктом высшей судебной инстанции. Солидарность с коллегами проявила и прокуратура республики, где в настоящее время готовится протест в президиум Верховного суда об отмене определения судебной коллегии по уголовным делам.

Такие перипетии в судебной практики не редки. Почему же в таком случае направление именно этого дела на доследование восприняли как кровную обиду, если не сказать - насмешку, не только работники следственных органов, но и простые брестчане.

В самом деле, слухов вокруг этого дела масса. Интерес общественности к трагедии двухлетней давности подогревается еще и тем, что суд над Колесниковым проходил при закрытых дверях. Как проговорился один из судей, в этом деле "затрагиваются какие-то вопросы интимной жизни потерпевшего и подсудимого". Полноте, господа, о происходящем в Свято-Николаевской церкви обыватель города над Бугом знает, может, даже больше, чем служители Фемиды в столице. Это какие такие интимные отношения могут быть у настоятеля храма с церковным старостой? Вопрос, надо понимать, из разряда риторических.

В нежелании разговаривать на эту тему с корр. "БГ" представителей Белорусского экзархата, с одной стороны, и страхе членов судебной коллегии Верховного суда, рассматривающих кассационную жалобу дьякона Колесникова, озвучить свои фамилии, - с другой, просматривается если не слаженность, то некая заданность. Что весьма настораживает и наводит на размышления: а не хотят ли дело убиенного православного священника тихой сапой спустить на тормозах? И если да, кто за этим стоит и кому это выгодно?



От автора
. При публикации в прошлом номере "БГ" материала на эту тему была допущена досадная неточность. А именно: судье Федору Чубковцу всуе припомнилось дело Василия Леонова. Действительно, он к нему не причастен. На самом деле экс-министр сельского хозяйства и продовольствия был отправлен на нары с благословения судьи Верховного суда Виктора Чертовича.

Обиду уважаемого судьи Чубковца можно понять. Как, впрочем, и упреки пресс-секретаря председателя Верховного суда г-жи Авдеевой в адрес автора публикации, что "так некрасиво делать ". Согласна и даже готова посыпать голову пеплом. Лишь бы поскорее настали те времена, когда не только упоминание фамилии Леонова, но и других: Хилько, Старовойтова, Чигиря, Кудинова, Климова - будут вызвать у служителей Фемиды такую же реакцию, , какую продемонстрировали представители высшей судебной инстанции на сей раз.
Добавить комментарий
Проверочный код