Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№44 (260) 13 ноября 2000 г. Общество

СВИДАНИЕ ЗА КОЛЮЧЕЙ ПРОВОЛОКОЙ

13.11.2000
Ася ТРЕТЮК

Впервые после долгой разлуки они были вместе: заключенный Андрей Климов и его жена Татьяна. Целых трое суток. Кратковременные встречи в СИЗО "володарки", а затем колонии N1 не в счет: возможность увидеться с мужем предоставлялась Татьяне Леонович лишь как его защитнику. Да и то под занавес судебного марафона, когда в Минский городской суд готовилась кассационная жалоба приговоренного к шести годам тюрьмы парламентария и бизнесмена.

Выйдя за ворота тюрьмы, Татьяна Леонович поделилась с корр. "БГ" впечатлениями о встрече с мужем.



- Прежде всего меня поразил внешний вид Андрея. Последний раз я его видела через стеклянную перегородку во время кратковременного свидания в колонии, кажется, 26 сентября. Но даже за этот месяц с небольшим муж очень похудел. Он был бледен, утомлен, черные тени вокруг глаз - с самого начала он там страдал простудными заболеваниями. Кроме того, у Андрея сейчас начальная стадия сахарного диабета - малейшее отклонение в диете сразу дает о себе знать резким ухудшением самочувствия, состояния кожных покровов. Казарма, где живет Андрей, сырая и холодная, не отапливается, заключенные практически не раздеваются даже когда ложатся спать. В гостинице за три дня свидания Андрей отогрелся, я его подлечила от простуды бисептолом, календулой.



- Как вам убранство тюремной гостиницы?


- Место длительного свидания представляет собой гостиничный комплекс, напоминающий общежитие семейного типа: комната для жилья, душевая, общая кухня с электроплитами и холодильником. Совсем недавно там сделали ремонт, и меня приятно поразила обстановка в комнате: свежие, хотя и скромные обои, мебель, изготовленная самими заключенными. Обратила внимание на украшенный ручной резьбой оконный карниз - на мой взгляд, великолепная, тончайшая работа. Сразу видно, что затрачена масса труда и вдохновения. Самое большое неудобство - нельзя выходить на свежий воздух. Короче, обстановка в гостинице создана такая, что если очень напрячь фантазию, свидание с близким человеком в тюрьме похоже на медовый месяц молодой супружеской пары, которая не выходит из номера трое суток (смеется) .

- А каковы условия содержания Андрея на зоне?

- Он находится в отряде N13, где 140 заключенных содержат в одном небольшом помещении - казарме. Кровати там стоят в три яруса. Третий ярус, или так называемая третья "пальма", считается самым непрестижным местом, туда кладут новичков и провинившихся. Андрей спит на первом ярусе. Почему для него сделано исключение, не спрашивала. Там большая скученность, теснота, нормальное питание, по-моему, напрочь отсутствует: на завтрак и ужин - перловая каша, ею же кормят и в обед вместе со щами сомнительного качества из квашеной или свежей капусты. Маслом растительным или сливочным заключенных не балуют, как, впрочем, и сахаром к чаю. При таком рационе невозможно выжить вообще. И Андрей рассказывал, что состояние многих ужасающее. Если б кто-нибудь увидел их в бане, пришел бы в ужас.

- Как зона встретила депутата Климова?

- Там есть такой ритуал, когда новичка спрашивают, кто ты и за что сидишь. И новичок должен правдиво ответить на все вопросы сокамерников. Не дай Бог, если скроет, что он бывший милиционер или какие-то неблаговидные детали в своей прошлой жизни - за этим следует расплата. Когда Андрей пришел в отряд, там уже знали, кто он, и ни о чем не расспрашивали. Климов - фигура там почему-то известная.

- И это каким-то образом сказывается на отношении к нему "братвы", администрации? Ведь не каждый день депутаты Верховного Совета, да еще бросившие вызов самому президенту, заглядывают в тюремный двор.

- Для начальства Климов обычный зек, о чем ему было объявлено изначально - во время беседы при поступлении в колонию. Сами заключенные к нему относятся, по его словам, нормально, они удивлены, как такой человек попал в тюрьму.



- Муж еще не столкнулся с тюремным беспределом?


- Там в принципе беспредела нет, если не поступит команда администрации тюрьмы. Если соблюдать определенные правила, табу и вести себя достойно в соответствии с моральными устоями контингента, например, не красть, то проведешь срок на зоне без проблем. Выяснения отношений среди заключенных имеют место, но они не сопровождаются драками, поскольку за это администрация очень строго наказывает. Вплоть до того, что могут завести уголовное дело в отношении возмутителя спокойствия и продлить срок тюремного заключения. Эта колония в Минске отличается от других тем, что там царят очень строгие порядки. Тюремная администрация, по мнению Андрея, полностью контролирует ситуацию. В этом слабость зека и его же защита. Основное правило - не портить отношения с администрацией, и требуется большое искусство, чтобы удержаться на этой грани.

В то же время Андрей отмечает, что человек там не просто винтик от механизма, а щепка, потому как находится в полной зависимости от администрации. Например, бытует такой метод воспитания зеков, как приказ выполнить заведомо невыполнимый наряд. Сильный духом зек откажется его выполнять, хотя знает, что за этим последуют 15 суток ШИЗО. В противном случае он будет скатываться вниз по зековской социальной лестнице. Там очень строгая иерархия, кастовое общество. Со своей колокольни могу объяснить это тем, что мужчины так любят власть, что даже будучи на зоне, с настойчивостью и упорством строят общество рабов, полурабов и зеков-начальников. Таким образом они тешат свое уязвленное самолюбие.



- Вопрос занятости Климова отрегулирован, ведь на зоне это немаловажный фактор?


- Во всяком случае работа на производстве ему не светит: существует установка, что асоциальным элементам вход на производство воспрещен - во избежание в колонии производственных аварий, скажем так, терактов. Климов, наверное, подпал под эту категорию. Он может себя проявить в общественной работе в совете отряда или в школе реабилитации для осужденных. А пока он занимается тем, что пишет письма, общается с людьми, присматривается к тамошней жизни, дышит воздухом. В СИЗО "Володарки" его выыводили на прогулку в каменный мешок на час, не более. А сейчас он выходит подышать свежим воздухом в любой момент, если в это время нет проверки, наряда или какого-то обязательного мероприятия.



- На блатном жаргоне муж научился говорить?


- В разговоре проскальзывали некоторые слова, например, кешер - сумка с продуктами, заточка - как я поняла, это лицо.



- Чувство юмора по-прежнему бьет из него ключом?


- Без этого там трудно выжить. Вспоминая во время свидания нашу жизнь до ареста, я спросила у мужа, с кем он дружил в Верховном Совете. На что он иронично ответил: "Ты будешь долго смеяться, но как ни странно, это был Глуховский ". У них когда-то действительно были неплохие отношения. А сегодня все следователи, которые вели дело Климова, собрались под крыло начальника Следственного комитета при МВД Глуховского, получив при этом новые должности и звания. Тот же следователь Кужель, в кабинете которого я увидела изъятые при обыске телевизор и видеомагнитофон с видеокассетами. Их, кстати, вместе с ключами от квартиры мне не отдали по сей день. Восемь месяцев спустя уже следователя Алешкина осенило провести повторный обыск в моей квартире. Причем сделано это было путем взлома дверей - для этих целей вызвали столяра из ЖЭСа - так, наверное, по закону положено. Единственной добычей следствия при обыске стал отчет возглавляемой Виктором Гончаром специальной комиссии Верховного Совета о нарушениях президентом Конституции.

- Татьяна, как Андрей переносит разлуку с семьей, детьми, и наоборот?

- Все это сейчас не так болезненно воспринимается, как поначалу - мы привыкли к этой кошмарной ситуации. Когда после проведенных вместе трех дней наступила пора расставания, мы как никогда остро почувствовали всю горечь разлуки.

А дети? Конечно, они скучают по Андрею. Сын Стас и старшая дочь Ксения переписываются с отцом, между ними дружеские отношения. А недавно самая маленькая - пятилетняя Леночка сказала буквально следующее: "Я так люблю папу, что готова даже пойти на край света, чтоб только он был на воле ".



- Татьяна, вы уверены, что муж полностью отсидит свой шестилетний срок? Вдруг со стороны властей Климову поступит какое-нибудь заманчивое предложение?


- Перспектив никаких. Безжалостная система, жестокая, разрушительная. Говорить так я имею право - мне пришлось с этой системой столкнуться. Идти против нее - все равно что безоружному человеку драться с вооруженным до зубов противником в кольчуге и шлеме железном. Такая возникает аналогия. Мы с Андреем этот вопрос даже не обсуждали. Мне кажется, любому ясно, какая с его стороны последует реакция.
Добавить комментарий
Проверочный код