Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№40 (256) 16 октября 2000 г. События. Оценки

МИССИЯ НЕВЫПОЛНИМА-II

16.10.2000
Виктор МАРТИНОВИЧ

В главной роли - растерянная оппозиция



14 октября, за день до выборов в парламент, в Минске должно было пройти многотысячное шествие в знак протеста против нечестных выборов. Демократические лидеры были твердо намерены покорить проспект Скорины, а потому многие справедливо опасались стычек с милицией и арестов. Не произошло ни того, ни другого: шествие вместо обещанных двадцати тысяч собрало от силы пять, а милиции по ходу шествия не было даже во дворах. Власть показала, какой ласковой может быть, когда за ее действиями пристально следят иностранные дипломаты и международные наблюдатели. Что отнюдь не означает, что по их отъезду она не станет свирепой, как прежде.



На 14 октября люди, недовольные "честностью" и "прозрачностью" грядущих парламентских выборов, возлагали огромные надежды. Представители оппозиционных партий не скрывали, что не намерены больше идти на "площадку для выгула собак". Акция была призвана продемонстрировать международной общественности реальное лицо белорусской власти и вбить последний гвоздь в гроб возможного признания парламентских выборов. Так, во всяком случае, предполагалось сделать. Уверенность в том, что 14 октября в Минске впервые за два года пройдет полноценная акция гражданского неповиновения, укрепилась в минувший понедельник, 9 октября, когда заявка организаторов на проведение шествия до площади Независимости не была удовлетворена. Вместо центральной площади страны митингантам по традиции предложили прогуляться до площади Бангалор. Если бы сложившееся в тот день положение сохранилось, возможно, 14 октября у демократических сил и получилось бы донести до граждан, что же они все-таки думают по поводу предстоящих выборов.

Но власть вовремя поняла свою ошибку. 13 октября организаторов вкупе с представителями КНГ ОБСЕ пригласили в Мингорисполком и в присутствии Александра Сазонова устроили нечто вроде второго раунда диалога общественно-политических сил. Суть сводилась к тому, что власть требовала уступок от оппозиции и готова была идти на уступки сама. Уступки городских властей заключались в том, что они разрешали участникам акции разок прогуляться по короткому участку проспекта Скорины. Уступки оппозиции - в отказе от идеи пойти на площадь Независимости. В конечном итоге компромисс был достигнут: представителям партий разрешили пройти от Академии наук до площадки перед Оперным театром. Почему на это пошла власть, понятно. Но вот почему на это пошла оппозиция - понять довольно сложно.

В конечном итоге произошло следующее. Около 2,5-3 тыс. человек собрались перед Академией наук в три часа дня. Ситуация была настолько не в пользу организаторов, что им пришлось задержать начало акции на 45 минут, чтобы расширить количество участников за счет случайно присоединившихся людей. Все эти 45 минут людям, которые пришли протестовать и активно выражать свою жизненную позицию, объясняли о состоявшихся 13 октября переговорах, о компромиссе, на который пошли партийные лидеры. Радикально настроенное студенчество начинало заметно нервничать от этой вынужденной паузы. Лидер БНФ Винцук Вячорка три раза повторил, что власти нарушили свою часть договора и не дали письменного разрешения на проведение шествия по проспекту. Но, как трижды подчеркнул он, оппозиция не будет нарушать своей части договоренности и пойдет на площадку перед Оперным театром. Было проведено импровизированное голосование: собравшимся предложили ответить на два вопроса - идти на площадь Бангалор (всеобщее осуждение) или к театру через проспект (всеобщая поддержка). Вопроса о движении к площади Независимости организаторы не задавали. А зря. Наверняка поддержка была бы мощнее.

Как не раз подчеркивал Вячорка в момент "стояния" митингантов перед Академией наук, по ходу шествия колонны власть не выставила ни одного милиционера (вернее, ни одного человека в форме сотрудника милиции). Такого белорусская столица не видела даже в свободные от массовых мероприятий демократических сил дни. На проспекте не было даже обычных постовых гаишников. Часть собравшихся трактовала это как "зеленый свет", чтобы идти к намеченной цели - вожделенной площади. Однако организаторы почему-то трактовали это по-другому. "Это провокация!" - заявил Вячорка. По его версии, власть подталкивала граждан, собравшихся на шествие, к нарушению договоренностей, достигнутых при посредничестве международных структур. Вячорка призвал демонстрантов соблюдать договоренности и не поддаваться на провокации.

Примерно в 15.30 на площадке перед Академией наук появился лично Ханс-Георг Вик. Во время движения колонны по проспекту посол следовал рядом с демонстрантами, наблюдая за акцией.

Когда в 15.45 шествие стартовало, колонна насчитывала около 4-5 тыс. человек. В ходе движения по проспекту эта численность сохранялась и существенно уменьшилась лишь после поворота демонстрантов на улицу Варвашени (все случайные прохожие заспешили по своим делам). Шествие 14 октября непременно войдет в историю белорусской "уличной войны" как самое спокойное и "бессобытийное". За все время, пока люди следовали к Оперному театру, не произошло ни единой, даже мелкой, стычки с органами правопорядка. Напряжение возникло лишь однажды, когда голова колонны, оказавшись на пересечении улицы Козлова с проспектом Скорины, замерла на месте, словно решая: соблюдать договоренности или послать их к черту. Тотчас же со стороны военного кладбища показался микроавтобус с людьми в униформе, который с сиренами и мигалками промчался мимо колеблющихся демонстрантов.

Естественно, отсутствие милиции на улицах было ничем иным, как грамотной инсценировкой. Сотрудники органов правопорядка и безопасности за шествием внимательно следили изнутри. Практически все участники шествия обратили внимание на двигавшихся по бокам колонны коротко стриженных людей в кожаных куртках с рациями и мобильными телефонами. Однако ни один из них никак не проявил себя, их функция сводилась только к наблюдению.

С улицы Варвашени шествие свернуло на Богдановича. К этому моменту в колонне осталось не более 3 тыс. человек. Без приключений добравшись до Оперного, митингующие расположились на площадке и приготовились слушать речи лидеров оппозиции. Пожалуй, впервые у театра было так мало протестующих: их количества не хватило даже на то, чтобы полностью занять площадку у входа. Причем значительная часть собравшихся состояла из белорусских и иностранных журналистов, представителей международных структур, прибывших наблюдать за парламентскими выборами.

Первым слово взял Винцук Вячорка, поблагодаривший собравшихся за проявленное мужество и за то, что договоренности с властью не были нарушены. Потом выступил белорусский бард Бартосик. Из-за отсутствия звукоусилительной аппаратуры гитары не было слышно. Народ начал расходиться.

Шествие и митинг 14 октября оставили после себя единственный вопрос: почему при огромном количестве несогласных с политикой Лукашенко в нашей столице последние массовые мероприятия оппозиции проваливаются (причем последнее провалилось перед лицом многочисленных международных наблюдателей)? Радикально настроенная часть собравшихся на этот вопрос отвечала следующим образом: уличные акции протеста - это не диалог общественно-политических сил, а мероприятия гражданского неповиновения. Во всяком случае, они призваны играть такую роль. Народ обычно идет на улицы тогда, когда ситуация в стране его настолько достала, что само слово "переговоры" звучит для него кощунственно.

Ясно, что логотип "Марш свободы" был закопан на площади Бангалор. Ясно, что уличные шествия не могут походить на первомайские демонстрации. И если организаторы "уличной войны" требуют принципиальности от своих коллег, решившихся идти на компромисс в виде парламентских выборов, то не стоит ли и им самим быть немного принципиальнее?
Добавить комментарий
Проверочный код